Ветер гнева над Хорасаном

Ветер гнева над Хорасаном

Взяв Самарканд, Чингисхан пересидел жару лета 1220 года в Несефе, самом приятном месте во всей Трансоксиане. Он представлял собой оазис, хорошо защищенный Гиссарскими горами, более зеленый и тенистый, чем Самарканд, благодаря садам, во всем превосходящим сады столицы Трансоксианы.

На близлежащих полях восстановила свои силы и монгольская конница, измученная ни на день не прекращавшимися переходами. Осенью Завоеватель подошел к Амударье и осадил стоящий на ее северном берегу, напротив Балха, Термез. «Горожане отказались открыть ворота города, и он был взят приступом на одиннадцатые сутки. Его жителей вывели в поле и распределили между монгольскими отрядами с целью экзекуции. Одна старая женщина, когда монгол занес над нею саблю, крикнула, что если он ее не убьет, то она отдаст ему прекрасную жемчужину. Тот тут же ее потребовал, но старуха заявила, что она ее проглотила. Несчастной вспороли живот, и жемчужину действительно нашли. Предположив, что другие проглотили свои сокровища тоже, Чингисхан приказал выпотрошить всех мертвых».

Зиму 1220/21 года Чингисхан провел в Сали-Сарае, что севернее Несефа. Только весной 1221 года он переправился через Амударью в окрестностях Балха и приступил к окончательному завоеванию Афганского Туркестана, древней Бактрианы, чьею столицей этот город являлся, а затем — к захвату или, скорее, разрушению Хорезма.

Балх (древняя Бактра) привлекал к себе внимание всех завоевателей. Но, стоя в центре искусственно орошаемого оазиса, находившегося посреди пустынной степи, он умел выходить благополучно из всех испытаний, главным образом благодаря окружавшей его двенадцатикилометровой глинобитной стене. Джебэ и Субутай, впервые появившись у его ворот, удовлетворились формальным признанием их власти. Когда же к Балху приблизился сам Чингисхан, городские власти направили к нему депутацию с выражением почтительного уважения. Однако, опасаясь, как бы этот город не превратился в очаг сопротивления, Завоеватель приказал его жителям выйти в поле, якобы для пересчета, и всех умертвил. Близлежащие крепости, попытавшиеся дать отпор, были взяты одна за другой все тем же способом, то есть силами пленников, которых монголы гнали перед собой и убивали, если те «обращали тыл».

Призвав сына Толуя, Чингисхан поручил ему продолжить, а точнее, завершить завоевание Хорасана.

В самом деле, промчавшиеся по этой стране годом раньше Джебэ и Субутай добились только номинального подчинения. Теперь встал вопрос об окончательном склонении к покорности всего Хорасана.

Хорасан, что в переводе с персидского языка означает «Восток» (Персии), представляет собой длинную полосу степей, чей вид приятно оживляют оазисы, оплодотворяемые реками, стекающими с гор Паропанисады, с Пушти-Коха и Биналуда и затем пропадающими в огромной пустыне, которая здесь, как и в иных местах, изнутри пожирает Иранскую возвышенность. Это значит, что заниматься там земледелием возможно, лишь неусыпно следя за состоянием ирригационной системы, защищая от опасной близости степи огороды, сады, виноградники, пшеничные, рисовые и ржаные поля, рощи карагачей и тополей. Века упорного труда создали богатства страны, и на этом материальном богатстве расцвела персидская культура. Здесь, неподалеку от Туса, родился «персидский Гомер» — бессмертный Фирдоуси, автор героической поэмы «Шах-Наме» («Книги Царей»); из Туса же родом и философ Газали, сей «мусульманский Паскаль», а Нишапур является родиной Омара Хайяма, пессимистическая чувственность которого столь изящно облачена в восточный лиризм.

Прибытие Толуя и его степных воинов в эту благословенную страну оазисов стало причиной одной из величайших трагедий в человеческой истории, а именно уничтожения духовной культуры, сопровождавшегося уничтожением самих оазисов — «смертью земли».

Первой жертвой стала Ниса, что под нынешним Ашхабадом. Этот город тоже был счастливым обладателем главного богатства Востока — воды: многочисленные ручьи, стекавшие с северного склона Копетдага, щедро поили его поля и сады. «Все десять городских ворот утопали в зелени», что при выходе из мрачных Черных песков (Каракумов) Туркменистана должно было производить «впечатление чуда».

Выезд монгольского хана.

Персидская миниатюра. 1315 г.

Чингисхан.

Анти-Цезарь Чжамуха.

Жены Чингисхана: Хулан, Есуй, Есуган.

Бурятская юрта.

Головное украшение монгольской женщины.

Княжна из Монголии.

Перевозка юрт в XIII в. Рисунок XIX в.

Монгол.

Китайскии рисунок XVII в

Император из династии Юань. (Прическа монголов XIII–XIV вв.).

Китайский рисунок XIV в.

Типы юрт на колесах. Рисунок XIX в.

Изображение метательной машины монголов.

Персидский рисунок из Сборника летописей Рашид-ад-дина.

Караван в Гоби.

Монгол на верблюде.

«Золотой царь». Средневековый рисунок

Великая Китайская стена.

Развалины города Балха, разрушенного монголами.

Монгол с конем.

Персидский рисунок с китайского оригинала XIII в.

Развалины мечети в городе Балхе после нашествия монголов.

Ханский дворец в Каракоруме — столице монгольского государства в XIII–XIV вв.

Декоративная маска на фасаде дворца в Каракоруме.

Угэдэй-хан, второй Великий хан — главный строитель Каракорума.

Китайский рисунок XIII в.

Фрагмент «Истории монгалов» Плано Карпини.

Рукопись XIV в.

Царский двор Чингисхана.

Слева от трона, на котором восседает Чингисхан, стоят его три сына.

Иллюстрация из персидского источника.

Чингисхан.

Китайский портрет. XIII в.

Чингисхан на охоте.

Китайская живопись. XV в.

Сыновья Чингисхана у постели умирающего отца.

Французская версия. XIV в.

Похороны Чингисхана.

Из индийской средневековой рукописи.

Толуй отрядил для штурма Нисы десятитысячный корпус под командой Тохучара, к тому времени уже возвратившего себе милость тестя — Чингисхана.

Монголы, взявшие приступом столько городов, накопили немалый опыт в бомбардировке населенных пунктов. «Против стен Нисы Тохучар поставил батарею из двадцати катапульт, расчеты которых сформировал из пленников. Эти несчастные должны были также работать и со стенобитными машинами; отказывавшихся идти вперед убивали. На пятнадцатый день беспрерывных атак, после того как была пробита широкая брешь, монголы овладели стеной, а на заре ворвались в город, откуда, по своему обычаю, выгнали всех жителей. Когда горожане столпились в ближнем поле, им было велено связать друг другу руки, и те повиновались, не задумываясь о смысле приказа. Если бы они разбежались и попытались укрыться в горах, многие бы уцелели… Когда обыватели Нисы так друг друга перевязали, монголы их окружили и расстреляли всех до последнего: и мужчин, и женщин, и детей. Число погибших равнялось семидесяти тысячам душ».

Затем Тохучар двинулся в Нишапур. Это был один из красивейших городов Персии, столица провинции Хорасан, в ту пору процветавшей. Река Сагнаверчай, стекавшая с хребта Биналуд, защищавшего город с севера, поставляла свои воды по двенадцати отводным каналам, приводившим в движение, как утверждают арабские географы, семь десятков мельниц. «Не только сады, но и большая часть домов были в избытке обеспечены водой».

На полях оазиса выращивали рис и злаковые культуры. Окрестности Нишапура славились месторождениями бирюзы. Наконец, с точки зрения политической, этот город был интересен тем, что еще не так давно, при великих сельджукских султанах, он был одной из столиц Ирана.

Если за несколько месяцев до того Джебэ удовлетворился тем, что этот город «пожурил», то Тохучар попытался взять Нишапур приступом. Увы, на третий день в очередной атаке монгола сразила стрела, пущенная со стены (ноябрь 1220 г.). Заступивший его место воевода, найдя свои рати недостаточно сильными для занятия города, увел их с намерением вскоре возвратиться и отомстить за позор отступления, а пока что, разделив свои войска на два отряда, с первым двинулся на Себзевар, город, находившийся в сотне километров на запад от Нишапура. Взяв его на третий день, монгол истребил всех горожан, числом 6 тысяч душ. Второй отряд устремился на Туе и захватил все имевшиеся в окрестностях земли, обитателей которых предал смерти.

Сам Толуй выступил в поход лишь на другой год. Свою войну он начал с Мерва, обширного оазиса на нижнем Мургабе. Промышленная и коммерческая активность этого города вполне объясняет важность роли, которую в предыдущем веке он играл как столица султаната сельджукида Санджара. Оазис славился вывозившимся из него тонковолокнистым хлопком как в виде сырца, так и в виде тканей. Был он знаменит и своим шелком, также экспортировавшимся в виде сырца и в виде тканей. Его кварталы медников, гончаров и ткачей посещали все восточные караваны. Одним из мервских чудес считался мавзолей Санджара, бирюзовый купол которого был виден на расстоянии суточного перехода.

Толуй привел к Мерву семидесятитысячное войско, частично сформированное из воинов, насильно угнанных из завоеванных провинций. Потерпев неудачу в двух вылазках, 25 февраля 1221 года горожане объявили о своей добровольной сдаче. Толуй велел обывателям Мерва выйти из города и взять с собой все ценное, а затем, сев в поле на золоченый трон, стал любоваться тем, как нукеры[56] отрубали головы поставленным пред его светлые очи воинам гарнизона. Потом настала очередь горожан. «Мужчины, женщины и дети были отделены друг от друга. Воздух наполнился рыданиями и стонами. Несчастных раздали по отрядам и почти всех умертвили. В живых оставили только четыре сотни ремесленников и некоторое число мальчиков и девочек, осужденных на рабство. Двухсот богатых горожан, торговцев и землевладельцев предали пыткам и терзали до тех пор, пока не выведали, где они спрятали свои сокровища».

Монголы разрушили плотину Мургаба, обеспечивавшую водоснабжение, и цветущий оазис превратился в пустыню. От бывшего города «Тысячи и одной ночи» не осталось почти ничего: несколько холмов, появившихся на месте старинных дворцов, огромные кучи покрытых глазурью кирпичей, остатки каменной стены и башен султановой крепости. Лишь мечеть султана Санджара, единственный более или менее уцелевший памятник прошлого, все еще возносит к небу свой, теперь уже облупившийся, купол.

От Мерва до Нишапура было 12 дней ходу. Туда и устремился Толуй, снедаемый жаждой отомстить за гибель своего шурина Тохучара, пять месяцев назад павшего от рук нишапурцев. Те, зная, что у них не имелось ни малейшего шанса на милосердие врага, постарались как можно лучше укрепить городскую стену. «На бастионах было установлено три тысячи баллист, или машин для метания дротиков, и 500 катапульт. Приготовления монголов были не менее основательными. Толуевы ратники подвезли три тысячи баллист, 300 катапульт, 700 машин для метания горшков с горящей нефтью, четыре тысячи лестниц и две с половиной тысячи штук каменных снарядов».

Увидев всю эту «артиллерию», осажденные дрогнули и направили к Чингисову сыну депутацию с просьбой о снисхождении. Тот отправил их ни с чем и приказал начать штурм. Сражение длилось весь день и всю ночь. К утру ров был засыпан, стена пробита в семидесяти местах, и десять тысяч монголов бросились на нее со своими лестницами, проникая со всех сторон в город, чьи улицы и дома в оставшиеся часы того дня стали местом бесчисленных сшибок. В субботу 10-го числа апреля месяца 1221 года Нишапур полностью перешел в руки к монголам».

Вдова Тохучара, дочь Покорителя Вселенной, торжественно въехала в город, сопровождаемая десятью тысячами воинов, «которые убивали всех, попадавшихся им на глаза». Избиение нишапурцев длилось четверо суток. Были истреблены даже собаки и кошки. Толуй слышал, что в Мерве немало обывателей спаслись, ложась среди мертвецов. Теперь для большей надежности он распорядился отрезать головы всем трупам. Из этого «материала» монголы сложили три пирамиды: пирамиду из голов мужчин, пирамиду из голов женщин и третью — из детских… Разрушение города продолжалось еще три дня.

По обыкновению, Толуй оставил в живых только лучших ремесленников — четырехсот человек, которым предстояло отправиться в Монголию.

Чингисова дщерь могла покинуть Нишапур с легким сердцем: Тохучар был отмщен.

Из Нишапура Толуй отправился на юго-восток (на юг от Паропанисадских гор), где осадил Герат, еще один степной оазис, или скорее оазис-коридор, каковым является протянувшаяся на 200 километров долина Герируда, представлявшая собой «тянувшиеся чередой по склонам гор деревни, окруженные пшеничными полями, виноградниками и фруктовыми садами. Несомненным украшением общей картины являются алепские сосны и карагачи, а растущие по берегам реки тополя образуют настоящие леса».

Монголы попытались склонить Герат к капитуляции, но его правитель приказал их парламентеров казнить, и в течение недели город успешно отбивал все атаки. Увы, когда этот правитель погиб, горожане-персы пообещали монголам сдаться при условии, что те сохранят им жизнь. Толуй поклялся просьбу удовлетворить и свое слово сдержал, успокоив душу тем, что предал смерти тюрок, из которых состоял гератский гарнизон, — общей численностью 12 тысяч человек.

Затем он отправился на соединение с отцом, стоявшим под стенами Талекана.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 4 «НИ ГНЕВА, НИ ПРОКЛЯТИЯ…»

Из книги Наполеон. Вторая попытка автора Никонов Александр Петрович

Глава 4 «НИ ГНЕВА, НИ ПРОКЛЯТИЯ…» Время шло. В сгоревшей Москве еще оставалось некоторое количество припасов для армии, чтобы рискнуть с грехом пополам перезимовать. Но какой смысл? Александру, которому Наполеон несколько раз предлагал заключить мир, мир был не нужен, он


8. Роман гнева и сострадания

Из книги Фолкнер автора Грибанов Борис Тимофеевич

8. Роман гнева и сострадания В августе 1931 года Фолкнер начал работать над новым романом. Он сам еще плохо представлял себе, каким будет этот роман. Назвал он его "Темный дом", но это название не удовлетворяло, и он знал, что со временем придет другое, более точное.У него уже


Ветер

Из книги Улыбка фортуны автора Мюге С Г


3. Ветер перемен и ветер обратно

Из книги Достоверное описание жизни и превращений NAUTILUSa из POMPILIUSa автора Кормильцев Илья Валерьевич

3. Ветер перемен и ветер обратно Однако, вернемся к исторической реальности: альбом все-таки записали, и «Наутилус Помпилиус» явился в свет собранно, мелодично, пусть даже слегка выпивши. Важнее всего в тот момент для ребят было перейти из разряда рок-н-ролльных друзей в


Ветер гнева. Взятие Бухары

Из книги Чингисхан: Покоритель Вселенной автора Груссе Рене

Ветер гнева. Взятие Бухары В то время как сыновья Чингисхана и главные ратоводцы занимали один из другим города на Сырдарье, его младший сын Толуй и он сам во главе основных сил монгольской армии, покинув Отрар, двигались к Зеравшанской долине, являвшейся центром древней


ЭПОПЕЯ СМЕХА И ГНЕВА

Из книги Чарли Чаплин автора Кукаркин Александр Викторович

ЭПОПЕЯ СМЕХА И ГНЕВА Я считаю актерскую профессию родом общественной деятельности. Аркадий Райкин Комедийное искусство Чаплина периода его расцвета отличала сила гражданского темперамента, глубина мысли, творческая смелость и новаторство, щедрость таланта.


День гнева

Из книги Фридрих II Гогенштауфен автора Вис Эрнст В.

День гнева В соборе папы Иннокентия III в 1215 году принимали участие четыреста двенадцать архиепископов, епископов и восемьсот аббатов — сейчас в Лионе собралось лишь сто пятьдесят прелатов. Кроме архиепископов Майнца и Кёльна, отсутствовал весь германский епископат, а


Сила гнева…

Из книги Марк Твен автора Мендельсон Морис Осипович

Сила гнева… Все твеновское — и его солнечный, удивительно человечный юмор, и его грозная, испепеляющая сатира — входит в круг прекраснейших достояний мировой литературы.Каскады искристого и живительного веселья, которыми радует нас американский юморист, зародились в


Глава девятая День гнева

Из книги Боттичелли автора Зарницкий Станислав Васильевич

Глава девятая День гнева Флоренция походила на корабль, потерявший рулевого. Пьеро метался из стороны в сторону: то искал примирения с папой, то брался за поиски союзников, чтобы бороться с ним. Во всем этом сказывалось влияние семейства Орсини, которое, испокон веков


14. Обруч гнева

Из книги Цыпочка [Продажная любовь на улицах Голливуда] автора Стерри Дэвид Генри

14. Обруч гнева Злость — это короткое сумасшествие. Гораций Если идти вниз от колледжа Непорочного Сердца, то на полпути по дороге с холма есть баскетбольная площадка. В колледже не слишком много спортивных занятий, в конце концов, в нем преподают монахини, но в это


Рассыпающий гроздья гнева Джон Эрнст Стейнбек (John Ernst Steinbeck, Jr.) (27 февраля 1902, Салинас — 20 декабря 1968, Нью-Йорк)

Из книги Великие американцы. 100 выдающихся историй и судеб автора Гусаров Андрей Юрьевич

Рассыпающий гроздья гнева Джон Эрнст Стейнбек (John Ernst Steinbeck, Jr.) (27 февраля 1902, Салинас — 20 декабря 1968, Нью-Йорк) В 1948 году в США вышла книга «Русский дневник» — путевые заметки о России. Их автора Джона Стейнбека перед поездкой в Москву обвиняли в предательстве, в том, что его


Из книги «Ветер северный, ветер южный»

Из книги Я диктую. Воспоминания автора Сименон Жорж

Из книги «Ветер северный, ветер южный» 29 ноября 1974Эта маленькая история всплыла у меня в памяти вчера, когда я смотрел по телевизору дебаты во французской палате депутатов по вопросу об абортах. Но я не собираюсь говорить об абортах.Это было в 1945 году. Во время войны я жил в


А. Ланщиков АНАТОЛИЙ ЖИГУЛИН «Уроки гнева и любви…»

Из книги Анатолий Жигулин: «Уроки гнева и любви…» автора Ланщиков Анатолий Петрович

А. Ланщиков АНАТОЛИЙ ЖИГУЛИН «Уроки гнева и любви…» Светлой памяти Дмитрия Голубкова И навязчиво снова и снова, Ветром осени жадно дыша, Вспоминаю глаза Голубкова. Митя, Митя! Святая душа!.. А.


Без гнева и пристрастия

Из книги Почему плакал Пушкин? автора Лацис Александр Александрович

Без гнева и пристрастия Петр Владимирович Долгоруков одновременно – или почти одновременно – прожил три разных жизни Крупнейшего знатока генеалогии, составителя «Российской родословной книги» уважают, к его трудам постоянно обращаются. Зарубежные печатные