Мавроди Сергей Тюремные дневники или Письма к жене

Мавроди Сергей

Тюремные дневники или Письма к жене

24 марта, понедельник

Привет!

Пишу тебе, сидя в карцере. («Сижу на ящике с гранатами».)

Посадили на пять суток, до субботы, бляди. Замуровали демоны, в общем. После визита адвоката завели в оперчасть, обыскали и нашли пятьсот рублей.

— «Где взял?»

— «Нашел».

— «Как «нашел»!?»

— «Да так. Иду по коридору, смотрю — валяются. Ну, я поднял и как раз нес, чтобы вам сдать».

Посмеялись, составили акт. А через пару часов — в карцер. Да, сначала еще все матрасы, подушки и одеяла сменили.

Выдали все новое. У сокамерников просто глаза на лоб полезли. Они неделю перед этим писали заявления — и все без толку. А тут я в оперчасти вскользь сказал, что в камере вши — и сразу, через час буквально, все сменили. Причем всем, хотя мы-то просили, чтобы только у меня. А про замену всего постельного белья мы и не заикались. И у нас еще поинтересовались, не надо ли еще чего? Но, тем не менее, через час — в карцер! В общем, все «строго по закону».

В карцер меня вся тюрьма провожала. Все встречные конвойные и врачи: «За что Вас? Держитесь, Сергей Пантелеевич!» — и пр. Короче, шоу Бени Хилла. В натуре.

Посадили меня, естественно, в камеру N 13. (Из Бутырки я уезжал тоже через бокс N 13.) Впрочем, ничего страшного. Даже наоборот. Век бы тут сидел. (Ну, точнее, весь срок.) Небольшое теплое помещение. В длину — пять шагов. В ширину — четыре шага.

Шконка днем поднята, т. е. днем лежать и спать нельзя. Только ночью, как я понимаю. Свет днем горит, не знаю, как ночью. Наверное, после отбоя тушат или, по крайней мере, приглушают. Посмотрим.

Может, позже допишу. Если не забуду. Сегодня у меня только первый день, еще здешних порядков толком не знаю. Но в принципе и так все ясно. Единственное неудобство — нет воды. Т. е. кран над туалетом включают только три раза в сутки: в завтрак, обед и ужин. Или надо дежурному стучать. А дежурный, между прочим, сегодня женщина.

Страшная, конечно, но все равно как-то не хочется… Но это все так, мелочи, в общем-то. Проживем и в таком режиме. Главное, нет никого, ни сокамерников, ни этого проклятого, круглосуточно работающего телевизора — так что, отдохну хоть. Может, еще попрошусь, чтобы продлили. Нарушу что-нибудь… Непонятно только, что? Что здесь можно нарушить? Спать после отбоя не ложиться? Так я подозреваю, что всем на это глубоко наплевать. Спишь ты или гопака всю ночь отплясываешь. Отплясывай на здоровье, только имей в виду, что днем спать не придется. Шконку поднимут — и пиздец. Вон соседи завопили.

Из камеры в камеру перекрикиваются. Да зычно как! Орут на всю тюрьму. Так что и здесь нет покоя… Может, впрочем, попозже угомонятся. Или мусора их уймут. Хотя не похоже что-то. В смысле, что их унимать кто-то собирается. Ну, может сами… Надоест орать.

Или спать лягут. Посмотрим… С ума сойти! Начали уже орать про то, сколько каких таблеток надо съесть, чтобы то ли «приход поймать», то ли, наоборот, боли при ломке снять. Я так толком и не понял. Менты — ноль внимания. Дурдом какой-то, а не карцер. Везде, блядь, бардак.

Даже в карцере.

Ладно, время есть — продолжим наши тюремные уроки. На чем мы в прошлый раз остановились? Не помню точно… На «шконках» и «дольняках», кажется? Ну, не важно.

Из терминов, я еще про «продол», вроде, не писал. «Продол» — это свободное место между шконок в камере и коридор между камерами. «Что там на продоле происходит?» — Что там в коридоре за шум? Что там еще мусора затеяли? Какую поганку заворачивают? Шмон какой-нибудь?..

«Шмон» — это обыск, «обшмонать» — обыскать. Меня после адвоката всего до трусов обшмонали, суки. В камере шмон — это выводят всех на коридор и переворачивают все вверх дном. В худшем случае — заходишь потом в камеру, а там полный бардак. Вещи на полу вперемешку валяются, одеяла, простыни сорваны и пр. Но это, впрочем, редко бывает. Обычно в виде своего рода наказания за что-то конкретное.

Например, если «зимбуру» найдут. «Зимбура» — это местный самогон, который каким-то хитрым образом варят не знаю толком, из чего именно. Если шмон длится долго (иногда часами), то загоняют всех на это время в бокс, «на сборку» — в специальную камеру, обычно без мебели. Просто пустую и тесную. Стой там, кури и жди. Пока «домой» не вернут. Кстати, на Бутырке эту зимбуру постоянно варили (и у меня курагу на эти цели выклянчивали). А их постоянно ловили и шмон в камере устраивали. (Мои вещи, впрочем, не трогали.) Кошмар какой-то.

Я им уже в конце сказал: «Послушайте, нашу хату так раскидают в конце концов. Решат, что здесь одни алкоголики собрались…» — А они мне: «Да здесь все хаты пьют». — «Так все пьют, а только вы все время попадаетесь». Смеются… А мусора специально, между прочим, за этой зимбурой охотятся. Во-первых, они ее сами в этом случае выпивают в качестве приза, а во-вторых, хочешь выпить — покупай через них водку. А нечего зимбуру на халяву варить. Бизнес, в общем. Свои заморочки. Как и везде.

Ну-с, ладно. Что там дальше? Ага, про режимы. Существуют три режима: обычный, строгий и особый («полосатый»)… В смысле, в приговоре назначают: «три года обычного». Мне, вроде, светит обычный. Во-первых, первый раз, а во-вторых, преступление у меня не тяжкое (или «не особо тяжкое» — не знаю точно). «Тяжкое» — это свыше десяти лет. А у меня до десяти. Это, кстати, только потому, что судить меня будут по старому УК (уголовному кодексу). Т. к. «преступление» я совершил в 1994 г, еще до принятия нового УК. По новому УК за мошенничество дают теперь не до десяти, а до пятнадцати. Вообще, у нас в стране сейчас самый настоящий тридцать седьмой год. Срока все просто какие-то чудовищные. Нереальные.

Десять лет — это мелочь.

Итак, обычный, потом строгий и особый. В зависимости от тяжести преступления, наличия судимостей и пр. У меня в камере все «особисты». Их еще «полосатиками» называют, т. к. на зоне они в полосатой робе ходят. У особистов часто срока в «крытке». «Десять лет особого, из них три крытого». «Крытого» — это в тюрьме. Т. е. на зоне в тюрьме. Причем, «год крытого» означает обычно, что реально просидишь на крытом все пять. В зависимости от зоны. Т. к. за любое нарушение добавляют еще год (!). За какое? Да за любое! Например, за незастегнутую верхнюю пуговицу. Или «за плохо вымытый пол в камере», за что угодно, в общем. Плюс у особистов какие-то серьезные ограничения на число свиданий, передач и пр. Пиздец, короче. Зато с сокамерниками обычно проблем никаких. Все опытные, все прекрасно знают и понимают. Менты их обычно тоже зря не трогают. Самое неприятное на особом режиме, что условно-досрочно освободиться можно, только отсидев не менее двух третей срока. На обычном же — всего полсрока (вместе с тюрьмой). Причем освободиться по УД (условно-досрочно) — действительно вполне реально. Особенно при наличии денег. Даже сравнительно небольших. Впрочем, тут очень многое зависит от зоны. Куда попадешь. Хотя все сокамерники хором говорят, что мне-то везде хорошо будет. Мне любой хозяин (нач. зоны) рад будет.

Э-хе-хе… Побродил, побродил и решил сесть еще пописать. Обрати, кстати, внимание, как все аккуратно — строчки ровные, одна к одной… любо-дорого! Это потому, что пишу в более-менее человеческих условиях. За почти столом и сидя почти на стуле. А в камере — на коленях, скрючившись, сидя на шконке.

Ну, ладно. Я тебе уже говорил, что нас перевели в другую хату (N 234). Все бы ничего, но есть одна проблема. Если в старой хате движения почти вообще не было (хата была «замороженная»), то здесь непрерывное движение («движуха»). Т. е. хата находится на перекрестке всех дорог. Малявы идут ночью непрерывно и сверху, и снизу, и сбоку.

Бедные сокамерники всю ночь на решке, как обезьяны висят. Один грузы (малявы и пр.) принимает, а другой в особую тетрадку регистрирует.

Когда поступила (время), от кого и кому. Это все очень серьезно.

Потому что малявы зачастую — это чьи-то судьбы (например, подельники договариваются между собой, что на суде говорить и пр.). Так что если малява по пути пропала («спалилась») — начинаются серьезные разборки. В какой хате пропала и т. п., и вся хата может потом за это ответить. (Меня, впрочем, все это не касается. Никаким боком.) А мусора все это прекрасно знают и за малявами охотятся. Врываются в камеру среди ночи. И тут целые драмы на этой почве происходят.

Вплоть до драк с ментами. А драться с ментами — это вообще почти самоубийство. Изобьют до полусмерти. (Как здесь говорят: «схвачен и отхуячен».) Трагедии, в общем, шекспировские.

Кстати, насчет шекспировских драм. Тут прямо у меня на глазах самая настоящая «Ромео и Джульетта» разыгралась. Буквально вчера.

Представляешь, один зэк (некий Зубарек) из соседней камеры списался с какой-то телкой с воли и решил с ней пожениться (!). А ему то ли десять, то ли пятнадцать лет особого дали. Сокамерники об этом поговорили, посмеялись. Дескать, Зубарек сам сумасшедший и телку такую же сумасшедшую себе нашел. А на следующий день — продолжение.

Как выяснилось, он с ней каждый день из камеры созванивался. А один день не позвонил. На следующий день звонит — отвечает ее мать: «Ты чего вчера не звонил?» — «Ну, не мог. Это же тюрьма». — «А ты ей не позвонил вчера — она себе вены вскрыла. В реанимацию увезли».

Представляешь? Во страсти-то какие бывают! А? И, главное, телка-то в принципе ничего. Мне тут фотографию ее показывали… Вот так.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Мавроди Сергей Тюремные дневники 24 марта, понедельник

Из книги Тюремные дневники автора Мавроди Сергей Пантелеевич

Мавроди Сергей Тюремные дневники 24 марта, понедельник Привет!Пишу тебе, сидя в карцере. ("Сижу на ящике с гранатами".)Посадили на пять суток, до субботы, бляди. Замуровали демоны, в общем. После визита адвоката завели в оперчасть, обыскали и нашли пятьсот рублей. "Где взял?"


Из письма к жене M. A. Платоновой (1922)

Из книги Публицистика автора Платонов Андрей Платонович

Из письма к жене M. A. Платоновой (1922) Я шел по глубокому логу. Ночь, бесконечные пространства, далекие темные деревни и одни звезды над головой в мутной смертельной мгле. Нельзя поверить, что можно выйти отсюда, что есть города, музыка, что завтра будет полдень, a полгода


Мемуары, дневники, письма

Из книги Осип Мандельштам: Жизнь поэта автора Лекманов Олег Андершанович

Мемуары, дневники, письма Адамович Г. Мои встречи с Анной Ахматовой // Звезда. 1989. № 6. Адамович Г. Несколько слов о Мандельштаме // Воздушные пути. 1961. Вып. 2.Арбенина О. О Мандельштаме // Тыняновский сборник. Шестые—Седьмые—Восьмые Тыняновские чтения. М., 1998. Арго А. Звучит


Из книги Л.Д. Троцкого «Дневники и письма»

Из книги Мой дед Лев Троцкий и его семья автора Аксельрод Юлия Сергеевна

Из книги Л.Д. Троцкого «Дневники и письма» 9 апреля [1935 г.] Белая печать когда-то очень горячо дебатировала вопрос, по чьему решению была предана казни царская семья… Либералы склонялись, как будто, к тому, что уральский исполком, отрезанный от Москвы, действовал


Из книги Л.Д. Троцкого «Дневники и письма»

Из книги С.Д.П. Из истории литературного быта пушкинской поры автора Вацуро Вадим Эразмович

Из книги Л.Д. Троцкого «Дневники и письма» Показания Н.И. Седовой-Троцкой о прибытии во Францию (для созданной на Западе комиссии по расследованию московских процессов)17 июля 1933 г., вечером, мы выехали из Стамбула на пароходе «Болгария» в Марсель. Из переписки с друзьями, в


Из книги Л.Д. Троцкого «Дневники и письма»

Из книги Избранные труды автора Вацуро Вадим Эразмович

Из книги Л.Д. Троцкого «Дневники и письма» Лев Седов. Переезд во Францию 24-го утром «Болгария» должна была прийти в Марсель.По соглашению (и за специальную плату)* с пароходным обществом и властями друзьям Л.Д. разрешили до прихода парохода в порт снять Л.Д. и Н.И. с парохода


Из книги Л.Д. Троцкого «Дневники и письма»

Из книги Судьба ополченца автора Обрыньба Николай Ипполитович

Из книги Л.Д. Троцкого «Дневники и письма» [12 февраля 1935]…Энгельс, несомненно, одна из лучших, наиболее цельных и благородных по складу натур в галерее больших людей. Воссоздать его образ – благородная задача и в то же время исторический долг. На Принкипо я работал над


Из книги Л.Д. Троцкого «Дневники и письма»

Из книги Литератор автора Каверин Вениамин Александрович

Из книги Л.Д. Троцкого «Дневники и письма» 16 [мая 1935 г.]У нас невеселые дни. Н. нездорова – t. 38°, – видимо, простуда, но, может быть, с ней связана и малярия. Каждый раз, когда Н. нездорова, я по-новому чувствую, какое место она занимает в моей жизни. Она переносит всякие


Из книги Л.Д. Троцкого «Дневники и письма»

Из книги Обыкновенное чудо. Дракон [сборник] автора Шварц Евгений Львович

Из книги Л.Д. Троцкого «Дневники и письма» 7 января 1937 г.Что бы ни говорили святоши чистого идеализма, мораль есть функция социальных интересов, следовательно, функция политики. Большевизм мог быть жесток и свиреп по отношению к врагам, но он всегда называл вещи своими


Письма жене из партизан. Октябрь 1942 — август 1943

Из книги автора

Письма жене из партизан. Октябрь 1942 — август 1943 1Кон. октября — нач. ноября 1942Милая, дорогая Галочка!Пишу в надежде, что хоть одно письмо ты получишь.Я сейчас нахожусь в Белоруссии, в одном из партизанских отрядов. Бежал из плена, отсидел несколько месяцев. В октябре 1941 г.


Дневники и письма

Из книги автора

Дневники и письма В романе «Исполнение желаний» я писал о том, как увлекательна работа в архиве. Жизнь, отделенная от нас десятилетиями, предстает в новом, подчас загадочном для современников свете. Скрытое становится явным, то, что казалось неизбежностью, роком,


Сергей ЕСИН ДНЕВНИКИ. 2005 год

Из книги автора

Сергей ЕСИН ДНЕВНИКИ. 2005 год 1 января, суббота. Удивительно: начинается новый год, и В.С. и я, и собака — все мы дожили. Буквально накануне меня назвала дедушкой молодая женщина, едущая в лифте с ребенком. Потом, разглядев и видя, наверное, мою хмурость, поправилась: "дядя". Все