24 июня, вторник

24 июня, вторник

Опять, блядь, вокруг меня какая-то непонятная суета начинается.

Два события, и оба не очень-то приятные. А точнее, очень, я бы даже сказал, пренеприятные. Во-первых, Толина мама на свидании рассказала ему, что сегодня внизу, на проходной видела, как какой-то мужчина, весьма пожилого и преклонного возраста, настойчиво пытался выяснить, здесь ли сидит Мавроди? («Мы не даем таких справок!» — «Нет, ну все-таки?») Ну вот, кто это, спрашивается, может быть? Ясно ведь, что, скорее всего, какой-нибудь акционер, вкладчик. А кто же еще? И это не есть хорошо. Это плохо. Это, блядь, очень даже плохо! Ведь если они, акционеры, сюда ходить повадятся, митинги свои около тюрьмы устраивать начнут — кончиться все это для меня может весьма и весьма печально. Хуево, прямо скажем, может кончиться! Вот переведут еще куда-нибудь отсюда. Укатают, блядь, на хуй в какую-нибудь богом забытую Капотню, как в свое время Соловьеву. От греха и от акционеров подальше. А что? Запросто! (А хуй ли, спрашивается, мне в этой Капотне делать? Чего я там не видел!) Пиздец, короче.

Внеочередной. Господи, спаси и сохрани! А во-вторых, передача на первом канале сегодня про меня была. Ну, вообще-то, не совсем про меня. Точнее, не только про меня. А про всю, так сказать, проблему в целом. Про всех, блядь, современных вредителей и врагов народа.

Словом, про строителей финансовых пирамид. Такова была тема этой замечательной передачи. Сама же передача — это сорокинский «Основной инстинкт». Вот удивительное дело! Пока эта дамочка вела «Вести», она мне даже нравилась. Ну, честное слово! Умная такая, сдержанная, интеллигентная, милая и симпатичная женщина. Довольно обаятельная.

Но стоило ей только попытаться заняться чем-то самостоятельным, «серьезным», стоило начать о чем-то там «рассуждать» и что-то там «анализировать»… Боже мой! И в какой только поистине злосчастный миг пришло в ее хорошенькую головку эта кошмарная мысль создать свою собственную «умную» передачу?! Кто только ей это насоветовал? Какой злой и коварный бес-искуситель ночью на ушко нашептал? Не слушайте его, о, моя Светлана! Не верьте врагу рода человеческого! Он же вас обманывает! Красавицы не должны вести умные передачи. Они вообще не должны слишком много думать. От этого портится цвет лица. Если и они начнут думать, то что же останется делать Аристотелю, Платону и Канту? Красавицы должны быть все время холодными, загадочными и молчаливыми (как царевна-лягушка). Разговаривать на умные темы, рассуждать и дискутировать им противопоказано. Лучше, конечно, вообще молчать (подобно спящей красавице). Ну, в самом крайнем случае — бесстрастно зачитывать заранее подготовленный кем-то текст в качестве диктора «Вестей». Но говорить что-то от себя — боже упаси! Дорогая моя Светлана Ивановна! Светочка! Опомнитесь!

Остановитесь! Не делайте этого!! Умоляю вас! В качестве диктора «Вестей» Вы были настолько прекрасны, что улучшить этот ваш замечательный волшебный образ уже решительно ничто в этом мире не сможет. А вот ухудшить… Вы и так сейчас царевна! Зачем же вам опять в лягушку-то превращаться? Стойте!! Да стойте же! Молчите!! Не на-адо!! Не-е-ет!!!.. Все, поздно. «Ворона каркнула во все воронье горло». Сыр выпал. Чары рассеялись. Часы пробили полночь, карета превратилась в тыкву, кучер — в крысу, а блистательная теледива — в обычную полноватую, средних лет бабу. Не слишком умную, но зато слишком даже болтливую. С интеллектом, кругозором, образованием и безапелляционностью средней руки домохозяйки, рассуждающей на кухне о мировых проблемах. Бог ты мой! И какой только Иванушка-дурачок эту спящую царевну поцеловал? Кто, блядь, ее разбудил?! Господа, никогда не целуйте спящих красавиц! Не будите их! А если уж все-таки ненароком разбудите, если не удержитесь и поцелуете, то, по крайней мере, сами потом слушайте все те бесконечные потоки бесконечной болтовни, которые неизбежно обрушит на вас любая женщина, проснувшаяся после столетнего молчания. И уж ни в коем случае не пускайте ее на телеэкран. Даже близко к нему не подпускайте! Мы-то здесь причем? Сами разбудили — вот сами и расхлебывайте! Н-да… Ну, так вот. Тема передачи, повторяю: «Вредители… Тьфу, черт! Строители финансовых пирамид». Тема, конечно, совершенно удивительная. Ладно, ну самой-то Сорокиной это, положим, и простительно — она особа в общем-то бесхитростная и простодушная, что с нее возьмешь? Ей, конечно же, тема передачи абсолютно безразлична — какая, собственно, разница, о чем сегодня щебетать — о радиоактивных отходах или о финансовых пирамидах; она ни перед чем никогда не спасует, и ничто ее врасплох не застанет. Ей, как истинной женщине, легкомысленной и ветреной дочери Евы, все эти высокие материи глубоко безразличны. Ей главное — на телеэкране покрасоваться, с почтеннейшей публикой поперемигиваться и пококетничать, да глазки ей с экрана построить.

Это и есть ее основной инстинкт, основное блюдо ее передачи. А тема — это только гарнир, соус, под которым это блюдо сегодня к столу подается. Тема — это всего лишь деталь туалета, дополнительный аксессуар, нечто вроде сумочки, не более, чем выгодный фон для ее нового платья и вот этих самых премиленьких туфелек (правда, прелесть?). Итак, с самой Сорокиной, еще раз повторяю, взятки гладки. Бог уж с ней! Но остальные-то?! Остальные? Как можно целый час говорить ни о чем? Если вы говорите о финансовых пирамидах, то хоть определитесь сначала, что же это такое? Неплохо бы все-таки внести, наконец, ясность. А то ведь люди до сих пор бог весть что про них думают. Кто во что горазд. Так что же такое «финансовая пирамида»? Самое удивительное, что точного ответа на этот вопрос никто не знает. Все кругом говорят: «Финансовая пирамида!.. финансовая пирамида!..», даже целые передачи, дискуссии и обсуждения на эту тему устраивают, часами воду в ступе толкут и из пустого в порожнее переливают, но никто так толком и не знает, что же это, собственно, такое? Это, когда «деньги предыдущим выплачиваются за счет последующих»? Но под это определение сразу же автоматически подпадает, скажем, любая азартная игра. Там ведь тоже выигрыши победителям выплачиваются исключительно за счет проигравших. Так почему же азартные игры существуют совершенно легально, и пирамидами их никто не называет? Да что там азартная игра? Возьмем любой банк или даже вообще любую финансовую структуру и присмотримся к ним повнимательней. За счет чего, к примеру, тот же банк выплачивает проценты по вкладам? Сам-то он, естественно, утверждает, что за счет осуществляемой им собственной деятельности; что он, дескать, прокручивает ваши деньги и зарабатывает на этом. Но так ли это?

Предположим, что вы с приятелем пришли сегодня в банк и вложили туда деньги. А назавтра вы вдруг неожиданно решили свои деньги забрать.

Совершенно очевидно, что ничего «заработать» на них банк еще не успел, но, тем не менее, проценты по вашему вкладу вам будут сполна выплачены. Из чего? Из каких средств? Правильно. Из средств вашего приятеля. Других источников денег у банка просто нет в принципе! И если вы со своим приятелем за деньгами явитесь вместе — банк просто-напросто разорится. На практике это не происходит только потому, что, во-первых, клиентов много, а во-вторых, одновременно за деньгами они обычно все-таки не являются. Но сути дела это не меняет. Фактически любой банк — это финансовая пирамида, более или менее хорошо организованная. В подтверждение своих слов сошлюсь на такой любопытный факт. Не так давно в одной из наших газет (в «Комсомолке», кажется) был описан следующий, весьма интересный случай. Некий англичанин случайно обнаружил у себя финансовые документы, свидетельствующие о том, что его пра-пра-прадедушка лет двести или даже триста тому назад вложил в Национальный Английский Банк (ну, или как он там у них правильно называется?), несколько фунтов. И сейчас, с учетом всех, набежавших за это время простых и сложных процентов, сумма эта выросла до совершенно какой-то астрономической цифры, выплатить которую банк просто не в состоянии.

Да, собственно, и выплачивать никто ничего не собирается, и вся эта ситуация преподносится просто как забавный казус. А собственно говоря, почему? Если банк все это время работал, крутил эти деньги, получал на них, как он утверждает, прибыль, то где она? Куда она делась? Почему банк не в состоянии сейчас расплатиться? Значит, он все это время лукавил? И ничего он, по сути дела, серьезного не зарабатывал? А просто собирал себе потихоньку да полегоньку денежки под небольшой процентик и выплачивал потом этот процентик по предыдущим вкладам почти исключительно за счет вкладов последующих.

Банк солидный, государственный, а значит «надежный» — а потому и процентик имел возможность назначить совсем маленький («зато надежно!»). Экономика в Англии все это время была стабильная, потрясений и паник никаких не было — чего не жить? Вот он и жил себе да жил. И так и дожил до наших дней, пока не случился с ним этот досадный казус. И тайное фактически стало явным. Что никакой это не «банк». Что нет вообще никаких «банков». «Хороших», здоровых финансовых структур, честно зарабатывающих деньги и выплачивающих исключительно из этих, честно заработанных денег, проценты по вкладам. В отличие от «плохих» финансовых структур — «финансовых пирамид» — выплачивающих заведомо завышенные проценты, которые реально они не зарабатывают. Что нет вообще никаких «хороших» и «плохих» финансовых структур. Что все это грандиозная ложь. Есть одни только финансовые пирамиды, плохо или хорошо организованные.

Вот, собственно, и вся разница. К плохо организованным государство автоматически относит любые нестандартные финансовые структуры (например, МММ). Не потому, что они действительно «плохие» (это-то как раз никому заранее не известно), а просто потому, что в отличие, скажем, от тех же банков — тоже финансовых пирамид, но с многовековой историей, а потому тщательно уже изученных и полностью предсказуемых — эти новообразования — совершеннейшая terra incognita (земля неизвестная). Они абсолютно не изучены, их поведение, время жизни и вообще влияние на социум совершенно непредсказуемы. Это какие-то новые, неизвестные еще мутации старых, добрых, давно известных и хорошо знакомых вирусов финансовых пирамид: банков, сберегательных касс, инвестиционных фондов и пр. Возможно, для организма, для всего общества в целом, они не только не вредны, но наоборот, очень даже полезны. (Как это было в случае с МММ.)

Возможно. Но лучше все же не рисковать. Государство и не рискует.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

17 июня, вторник

Из книги Тюремные дневники автора Мавроди Сергей Пантелеевич


24 июня, вторник

Из книги Тюремные дневники, или Письма к жене автора Мавроди Сергей Пантелеевич


17 июня, вторник

Из книги Дневник, 2004 год автора Есин Сергей Николаевич

17 июня, вторник Утром на прогулке Коля рассказал, что до меня с ними сидел, оказывается, зам. министра Чечни. Пятьдесят три года. Зовут Шарип.Как ни странно, тоже за фальшивые деньги. — Психология у него, как у семилетнего ребенка. К жизни совершенно не приспособлен.


24 июня, вторник

Из книги Повесть из собственной жизни: [дневник]: в 2-х томах, том 1 автора Кнорринг Ирина Николаевна

24 июня, вторник Опять, блядь, вокруг меня какая-то непонятная суета начинается.Два события, и оба не очень-то приятные. А точнее, очень, я бы даже сказал, пренеприятные. Во-первых, Толина мама на свидании рассказала ему, что сегодня внизу, на проходной видела, как какой-то


1 июня, вторник

Из книги Дневник Жеребцовой Полины (часть вторая, Чечня, 1999-2002гг.) автора Жеребцова Полина

1 июня, вторник Вот и началось лето. А утро — с докладной записки Буштакова: пятикурсница Мамаенко, та самая, с которой был конфликт еще зимой, опять напилась и «гуляла» вместе с четверокурсником Сергеем Комиссаровым. Мамаенко очень хвалит Г.Седых, но, как мне видится,


24 июня 1919. Вторник

Из книги автора

24 июня 1919. Вторник Сижу на балконе и слушаю выстрелы. Добровольцы в Мерефе.[64] (Слышны мелкие выстрелы). Большевикам (залп) все пути отрезаны. За последнее время Саенко (залп) особенно (залп) жесток. Он расстрелял 197 (залп) человек. Их расстреливали (залп) у стены нашего дома


19 мая (по нов. ст. 1 июня. — И.Н.) 1920. Вторник

Из книги автора

19 мая (по нов. ст. 1 июня. — И.Н.) 1920. Вторник «…Не оружием победить большевизм, он сам пройдет, это болезнь. Но не к смерти приведет он Россию, а к цветущей славе. Большевизм поработит весь мир. Россия будет передовой страной, Великой, главной и Могучей, куда лучше, чем прежде.


26 мая (по нов. ст. 8 июня. — И.Н.) 1920. Вторник

Из книги автора

26 мая (по нов. ст. 8 июня. — И.Н.) 1920. Вторник Мамочка говорит, что жизнь прекрасна. Я с этим не могу согласиться. О себе я не стану говорить: моя жизнь если не прекрасна, то, во всяком случае, интересна, если смотреть с философской точки зрения. Возьму в пример одну женщину во


16 (по нов. ст. 29. — И.Н.) июня 1920. Вторник

Из книги автора

16 (по нов. ст. 29. — И.Н.) июня 1920. Вторник За последнее время я каждой день во сне вижу Харьков. То свою комнату, то какой-нибудь предмет из нее, то квартиру Гливенок, то — Веры Кузнецовой. И каждый день вижу одни и те же лица. Главные из них — это Таня и Вера. Часто вижу Ксаню[127].


21 июня 1921. Вторник

Из книги автора

21 июня 1921. Вторник Как странно, еще сегодня быть в Сфаяте, видеть вокруг себя милые дорогие лица, наслаждаться свободой, а теперь тосковать в глухих монастырских стенах. Когда я в субботу пришла домой, я была счастлива вполне, но на другой же день я поняла все прелести той


13 июня 1922. Вторник

Из книги автора

13 июня 1922. Вторник В «La D?p?che Tunisienne» есть сообщение из Берлина, что Ленин умер. Правда, много раз говорили об этом; но, с другой стороны, надо же ему все-таки умирать. Хочется верить. И сразу захотелось в Россию, захотелось мучительно, до боли!Боже, какая тоска о России! Правда, я


20 июня 1922. Вторник

Из книги автора

20 июня 1922. Вторник Чувствую себя нехорошо. Огромный флюс. Сейчас с сердцем было что-то неладное. Неужели все это от


27 июня 1922. Вторник

Из книги автора

27 июня 1922. Вторник Получили сегодня два письма. Оба из России! 1-е из Харькова, весь конверт в два ряда обклеен марками. Кнорринг написано через одно «р» — это сразу показалось подозрительным. Подпись незнакомая: Вера Захаржевская. Содержание приблизительно такое:


17 июня 1924. Вторник

Из книги автора

17 июня 1924. Вторник Боюсь сказать, но мои желания исполняются, как по щучьему велению. Я уже познакомилась с Андрюшей Сидневым, вернее, он сам познакомился со мной. В воскресенье, когда я сидела в своем шезлонге и повторяла формулы, ко мне шмыгнул Минаев (он теперь часто


1 июня 1926. Вторник

Из книги автора

1 июня 1926. Вторник Состояние — и физическое и моральное — к черту! Хуже всего то, что не пишу стихов, и не хочется как-то, не тянет. А как сейчас взяла в руки тетрадку, перелистала, так вдруг жалко стало, и не знаю — чего, заплакала даже.Еще плохо, что погода плохая.И еще — но


20 июня 2000 г., вторник

Из книги автора

20 июня 2000 г., вторник Вечер.Наш разрушенный, еле стоящий дом опять заполняется соседями.Уже вторично приехали очень многие.Привезли вещи, «гуманитарку», полученную в лагерях беженцев.Некоторым там неплохо жилось на всем готовом. Одежду давали на килограммы… Взвешивали!