Пленных сварили в семидесяти котлах

Пленных сварили в семидесяти котлах

Корректность взаимоотношений, поддерживаемых Чжамухой с Темучжином перед его избранием, указывает на то, что эти два человека, несмотря на распад их союза, все еще друг друга щадили. Непоправимое произошло из-за вмешательства таких третьестепенных лиц, как, с одной стороны, Тайчара, младшего брата Чжамухи, и с другой — джалаира Джучи-Дармала, вассала Чингисхана.

Тайчарово стойбище находилось у истоков Олегая, под горой Джалама, что в верховьях Керулена.

Джучи-Дармала кочевал по степи Саари-кеер.

Тайчар угнал у Джучи табун лошадей. На поиски пропажи тот отправился один (поехать с ним у его людей смелости не хватило).

Итак, один степной мародер напал на другого.

Почти лежа на шее коня, темной ночью человек двинулся в путь. Он остановился неподалеку от вражеского стана и затаился в ожидании конокрада. Просвистела стрела, и Тайчар упал с перебитым позвоночником. Джучи-Дармала отогнал свой табун домой.

Это уже была война. Решив отомстить за смерть брата, Чжамуха созвал людей своего племени и их конфедератов (таким образом он собрал около тридцати тысяч воинов) и отправился через перевал Алаут-тархаут, намереваясь совершить внезапное нападение на Чингисхана.

В ту пору Чингисово стойбище находилось под горой Гурельгу. Численность его людей, разбитых на 30 групп юрт и кибиток, тоже равнялась тридцати тысячам душ. К счастью для Темучжина, о приближении противника его своевременно известили два монгола из племени икересов по имени Мулке-тотах и Боролдай.

Сшибка произошла близ Далан-бальчжиут (Семьдесят болот); специалисты по Монголии считают, что эта болотистая зона находится у истоков Онона.

Потерпев поражение, Чингисхан отступил к Цзеренову ущелью, также находящемуся в бассейне реки Онон.

Преследовать Чингиса Чжамуха не осмелился, зато самым свирепым образом отыгрался на его сторонниках, вождях племени чонос, оказавшихся у него в плену: перед уходом на свое стойбище Чжамаха приказал сварить их в семидесяти котлах — так казнили в эпоху «сражающихся царств» в Древнем Китае.

Чоносский вождь Чахаан-ува во время дележа племен одним из первых примкнул к Темучжину, тем самым он навлек на себя особенное недовольство Чжамухи, и теперь экс-анда отрубил ему голову и уволок ее, привязав к конскому хвосту.

Поздние персидские предания, сохраняя лишь смутное воспоминание обо всех тех ужасах, перепутали и факты и поступки действующих лиц и уверяли, будто в сражении у Семидесяти болот Чингисхан одержал победу и что именно по его велению побежденных бросили живыми в 70 роковых котлов. В действительности, все эти подвиги бесполезной жестокости должны быть записаны на счет Чжамухи, именно они и восстановили против него общественное мнение и дали Темучжину новых ценных союзников, чего он не сумел бы обеспечить себе никакой победой. Так, к нему от Чжамухи ушли два монгольских вождя: Чжурчедей из племени уруутов и Хоилдар из племени манхуудов, приведшие к нему всех своих людей. Исключительная ценность этого союза станет очевидной в годину испытаний, когда и тот и другой проявят безусловную преданность как делу, так и личности Героя.

Тогда же к Чингису возвратился старый друг его отца, Мунлик. Это возвращение значило многое. Мунлик выразил Темучжину полное удовлетворение его избранием, хотя в его словах имелась немалая доля иронии.

Как мы помним, именно ему Есугай-баатур на смертном одре поручил доставить в дом матери будущего хана Великой степи. Однако, не оправдав доверия и пренебрегши ролью опекуна, Мунлик покинул и ребенка, и его мать, чем обрек их на нищету и страдания. Во время разрыва между Чингисханом и Чжамухой он некоторое время был рядом с последним. Однако в конце концов возвратился в клан борджигинов вместе со своими семью сыновьями. Этот поступок, совершенный человеком осмотрительным, показывает, что фортуна явно повернулась к Темучжину лицом.

Герой, умевший забывать справедливые обиды, когда того требовали политические интересы, устроил в честь своих союзников и старых товарищей пир в лесу близ Онона.

Рост числа примкнувших к Чингисхану доказывает лишь то единственное, что он оказался тем сильным человеком, которого предпочитают иметь в покровителях, а не во врагах. А также — как ни покажется странным! — то, что его власть не только несла с собой порядок, но и отличалась умеренностью, своеобразной моралью и, я чуть было не написал, «человечностью», то есть обладала всеми теми свойствами, которые отсутствовали у его противников.

Когда оголодавшие роды, метавшиеся между Чингисом и другими вождями, просили нового хана допустить к очередной крупной охоте (а жизнь кочевника всегда была поделена между обжорством и голодом), он их милостиво к ней допускал и при разделе добычи неизменно давал больше, чем они убивали.

Эта щедрость, разумеется, носила чисто политический характер и преследовала только одну цель: создание популярности среди племен и, следовательно, увеличение числа вассалов. И она ее достигала. От племени к племени полетели рассказы, в которых сравнивались исключительная честность и щедрость молодого хана, его представления — одновременно твердые и либеральные — о власти с деспотизмом и неуравновешенностью других претендентов на ханство.

— Господин Темучжин снимет с себя платье и отдаст тебе. Он слезет с коня и предложит его тебе же. Вот тот, кто воистину умеет править страной, кормить своих воинов и содержать дом в порядке! — говорили степняки, сидя вечерами в своих войлочных юртах. Так появились рядом с Чингисханом те преданные люди, которые показали все, на что были способны, когда пробил час великих испытаний.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Бессудные расстрелы раненых и пленных

Из книги Анафема: хроника государственного переворота автора Мусин Марат Мазитович

Бессудные расстрелы раненых и пленных Специального расследования требуют факты бессудных расстрелов раненых и задержанных защитников конституционного строя подразделениями МВД генерала Романова — ОМОН, сводной ротой ОМСДОН и РУОП ГУВД Москвы (из «московской связки»:


Берём пленных

Из книги Полярный летчик автора Водопьянов Михаил Васильевич

Берём пленных Командир приказал мне подготовить автомобиль к восьми утра.Встав спозаранок, я старательно вымыл машину, налил воду в радиатор и пошёл за бензином.Бочки с горючим стояли в землянке, вырытой за поездом, служившим нам казармой. В старых деревянных вагонах


«Парад» пленных

Из книги Страницы дипломатической истории автора Бережков Валентин Михайлович

«Парад» пленных В это солнечное июльское утро 1944 года я был свободен: мое дежурство начиналось только в два часа дня и поэтому я мог стать свидетелем необычайного зрелища. Еще накануне вечером стало известно, что наутро немецких военнопленных проконвоируют через Москву.


Миф № 38. Берия (с согласия Сталина) инициировал решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. о расстреле весной того же года в Катыни нескольких тысяч пленных польских офицеров

Из книги 100 мифов о Берии. Вдохновитель репрессий или талантливый организатор? 1917-1941 автора Мартиросян Арсен Беникович

Миф № 38. Берия (с согласия Сталина) инициировал решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. о расстреле весной того же года в Катыни нескольких тысяч пленных польских офицеров Миф о расстреле пленных польских офицеров НКВД СССР был состряпан пресловутым министром


Кашу не сварили, а заварили

Из книги Особый счет автора Дубинский Илья Владимирович

Кашу не сварили, а заварили Человечество потеряло одного из лучших своих представителей, народ — лучшего мастера слова. 20 июня «Правда» передовую статью «Скорбь страны» посвятила только что ушедшему в мир иной Алексею Максимовичу Горькому. Начальник лагеря Шмидт


У сталина не было пленных, а все были предатели Кленова (Бойко) Евгения Игнатьевна, 1927 г. р

Из книги Дети войны. Народная книга памяти автора Коллектив авторов

У сталина не было пленных, а все были предатели Кленова (Бойко) Евгения Игнатьевна, 1927 г. р В конце октября 1942 года меня угнали в Германию, а в ноябре я уже попала в концлагерь Равенсбрюк. Большую группу женщин под охраной с собаками загнали в баню – остригли и переодели в