16 апреля, среда

16 апреля, среда

Событий по-прежнему никаких. Только Андрея с утра опять увезли.

(Что-то плотно за него взялись.) В общем, пока есть время, решил возобновить наши занятия. А то мы их как-то совсем забросили.

Пришлю пачку бархата — пришлю пачку хороших сигарет. Пятку — закурить.

Баян, машинка — шприц (баян, т. к. лента одноразовых шприцов действительно напоминает гармошку).

Штакет — папироса.

Лавэ, лавандос — деньги (нет лавэ — жизнь немэ!)

Курсануть — рассказать, сообщить.

Нифиля, вторяки — старая заварка (сами чаинки).

Закинуться сушняком — съесть сухого чая (чифирщики часто едят наскоро).

Сухариться — скрывать имя и пр.

Засухариться, загаситься — спрятаться («чего ты засухарился?» — чего не пишешь?)

Подсесть на колпак — погрузиться в раздумья.

Попасть в блудняк — запутаться (я в блудняк не попаду, не гони!)

Конить — бояться (не кони — не бойся).

Мойка — лезвие.

Заточка — нож.

Стос, пулемет, стиры — карты, колода карт.

Потрещать — поговорить.

Ломаться — танцевать.

Косить, косматить — притворяться.

Пробить — узнать.

Пробить поляну — узнать обстановку.

Мартышка — зеркало.

Телевизор — железный, висящий на стене шкаф в камере (для продуктов).

Забиться — назначить встречу.

Рамсить — спорить.

Рамсы попутал — растерялся, оказался не прав в споре.

Повелся — поверил неправде, обману.

Включить заднюю — пойти на попятный.

Мостыриться — сделать себе болезнь.

По поводу последнего термина у нас с Костей произошел следующий диалог:

— Что значит «сделать болезнь»? Симулировать болезнь?

— Да нет, настоящую болезнь себе сделать. Туберкулез, например.

Или желтуху.

— Господи, зачем?

— Да бывают ситуации… Под пиздорез попадешь, и надо любой ценой на больничку уехать.

— Ну и?..

— Делаешь себе болезнь. Скажем, туберкулез. Сахар растираешь в пудру и вдыхаешь ее ртом несколько раз. Все! — дыра в легком. Или желтуха. Привязываешь к зубу капроновой нитью кусочек сала и проглатываешь, чтобы сало в желудке висело. Через неделю весь желтый становишься. Правда печени — пиздец. Или вот, надкусываешь изнутри щеку, а потом зажимаешь нос и изо всех сил надуваешь щеки.

Получается огромная опухоль щеки. Воздух там через прокушенное место попадает, и вся щека раздувается. Рентген ничего не показывает, а опухоль, между тем, налицо. Это, если к примеру, сегодня обход, ты уже вылечился, и тебя с больнички выписать должны. А тебе остаться обязательно надо. Вот опухоль себе такую делаешь и до следующего обхода оставят гарантированно. А следующий обход — только через неделю. Кожу можно также себе на горле у кадыка оттянуть и надрезать. Кожа на шее расползается, и кадык наружу вываливается.

Картина такая, что мусора в обморок падают. А на самом деле — ничего. На больничке потом зашьют — и все. Неприятно, конечно, но бывают ситуации. Бьют тебя, скажем, мусора несколько дней. Так, что насмерть забить могут. Вот и вскрываешься. Табак тоже варят. Крошишь в воду табак из сигарет и кипятишь несколько раз. Потом набираешь шприцом через ватку два кубика и вкалываешь в вену. Через пять минут — температура сорок два градуса. Это я на себе испытывал. Малява нам приходит: надо, мол, на больничку с общака кое-что загнать. Надежный пацан нужен. А я с люберецкими тогда сидел, они уже все в возрасте, опытные. Как прочитали, сразу все: «Та-а-ак!» Ну, а я молодой пиздюк был… девятнадцать лет. Сам в бой рвусь: «Да что надо? Я готов!» — «Во! Давай!» — «А что делать надо?» — «Сейчас мы тебе сделаем». Все быстренько покрошили, вскипятили, ка-ак мне въебашили! Через 10 минут я уже в полном охуении на носилках валялся. Вместе с грузом из общака.

— Ну и как?

— Неделю потом на больничке помаялся. Первую ночь вообще в каком-то бреду провел. Хорошо еще, хоть молодой был, здоровья немеряно было. А то бы неизвестно еще, чем все кончилось.

Ночью постоянно просыпался от каких-то непонятных воплей. Наконец не выдержал и встал. Костя с Витей сидят за столом какие-то злые и взъерошенные и пьют чай. Вася, как обычно, носится по камере. Цыган спит.

— Что тут у вас происходит?

— Какой-то гондон крикнул на продоле, что у нас мусорская хата.

Вот теперь осаживаем всю ночь, высказываем все, что мы о нем думаем.

— Может, это потому, что я здесь? — робко замечает Вася.

— Да нет! Причем здесь ты? Просто здесь действительно раньше была мусорская хата, мусоров держали. Теперь они в 260-ой сидят.

— Да мало ли, чего он там крикнул! Нам-то какая разница?

— Серег, тюрьма — это большая деревня. Кто-то услышал «мусорская», не понял — и пошло, как снежный ком. Если бы он в личной беседе сказал, с глазу на глаз — я бы с ним и разговаривать не стал. А он на весь продол крикнул, все слышали — надо обязательно осаживать.

— Чего орать, когда решетки и стены сдерживают, — со злобой вступает Костя. — Попробовал бы с глазу на глаз, наедине.

— Ну, и как? Объяснили?

— Он потом понял, что неправ. Нет, говорит, у вас не мусорская хата, а черная! Вода, говорит, дурная! (Спирт плохой. Когда кричал, дескать, пьяный был.)

— Так, значит, все? Закончили? Можно дальше спать?

— Конечно-конечно, Серег. Спи.

Я тебе засажу-у…

Всю аллею цветами.

У меня не стои-ит…

Твоя роза в стакане.

Под это негромкое Витино мурлыканье я и уснул

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

СРЕДА, 12 АПРЕЛЯ

Из книги Дорога в космос автора Гагарин Юрий Алексеевич

СРЕДА, 12 АПРЕЛЯ …Приближалось время старта. Вот-вот нас должны были отправить на космодром Байконур, расположенный восточнее Аральского моря в широкой, как океан, казахской степи. И всё же я томился нетерпением, редко, когда ожидание было так тягостно. Я знал, что корабль,


2 апреля, среда

Из книги Тюремные дневники автора Мавроди Сергей Пантелеевич

2 апреля, среда Вот интересно, у меня здесь хоть один день пройдет спокойно?Чтобы можно было просто полежать, почитать, поиграть в шахматы? Да просто отдохнуть! Или этот цирк шапито так и будет вечно продолжаться? Блядь! Это не тюрьма, а какой-то сумасшедший дом!Короче, так.


16 апреля, среда

Из книги Тюремные дневники, или Письма к жене автора Мавроди Сергей Пантелеевич

16 апреля, среда Событий по-прежнему никаких. Только Андрея с утра опять увезли.(Что-то плотно за него взялись.) В общем, пока есть время, решил возобновить наши занятия. А то мы их как-то совсем забросили.Пришлю пачку бархата - пришлю пачку хороших сигарет. пятку -


23 апреля, среда

Из книги Повесть из собственной жизни: [дневник]: в 2-х томах, том 1 автора Кнорринг Ирина Николаевна

23 апреля, среда Очередной кошмарный день. Для начала проверка, блядь, опять задержалась на час. Соответственно, целый час все сидели за столом, пили чай, курили и ждали. Я же лежал на шконке и проклинал все на свете.В двенадцать часов был какой-то совсем уж грандиозный шмон.


2 апреля, среда

Из книги автора

2 апреля, среда Вот интересно, у меня здесь хоть один день пройдет спокойно?Чтобы можно было просто полежать, почитать, поиграть в шахматы? Да просто отдохнуть! Или этот цирк шапито так и будет вечно продолжаться? Блядь! Это не тюрьма, а какой-то сумасшедший дом!Короче, так.


9 апреля, среда

Из книги автора

9 апреля, среда Сегодня заказали Муравья. Совершенно неожиданно. Завтра на шесть утра. «С вещами!» Значит, на Пресню, на пересылку. Бедный Муравей!Еще на прошлой неделе наш кум заверял его, что до вступления приговора в законную силу (т. е. до рассмотрения его касатки) никуда


16 апреля, среда

Из книги автора

16 апреля, среда Событий по-прежнему никаких. Только Андрея с утра опять увезли.(Что-то плотно за него взялись.) В общем, пока есть время, решил возобновить наши занятия. А то мы их как-то совсем забросили.Пришлю пачку бархата — пришлю пачку хороших сигарет. Пятку —


15 (по нов. ст. 28. — И.Н.) апреля 1920. Среда

Из книги автора

15 (по нов. ст. 28. — И.Н.) апреля 1920. Среда Сегодня ночью, во время бессонницы, когда в голову лезут самые неприятные мысли, я вспомнила всю свою жизнь с момента отъезда из Харькова. Она мне показалась сном, только сном, как будто там фигурировала вовсе не я, а кто-то другой.


22 апреля (по нов. ст. 5 мая. — И.Н.) 1920. Среда

Из книги автора

22 апреля (по нов. ст. 5 мая. — И.Н.) 1920. Среда Вчера мы были в театре. Шла пьеса Джером-Джерома «Мисс Гобс». Весело было. А на душе все-таки не весело. Тоска, тоска без всяких развлечений. Что-то повеяло хандрой, которая всегда почему-то бывает у меня в марте или в апреле. Что же


6 апреля 1921. Среда

Из книги автора

6 апреля 1921. Среда На стене у нас висит карта великого переселения народов. Вот мы смотрим, куда бы нам переселиться в случае чего, а такой случай на носу. Врангель арестован. Впрочем, как ни думай, а пути только два: либо в Бразилию, либо в Совдепию. Причем Бразилия принимает


26 апреля 1922. Среда

Из книги автора

26 апреля 1922. Среда Сегодня не было ничего интересного. Однако и жалеть об этом дне не придется. Много времени было хорошо использовано: с утра занималась одна алгеброй, потом был урок французского. После обеда кроила шапки,[207] немножко постирала, потом даже вымыла голову и


25 апреля 1923. Среда

Из книги автора

25 апреля 1923. Среда Сегодняшний день ничем не замечателен. Он был посвящен «домашнему делу», т. е. стирке, уборке, головомойке и починке. Сегодня была хорошая погода, днем мы с Мамочкой ходили немного гулять. К вечеру захолодало. Не знаю, когда же наконец установится


9 апреля 1924. Среда

Из книги автора

9 апреля 1924. Среда Видела Лисневского, он сегодня был в Сфаяте с Зальцгебером, приходил к Мамочке по швейному делу. Когда я днем увидела его, сердце забилось так сильно-сильно, долго не могла совладать с собой, отчего-то стало неприятно и неловко. А когда после урока