ПЕРВЫЙ РАУНД

ПЕРВЫЙ РАУНД

«Подумаешь, подрались...»

Комментирует Владимир ВЕЛЕНГУРИН, фотокор «КП», кандидат в мастера спорта по боксу:

— Внимание! Мы ведем наш репортаж из города Гудермеса, с проспекта имени Ахмата Кадырова, где начался поединок между мастером спорта по боксу Рамзаном Кадыровым (выступает в оранжевой майке «Комсомолки») и спецкором «КП» Гамовым, имевшим в детстве высший дворовой разряд по кулачным боям (он в черной майке с надписью «Кадыровский спецназ»). Первый раунд проходит при явном преимуществе хозяина ринга. Кадыров больше передвигается, чаще делает обманные движения. То есть Рамзан вводит спецкора «КП» в заблуждение.

— Кстати, о боксе. И чего вы, Рамзан Ахматович, не поделили?

— Кто не поделил?

— Да я про драку двух охранников — вашего и президента Чечни Алханова, которая случилась в Грозном.

— А-а, вот о чем... В Госдуме дерутся — и ничего, а здесь — сразу политику делают.

— А чего же тогда вас с Алхановым возили к Путину в Кремль? Говорят, мирить. Трения между вами...

— Абсолютно никаких трений. Злые люди пустили слух, чтобы Алу Дадашевич Алханов меня уволил. А я еще хочу служить народу.

— Вы имеете в виду анкеты, появившиеся в Чечне, в которых людей спрашивают, у кого больше рейтинг — у Кадырова или у Алханова?

— Когда мой отец был жив, они в месяц раз делали опрос — узнать настроение людей. В анкетах не рейтинги, а насколько оправдались надежды, связанные с Кадыровым-премьером. Это наше министерство печати придумало — я и не знал. А здесь трагедию раздули... Есть, есть такие подлые люди, которые вводят народ в заблуждение.

— Вас с Алхановым хотят поссорить?

— Да. Зачем это надо? Мы должны работать вместе. А люди, которые вокруг него ходят — два-три человека там, вот они не дают правительству работать. Ну что еще там говорит Москва?

— Рамзан делает все, чтобы, когда ему тридцать лет исполнится...

— Да, осенью.

— ...стать президентом Чечни.

— Во! (Смеется.) Вот еще (цитирует какую-то бумагу, но в руки не дает): «...заранее подготовить почву для переворота, не дожидаясь, пока осенью исполнится 30 лет, и он сможет занять кресло президента...»

— А какого числа в Чечне переворот?

— Всякую ерунду пишут, а ты спрашиваешь... В разбомбленной республике быть президентом кто хочет? Это все головная боль. Я не хочу даже быть председателем. Не хочу. Если вот замена будет — который на мое место — уступлю.

— Да, чуть не забыл... А чей охранник-то тогда победил?

— А-а! Мой! Проигрывать не любим!

«Сначала почитаем, что ты про нас напишешь...»

...А познакомился я с Рамзаном еще в июле 2004-го. Тогда в родовое село Кадыровых — Центорой — наш Ми-8 пробирался украдкой, прижавшись брюхом к самой земле, «отстреливаясь» тепловыми ракетами, чтобы в нас, не дай Бог, не угодила бандитская «игла» из переносного зенитно-ракетного комплекса. Несмотря на тревожные «ориентировки» из спецслужб, мы все же решили лететь в Чечню — матерясь и почем свет костеря чеченских боевиков. Стремно было тащиться в российский регион вот так, крадучись...

Центорой встретил нас десятками вооруженных бородачей в камуфляже. Они цепью стояли и на сельских улицах, и на кладбище, где похоронен Ахмат-хаджи. (Первый президент Чеченской Республики Кадыров погиб 9 мая 2004 года в результате взрыва на стадионе «Динамо» в Грозном. — А.Г.)

Сам Рамзан Кадыров был одет в белый, похожий на тренировочный костюм из тонкого натурального шелка. И вообще он больше смахивал на курортника, чем на первого вице-премьера правительства и начальника охраны президента. (А именно эти должности он занимал в то время.)

Если не считать тех нескольких минут, пока местный мулла читал над могилой Ахмата Кадырова молитву, Рамзан все время острил. Порой трудно было понять, всерьез он говорит или шутит. Тем более что разговор у нас продолжился за обедом, в гостевом доме Кадыровых.

— Рамзан, когда в Чечне наступит мир?

— Мы полагаем, а там располагают. — Рамзан молитвенно сложил руки и подобострастно посмотрел куда-то вверх.

— Вы имеете в виду Кремль?

— И Кремль, и Аллаха. Ведь мы стали на этот мирный путь во имя Аллаха и Кремля.

— Некоторые говорят: чтобы в Чечне все устоялось, нужно сто лет.

— Дурью маются. Нам надо верить. И помогать. Если это будет, мы через два года восстановим экономику, а через пять — социальную сферу. Мы докажем, что Чечня — самая мирная процветающая республика.

Когда гости доели плов и им подали чеченские галушки с мясом, Рамзан спросил:

— Ну, какие еще вопросы у «Комсомолки»?

— Говорят, у вас появилась возлюбленная, и вы скоро на ней женитесь...

— У меня одна жена, — строго сказал Рамзан, — и четверо детей.

— Ты договоришься, что тебя в заложники возьмут, — предупредили меня.

Рамзан на эту шутку никак не отреагировал. А я возьми да и спроси:

— А, кстати, сколько стоит в Чечне корреспондент «Комсомолки»?

Рамзан оценивающе посмотрел на меня:

— Сначала почитаем, что ты про нас напишешь, тогда и решим...

...Ну, вот я и пишу о нем все эти годы... Точнее, записываю за ним. А он читает.

Реагирует на мои писания Рамзан по-разному. Иногда смеется вместе с читателями «Комсомолки» — а большинство их, судя по откликам, воспринимают эти публикации как «шутки юмора».

А бывает, и обижается, даже злится — это когда его помощники, в совершенстве знающие русский язык, нашептывают Рамзану, что я «недостаточно» перевожу его «с чеченского».

Как-то Рамзан даже огорченно обронил:

— Мне говорят: «Не дружи с Гамовым — он провокатор». А я вот дружу и дружу ...

— А зачем дружишь-то? — спросил я.

— Не могу не дружить, — ответил он. — Ты — мой брат.

Но дело, думаю, не только в том, что мы с ним «побратались». Мои публикации о нем никогда не врали. Потому что я избрал хитрую журналистскую форму: только расспрашиваю Рамзана. А отвечает-то он! Причем искренне...

Чтобы не испарилась эта искренность, я спорил с корректурой «Комсомолки», которая (видимо, ее «подкупили» русскоговорящие чеченцы из окружения Кадырова-младшего) норовила «причесать» некоторые рамзановские фразы. Слава Богу и Аллаху, этого не произошло...

И еще. Я много разного понапрочитал про Рамзана: мол, бандит, предаст... Но чем больше я его узнавал, тем чаще убеждался: Рамзан — не тот, за кого его хотят выдать его же недоброжелатели.

Он — такой, какой есть: дитя чеченских равнин и гор, «потомок» военного лихолетья, «продукт», причем не худший, путинской — как показывает время, вполне сносной — политики на Северном Кавказе.

Об этом же говорит и его красноречивый (не путать со словесным) портрет, может быть даже, образ, который он сам же и «надиктовал» — вот этими своими «корявыми», на первый слух, фразами...

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Смертельный раунд

Из книги Тайны уставшего города автора Хруцкий Эдуард Анатольевич

Смертельный раунд Память — книга с вырванными страницами…Когда начинаешь листать ее, то не можешь восстановить течение некоторых событий, лица людей, которых встречал, поступки и разговоры. Как ни странно, ярко и подробно помнятся только горькие страницы.Но вместе с


ГЛАВА 28 ПОСЛЕДНИЙ РАУНД

Из книги Хемингуэй автора Грибанов Борис Тимофеевич

ГЛАВА 28 ПОСЛЕДНИЙ РАУНД Мужчина не имеет права умирать в постели. Либо в бою, либо пуля в лоб. Э. Хемингуэй, Из разговора Возвращение в Штаты было невеселым — во время короткой остановки в Париже Хемингуэй простудился и всю дорогу на пароходе не выходил из каюты. Он


ПЕРВЫЙ РАУНД

Из книги Непарадные портреты автора Гамов Александр

ПЕРВЫЙ РАУНД «Подумаешь, подрались...»Комментирует Владимир ВЕЛЕНГУРИН, фотокор «КП», кандидат в мастера спорта по боксу:— Внимание! Мы ведем наш репортаж из города Гудермеса, с проспекта имени Ахмата Кадырова, где начался поединок между мастером спорта по боксу Рамзаном


ВТОРОЙ РАУНД

Из книги Эйзенштейн автора Шкловский Виктор Борисович

ВТОРОЙ РАУНД «...Но кулаки не чешутся»Комментирует Владимир ВЕЛЕНГУРИН:— ...Боксер Гамов ведет себя слишком прямолинейно, открыто идет в наступление, при этом не защищаясь, в результате пропускает удары Кадырова в лоб и в грудь. Но что это? Бой, похоже, выравнивается —


Первый раунд – «Золото Зуттера». Место действия – Голливуд

Из книги Лукашенко. Политическая биография автора Федута Александр Иосифович

Первый раунд – «Золото Зуттера». Место действия – Голливуд Сергей Михайлович в Америке думал, что хотя он снимет картину по сюжету, который ему даст предприятие, но раскрытие сущности сюжета будет предоставлено ему – Эйзенштейну.Первая тема, предложенная Эйзенштейну,


Третий раунд – Мексика

Из книги Сколько стоит человек. Тетрадь пятая: Архив иллюзий автора Керсновская Евфросиния Антоновна

Третий раунд – Мексика Кончался 1930 год. Группа Эйзенштейна по согласованию с Союзкино и русско-американским обществом Амкино приняла решение о съемке фильма на тему «Мексика».Предполагалось, что после осуществления пленка будет куплена Советским Союзом.Сценарий был


Раунд первый: Лукашенко против Кебича

Из книги Сколько стоит человек. Повесть о пережитом в 12 тетрадях и 6 томах. автора Керсновская Евфросиния Антоновна

Раунд первый: Лукашенко против Кебича Первая политическая кампания, через которую прошел Лукашенко, — это выборы народных депутатов СССР в 1989 году. Волею судьбы его главным соперником оказался будущий премьер-министр Республики Беларусь, а тогда председатель


Раунд — в пользу слабейшего

Из книги Хичкок. Ужас, порожденный «Психо» автора Ребелло Стивен

Раунд — в пользу слабейшего Я снова сижу у двери (на другом стуле). Обломки стула и вешалка убраны. Время тянется, тянется… Сердце колотится где-то в горле. Руки сжаты в кулаки. Салтымаков, низко склонившись, что-то пишет. Неожиданно он задает мне очередной вопрос. Как ни в


Раунд — в пользу слабейшего

Из книги Сталин против партии. Разгадка гибели вождя автора Костин Александр

Раунд — в пользу слабейшего Я снова сижу у двери (на другом стуле). Обломки стула и вешалка убраны. Время тянется, тянется… Сердце колотится где-то в горле. Руки сжаты в кулаки. Салтымаков, низко склонившись, что-то пишет. Неожиданно он задает мне очередной вопрос. Как ни в


Хичкок против цензуры: раунд первый

Из книги КГБ и тайна смерти Кеннеди автора Нечипоренко Олег Максимович

Хичкок против цензуры: раунд первый 18 ноября, за двенадцать дней до планового начала основных съемок, Хичкок отослал сценарий в Американскую ассоциацию художественного кино, в созданный еще в 1930 году саморегулируемый отдел надзора за соблюдением морального кодекса под


Глава 4 ПЕРВЫЙ РАУНД БОРЬБЫ И.В. СТАЛИНА ЗА ИСКОРЕНЕНИЕ СИСТЕМЫ «КОЛЛЕКТИВНОГО РУКОВОДСТВА»

Из книги Что сделала бы Грейс? Секреты стильной жизни от принцессы Монако автора Маккинон Джина

Глава 4 ПЕРВЫЙ РАУНД БОРЬБЫ И.В. СТАЛИНА ЗА ИСКОРЕНЕНИЕ СИСТЕМЫ «КОЛЛЕКТИВНОГО РУКОВОДСТВА» Сталин решил вторую задачу своего грандиозного плана по ликвидации ленинского принципа коллективного управления страной, став не только первым среди равных в составе Политбюро,


Нежелательный турист, или первый раунд

Из книги Тени в переулке [сборник] автора Хруцкий Эдуард Анатольевич

Нежелательный турист, или первый раунд Итак, какие же события предшествовали появлению на московской земле американского туриста Ли Харви Освальда?4 сентября ввиду предстоящего увольнения с военной службы морской пехотинец США Освальд обратился в суд Санта-Аны, штат


Второй раунд

Из книги автора

Второй раунд Если прибегнуть к спортивной терминологии и назвать период пребывания Освальда в Москве первым раундом в его взаимоотношениях с КГБ, то, по-моему, бывший американский морской пехотинец его выиграл, хотя и с минимальным преимуществом. Действуя с завидным


Раунд первый: Битва секс-символов

Из книги автора

Раунд первый: Битва секс-символов Обе знаменитости работали моделями в начале своей карьеры, хотя, прямо скажем, модельное прошлое Мэрилин отличалось довольно рискованными фотографиями. Вот основное отличие между двумя нашими блондинками: в конце 40-х годов, в то время


Раунд третий: Киномания

Из книги автора

Раунд третий: Киномания Захватывающее цветное кино стало идеальным средством демонстрации всех достоинств наших блондинок, а успешные для каждой картины «Джентльмены предпочитают блондинок» и «В случае убийства набирайте «М» были сняты как раз в цветном формате. Год


Смертельный раунд

Из книги автора

Смертельный раунд Память – книга с вырванными страницами…Когда начинаешь листать ее, то не можешь восстановить течение некоторых событий, лица людей, которых встречал, поступки и разговоры. Как ни странно, ярко и подробно помнятся только горькие страницы.Но вместе с