Песня колокола («Я — чистый колокол на башне…»)

Песня колокола («Я — чистый колокол на башне…»)

Я — чистый колокол на башне.

Да будет бронзой песнь моя!

Над лесом, городом, над пашней

Да стихнет гул вражды вчерашней!

Внимайте, горы и моря!..

И будет песнь моя такою,

Какой никто еще не знал,

Я тайну Вам свою раскрою,

Я расскажу, какой рукою

Мой в звоны обращен металл…

…Я помню долгих лет страданье,

Мое качанье в пустоте,

Над башней сонное молчанье

Иль похоронное рыданье

И порыванье к красоте…

Я утром звал людей к молитве,

А сам молиться не умел,

Я бил набат в пожаре, в битве,

Я звал людей к трудам и жнитве,

Но звонко никогда не пел…

И вдруг — я помню час священный —

На башню поднялась Она,

Покрыта мантией смиренной…

И на груди — цветок нетленный,

В очах — безумная весна…

Она слегка меня коснулась

Своею светлою рукой

И так безбрежно улыбнулась,

Как будто небо развернулось

Над морем утренней зарей…

И стан ее был стройно-тонок

И руки — чистые, как снег…

И стал я чистым, как ребенок,

И стон мой сделался так звонок,

Как песнь любви, порыва, нег…

…Внимайте, звезды голубые

В тумане солнечных плеяд!

Внимайте, люди! Я простые

Вам буду песни петь святые,

Как свят простой Ее наряд…

Givors, 7.IХ <19>22

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Михаил Зорин ЧИСТЫЙ ЛИСТ БУМАГИ

Из книги Воспоминания о Бабеле автора Утёсов Леонид

Михаил Зорин ЧИСТЫЙ ЛИСТ БУМАГИ — «…Город накрыли темной чадрой…» — читает Бабель. Он снижает очки, протирает стекла платком, чуть щурит глаза.— Красиво звучит. А? Почему вы не написали: «Была темная ночь»?Так может написать каждый, — бросает кто-то смущенно.— Ну и что


"Стою один на башне у окна..."

Из книги Морозные узоры: Стихотворения и письма автора Садовской Борис Александрович

"Стою один на башне у окна..." Стою один на башне у окна. Тысячелетняя разбита рама. Лазоревая стелется волна, Морской туман нежнее фимиама. Над ней волокна мягких облаков Расходятся и тают на просторе. Вот женщина из сказочных краев, Вот юноши в воинственном уборе. Вот


Три «Б» (баня в боевой башне)

Из книги Там, на войне автора Вульфович Теодор Юрьевич

Три «Б» (баня в боевой башне) В городе уже хоронили погибших. Траурные салюты давали не очередями — одиночными выстрелами. Экономили боеприпасы. Изобилие продуктов питания и спиртного не всегда способствует укреплению воинской дисциплины. Победитель, он кое в чём


Я выходил на чистый воздух[109]

Из книги Колымские тетради автора Шаламов Варлам

Я выходил на чистый воздух[109] Я выходил на чистый воздух И возводил глаза горе, Чтоб разобраться в наших звездах, Предельно ясных в январе. Я разгадал загадку эту. Я иероглифы постиг, Творенье звездного поэта Я перевел на наш язык. Все записал я на коряге, На


«Чистый» паспорт

Из книги Сколько стоит человек. Тетрадь двенадцатая: Возвращение автора Керсновская Евфросиния Антоновна

«Чистый» паспорт Я была бесконечно далека от мысли, что я уже «взята на мушку» и что кто-то готовится нанести мне удар. Напротив, на последнем отрезке моего шахтерского пути далеко не все было черного цвета. Наш профсоюзный босс сам, по собственной инициативе обратился ко


«Чистый» паспорт

Из книги Сколько стоит человек. Повесть о пережитом в 12 тетрадях и 6 томах. автора Керсновская Евфросиния Антоновна

«Чистый» паспорт Я была бесконечно далека от мысли, что я уже «взята на мушку» и что кто-то готовится нанести мне удар. Напротив, на последнем отрезке моего шахтерского пути далеко не все было черного цвета. Наш профсоюзный босс сам, по собственной инициативе обратился ко


Колокола

Из книги Есть только миг автора Анофриев Олег

Колокола Вновь я обращаюсь к вам, Москва! Вновь золотятся купола И вновь звонят колокола. Вновь я от души тебе пою Песню мою, Древняя Москва. И над вечною столицей Звон малиновый плывет. Вещий звон твоих колоколов — Песня без слов О тебе, Москва. Здесь, непокоренная в


Глава II. В башне

Из книги Бог без машины [Истории 20 сумасшедших, сделавших в России бизнес с нуля] автора Кононов Николай В.

Глава II. В башне 1994–2000, ЗЕЛЕНОГРАД, МОСКВАКвартира была загадочной. Если маленькая комната и кухня еще напоминали человеческое жилище, то гостиная наводила на мысль разве что о складе. Вдоль стен помещались стеллажи, на которых лежали тонкие брошюры; лишь один был занят


В башне из слоновой кости

Из книги Фауст автора Руикби Лео

В башне из слоновой кости Во времена Фауста в Германии шёл бурный подъём высшего образования. Если в 1400 году в империи было всего 5 университетов, то к 1520 году их насчитывалось уже 19. Всего в Европе того времени активно работало более 60 университетов. В те времена высшие


«Ни о чем не думал и жил как в башне…»

Из книги Тяжелая душа: Литературный дневник. Воспоминания Статьи. Стихотворения автора Злобин Владимир Ананьевич

«Ни о чем не думал и жил как в башне…» З. Гиппиус Ни о чем не думал и жил как в башне, Умереть хотел от своей руки, Но случилось что-то, и я не вчерашний, Не боюсь ни людей, ни слепой тоски. Словно вдруг тугие порвались узы И легко забыть о себе самом. Я не знаю, лучше я стал иль


«Сегодняшний вечер, прозрачный и чистый…»

Из книги Угрешская лира. Выпуск 3 автора Егорова Елена Николаевна

«Сегодняшний вечер, прозрачный и чистый…» Сегодняшний вечер, прозрачный и чистый, Прощальною тает улыбкой лучистой, Он кружит над миром листвой золотистой Под нежные грёзы влюблённого Листа. Сегодняшний вечер – завет о спасенье, Он бродит вдоль узких тропинок


17. Чистый сердцем в гуще тайн

Из книги Диккенс автора Ланн Евгений Львович

17. Чистый сердцем в гуще тайн Появление ворона на Девоншир Террас доставило удовольствие только самому Диккенсу. Кэт и дети охотно отделались бы от него. Ворон был злой; невзирая на дрессировку, он гонялся за детьми и пребольно щипал их за икры. Он надоедал не только детям,


Память как черновик (Чистый опыт)

Из книги Пушкинский том [сборник] автора Битов Андрей

Память как черновик (Чистый опыт) В мои сталинские времена в школе кроме октябрятства и пионерства многое всё еще сохранялось от дореволюционной гимназии, например зубрение стихов наизусть. Поэтому-то и остались ненавистными «Анчар» и «Я памятник себе воздвиг…»,


На «Вавилонской башне»

Из книги Эти четыре года. Из записок военного корреспондента. Т. I. автора Полевой Борис

На «Вавилонской башне» Маршрут нанесен так точно, что меньше чем за час мы доехали до этого самого Зеленого. Всю ночь перед этим Фадеев писал, да и мы с Петровичем не выспались как следует после поисков. Поэтому, чтобы не клевать носом и побороть дрему, всю дорогу распевали,


Глава 20 За миллион миль отсюда, в башне

Из книги Сэлинджер автора Шилдс Дэвид

Глава 20 За миллион миль отсюда, в башне Полностью отдавшись четвертой стадии Веданты, отречению от мира, Сэлинджер проводит последние два десятилетия жизни, затворившись в Корнише, где готовил себя к переходу в другой мир, а свои произведения – к посмертной