Старьевщик («Какой ненужный старый хлам…»)[103]

Старьевщик («Какой ненужный старый хлам…»)[103]

Какой ненужный старый хлам

В мешке дырявом за плечами!

Зачем влачу — не знаю сам —

Грамм золота, а сор пудами.

Отец и дед, и прадед мой

С таким же точно грузом скудным

Бродили в стужу, дождь и зной

По тем же весям многолюдным.

И щек сухую желтизну,

И грубый голос: «вещи, вещи!»,

И худосочья кривизну,

И руки грубые, как клещи,

Я перенял от них. И вот

Всю жизнь прошел, минуя детство —

Веревкой стянут мой живот

И за спиной мое наследство.

Эй, подавайте всякий сор —

Все вынесут тугие плечи…

И с дворней со двора на двор

Веду торгашеские речи.

А ночью, выйдя за порог

Моей лачуги захудалой,

Я вижу — в небе бродит Бог —

С мешком, печальный и усталый.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

КАКОЙ ОНА БЫЛА?

Из книги О Марине Цветаевой. Воспоминания дочери автора Эфрон Ариадна Сергеевна

КАКОЙ ОНА БЫЛА? Моя мать, Марина Ивановна Цветаева, была невелика ростом — 163 см, с фигурой египетского мальчика — широкоплеча, узкобедра, тонка в талии. Юная округлость ее быстро и навсегда сменилась породистой сухопаростью; сухи и узки были ее щиколотки и запястья, легка


Старьевщик

Из книги Московские картинки 1920-х - 1930-х г.г автора Маркус Борис

Старьевщик Часто через окно слышалось заунывное: «Старье берем, покупаем. Старье берем». Подчас эта фраза сливалась в одно слово «старьеберем» или даже в какое-то странное слитное — «старьемберьем». Высовываюсь из окна кухни, выходящей во двор нашего большого дома. Мы


А какой он был — Ленин?

Из книги Мой брат Юрий автора Гагарин Валентин Алексеевич

А какой он был — Ленин? И не князьями мы гордимся.Уж коли речь о родне зашла, нужно, по всей видимости, назвать здесь Марию Тимофеевну Дюкову, старшую сестру мамы. Последние годы своей жизни провела она в Мытищах, под Москвой, а до того жила с семьей в Клязьме. Юра, учась в


СТАРЬЕВЩИК

Из книги Вырастая из детства автора Романушко Мария Сергеевна

СТАРЬЕВЩИК В моём детстве ещё были старьевщики. По дворам ездила лошадка, запряжённая старой, скрипучей телегой, заваленной доверху всяким тряпьём, и старик-старьевщик хрипло кричал… Что он кричал?… Ну, чтобы жильцы несли ему ненужное старьё.И мы, дети, бежали к своим


ВОТ ОН КАКОЙ КОМАНДИР!

Из книги Крылатый следопыт Заполярья автора Морозов Савва Тимофеевич

ВОТ ОН КАКОЙ КОМАНДИР! Игарская авиалиния, на которую был назначен пилот Иван Черевичный в начале 1935 года, считалась к тому времени уже постоянно действующей. Именно «считалась», ибо рейсы от Красноярска — краевого центра до молодого заполярного порта Игарки, только


ХЛАМ

Из книги Рассказы, зарисовки автора Вертинский Александр Николаевич

ХЛАМ Раз в неделю, по средам, в «Ренессансе» проходили вечера ХЛАМа. Слово «ХЛАМ» означало: Художники, Литераторы, Артисты и Музыканты. Конечно, ни художников, ни артистов, ни литераторов там не бывало по той простой причине, что таковых в Шанхае просто не было. Музыкантов


«Какой разврат!»

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

«Какой разврат!» Советская власть отличалась большой заботой о морали, которую как угодно мог толковать кто угодно и портить жизнь всем имевшим о морали иные представления. Согласно советской морали нельзя было носить джинсы, предпочитать квасу кока-колу, любить джаз,


"Так вот она какая. Вот какой…"

Из книги Ольга. Запретный дневник автора Берггольц Ольга Федоровна

"Так вот она какая. Вот какой…" …Так вот она какая. Вот какой мой город, воскресающий весной. Трава — зеленая. А неба купол не черный и не серо-голубой. Какой же я бесцветный мир нащупал незрячею, неверною рукой. Прозревший недоверчив: он испуган, он так обжился в сумраке


«Весь этот хлам — осадок дней…»

Из книги Синий дым автора Софиев Юрий Борисович

«Весь этот хлам — осадок дней…» Алексею Дуракову[2] Весь этот хлам — осадок дней — Дневник, стихи, листки альбома Найдёт среди других вещей Мой любознательный потомок. Разобранные взяв бумаги, Он скажет: «Дед мой, эмигрант…» И собеседника стакан Весёлою наполнит


«За расточительность в какой-то час…»[10]

Из книги Лара моего романа: Борис Пастернак и Ольга Ивинская [Maxima-Library] автора Мансуров Борис Мансурович

«За расточительность в какой-то час…»[10] За расточительность в какой-то час Мы платим поздней горькою заботой. Наш долг по беспощаднейшему счёту Жизнь одиночеством взимает с нас. Мучительный, счастливый плен Эрота Судьба нам предназначила в удел. Я каждый миг сносил,


Глава четвертая Друзья, родные — милый хлам

Из книги Сталин умел шутить автора Суходеев Владимир Васильевич

Глава четвертая Друзья, родные — милый хлам «Годы с Борисом Пастернаком» — летом 1992 года, к 80-летию Ольги Ивинской вышла эта выстраданная ею книга, Издание, хорошо известное за рубежом, наконец увидело свет и в России. Тираж — 20 тысяч экземпляров — стремительно разошелся


Упрямый какой!

Из книги Чехов без глянца автора Фокин Павел Евгеньевич

Упрямый какой! Из архива А.И. Микояна опубликован следующий документ:«Как-то в 1947 году Сталин выдвинул предложение о том, чтобы каждый из нас подготовил из среды своих работников 5–6 человек, таких, которые могли бы заменить нас, когда ЦК сочтет нужным это сделать. Он это


Ненужный триумф

Из книги Моя мать Марина Цветаева автора Эфрон Ариадна Сергеевна

Ненужный триумф Константин Сергеевич Станиславский:В первый раз с тех пор, как мы играли Чехова, премьера его пьесы совпадала с пребыванием его в Москве. Это дало нам мысль устроить чествование любимого поэта. Чехов очень упирался, угрожал, что останется дома, не приедет в


КАКОЙ ОНА БЫЛА?

Из книги Хосе Марти. Хроника жизни повстанца автора Визен Лев Исаакович

КАКОЙ ОНА БЫЛА? Моя мать, Марина Ивановна Цветаева, была невелика ростом — 163 см, с фигурой египетского мальчика — широкоплеча, узкобедра, тонка в талии. Юная округлость ее быстро и навсегда сменилась породистой сухопаростью; сухи и узки были ее щиколотки и запястья, легка


ТАК ВОТ ТЫ КАКОЙ, МАДРИД!.

Из книги Автобиография автора Дзеффирелли Франко

ТАК ВОТ ТЫ КАКОЙ, МАДРИД!. Что знал Пепе об Испании?Отец, бесхитростно приукрашивая достоинства родного края, рассказывал ему о Валенсии. Школьные инспектора превозносили испанскую королеву по Праздникам 2 мая[17]. Испания чаще других стран упоминалась в литературных


Вместо послесловия / Ненужный разговор

Из книги автора

Вместо послесловия / Ненужный разговор (Мы с детства знаем, что «какой же русский не любит быстрой езды». А с возрастом мы понимаем, что «кто же из нас не любит поговорить». Чаще о себе. Реже — о собеседнике. Мне выпала честь и радость много разговаривать с великим автором