27 апреля, воскресенье

27 апреля, воскресенье

Пасха. Действительно дали днем аж по два яйца и по полкулича (три кулича на камеру). Чудеса, да и только!

Праздник, тишина, движений никаких. Расскажу тебе тогда уж про наш тюремный распорядок. Давно обещал.

Итак, утро начинается с проверки. Фактически это просто пересменка. Новая смена охраны принимает у старой камеры. Смотрит, все ли на месте и пр. Где-то в полдевятого дверь открывается.

«Проверка!» Все вскакивают, заворачивают матрасы и выходят в коридор. (Я долго пытался выяснить, матрасы-то зачем заворачивать?

Оказывается, чтобы железные полосы, из которых шконки сделаны, не отрывали и пики из них не делали. Так, по крайней мере, дежурный мусор Косте объяснил.) Охранники всех пересчитывают и возвращают назад в камеру по команде: «Заходим!» Иногда предварительно сами заходят в камеру и бьют по решке специальным деревянным молотком.

Проверяют, не подпилены ли решетки.

По пятницам все должны выходить на проверку в одних трусах — медосмотр. В эти дни на проверке присутствует врач, который всех осматривает на предмет синяков и пр. Просто стоит рядом с охранниками и все. Вот и весь «осмотр».

Три раза в сутки баландеры развозят пищу. В шесть утра, в два часа дня и в шесть вечера (приблизительно, конечно, приблизительно).

Ну, про это я тебе уже писал достаточно подробно.

Днем выводят на прогулку. Обычно часов в десять-одиннадцать, но в принципе, как получится. Могут и после обеда вывести. Охранник стучит ключом в дверь и спрашивает: «На прогулку идем?» — «Идем!» — «Через полчаса». Через некоторое время дверь открывается и желающие выходят из камеры. «Сколько вас?» — «Трое». (Одному нельзя. Нельзя также, чтобы в камере один оставался.) Охранник передает по рации:

«Два-три-четыре. Трое». Выходим на лестницу и поднимаемся на крышу.

Идем по коридору к открытому прогулочному дворику. Стоящий в коридоре охранник передает по рации: «Два-три-четыре на месте». И захлопывает за нами дверь.

Прогулочный дворик — это довольно большая открытая бетонная ячейка (примерно семь на семь метров). Сверху, на высоте около четырех метров — крупная стальная сетка. Продолжительность прогулки — в среднем около часа. В банные дни прогулок нет.

Банные дни — раз в неделю. Ну, про баню я тебе уже писал.

Что еще? Приблизительно раз в месяц приходит сестра-хозяйка и выдает соду, веники и хозяйственное мыло (например, на камеру для шести человек выдали два веника и три куска мыла). Все, кажется?..

Да, еще библиотека какая-то мифическая тут есть, но это уж на каком-то совсем уж пещерном уровне. Ни каталога, ни списка — ничего!

Говоришь, к примеру, «что-нибудь из классики», и библиотекарша (Жанночка) приносит что-то по своему усмотрению «из классики». А с воли, между прочим, книги передавать нельзя. Вот как хочешь, так и выкручивайся. Или телевизор смотри! Впрочем, проблема чтения здесь никого, похоже, особо не волнует. Всем и телевизора вполне хватает.

(Вася, например, сразу заявил: «Читать я не люблю!») Один я, блядь, урод какой-то!

Р.S. Кстати, я писал тебе на днях, что «Чикатилло» — это погоняло одного из обитателей соседней камеры. Так вот, теперь выяснилось, какого именно. Оказалось — холодильника. Так они его любят, что даже имя для него специальное придумали. В общем, посидишь тут еще пару лет — и тоже со шкафом начнешь здороваться. По имени-отчеству к нему обращаться.

Р.Р.S. Черт! Про мусор забыл. Вечером, часов в семь-восемь мусор из камеры выносят. Мусорное ведро. Открывается дверь, и дежурный мусор громко говорит «Мусор!» Представляется, в общем. Кто-нибудь из нас (кто ближе к двери) подхватывает ведро, выходит в коридор и вываливает его в специальный контейнер, который развозят шныри.

После чего возвращается в камеру.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

6 апреля, воскресенье

Из книги Тюремные дневники автора Мавроди Сергей Пантелеевич

6 апреля, воскресенье Тихий, спокойный день. Событий опять никаких. Вообще воскресенье и праздничные дни в тюрьме самые спокойные. "Мертвые". Никакой движухи. Жизнь замирает. Конечно, шмон могут устроить и в воскресенье, да и вообще в любой момент, но на практике это бывает


13 апреля, воскресенье

Из книги Тюремные дневники, или Письма к жене автора Мавроди Сергей Пантелеевич

13 апреля, воскресенье Тоже тихий, спокойный, хороший день. Никаких событий. (Пропади они пропадом!)Вася с Цыганом отправились на прогулку, Вите же с Костей что-то не спалось (как я уже писал ранее, днем они обычно спят - ночью на решке на дороге работают). Пользуясь случаем,


20 апреля, воскресенье

Из книги Книга о счастье и несчастьях. Дневник с воспоминаниями и отступлениями. Книга вторая автора Амосов Николай Михайлович

20 апреля, воскресенье Спокойный день. Как и обычно по воскресеньям, событий - никаких.(Единственное существенное - баня. Где, блядь, для разнообразия на этот раз не было холодной воды. Одна горячая. Кипяток! Так вот, под кипятком и мылись. А что делать?)Пока есть время,


27 апреля, воскресенье

Из книги Дневник.2007. Первая половина автора Есин Сергей Николаевич

27 апреля, воскресенье Пасха. Действительно дали днем аж по два яйца и по полкулича (три кулича на камеру). Чудеса, да и только!Праздник, тишина, движений никаких. Расскажу тебе тогда уж про наш тюремный распорядок. Давно обещал.Итак, утро начинается с проверки. Фактически


13 апреля, воскресенье

Из книги Дневник, 2012 год автора Есин Сергей Николаевич

13 апреля, воскресенье Тоже тихий, спокойный, хороший день. Никаких событий. (Пропади они пропадом!)Вася с Цыганом отправились на прогулку, Вите же с Костей что-то не спалось (как я уже писал ранее, днем они обычно спят — ночью на решке на дороге работают). Пользуясь случаем,


20 апреля, воскресенье

Из книги Повесть из собственной жизни: [дневник]: в 2-х томах, том 1 автора Кнорринг Ирина Николаевна

20 апреля, воскресенье Спокойный день. Как и обычно по воскресеньям, событий — никаких.(Единственное существенное — баня. Где, блядь, для разнообразия на этот раз не было холодной воды. Одна горячая. Кипяток! Так вот, под кипятком и мылись. А что делать?)Пока есть время,


27 апреля, воскресенье

Из книги автора

27 апреля, воскресенье Пасха. Действительно дали днем аж по два яйца и по полкулича (три кулича на камеру). Чудеса, да и только!Праздник, тишина, движений никаких. Расскажу тебе тогда уж про наш тюремный распорядок. Давно обещал.Итак, утро начинается с проверки. Фактически это


Дневник. 13 апреля. Воскресенье, 10.30.

Из книги автора

Дневник. 13 апреля. Воскресенье, 10.30. Отвратительная погода, мрачное настроение. Первая неделя была очень теплая, и начали распускаться почки на каштанах. А сегодня идет мокрый снег, облепил листочки, такие жалкие.В понедельник две операции. Одна очень сложная: митральный


1 апреля, воскресенье

Из книги автора

1 апреля, воскресенье  Утром ходил в аптеку за лекарствами, потом пришла Алла, помогать В.С. мыть голову.Весь день говорил по телефону, строил планы и читал Кюстина. Делаю в книге пометки, которые потом превращу в выписки на карточках, но не представляю, как эти цитаты без


1 апреля, воскресенье

Из книги автора

1 апреля, воскресенье Утром ездил в «Ашан», запасался продуктами и овощами, которые не ем. Этот магазин ещё раз мне подчеркнул, насколько всё в нём дешевле, чем в лавчонках и магазинчиках на улице. <...>Наш «Ашан» — на самом деле это «Капитолий», в котором и «Ашан», и куча


5 (по нов. ст. 18. — И.Н.) апреля 1920. Воскресенье

Из книги автора

5 (по нов. ст. 18. — И.Н.) апреля 1920. Воскресенье У меня составилось такое убеждение, что Мамочка меня ревнует к дневнику, потому ли, что я уделяю ему больше времени, чем штопке чулок? Чувствует ли она, что я с ним откровеннее, чем с ней, или по чему другому — это я не знаю.


26 апреля (по нов. ст. 9 мая. — И.Н.) 1920. Воскресенье

Из книги автора

26 апреля (по нов. ст. 9 мая. — И.Н.) 1920. Воскресенье Это не долго, одно короткое мгновение, так же, как в Туапсе было бы не долго, гуляя на молу, броситься в море. Стоит только пересилить себя и… жизнь переменится. Стоит только навсегда отказаться от всего, быть может, даже —


1 апреля 1923. Воскресенье

Из книги автора

1 апреля 1923. Воскресенье Сегодня был хороший вечер, таких немного. В столовом бараке был акафист Божьей Матери — праздник освящения нашей эмигрантской иконы «Радость странным». После акафиста — крестный ход вокруг Сфаята и в Кебир, в церковь. Было все как-то мило и хорошо.


15 апреля 1923. Воскресенье

Из книги автора

15 апреля 1923. Воскресенье Хоть последний день праздников прошел хорошо. После обеда Елиз<авета> Серг<еев>на позвала меня гулять на «обсерваторию», т. е. на гору перед мысом Бланко, где стоит семафор. С нами шли Новиков и Щуров. Новиков, хоть и славится за серьезного


22 апреля 1923. Воскресенье

Из книги автора

22 апреля 1923. Воскресенье После завтрака сидела в самом убийственном настроении у окна, уже заранее жалела о потерянном празднике. Вдруг является Толя Зимборский, зовет меня гулять. Я, конечно, с радостью хватаюсь за его предложение. Хотели позвать еще детей и пойти