Шуба на черных соболях

Шуба на черных соболях

Женитьба Темучжина означала, что годы испытаний миновали. Избежав тайчжиудских засад, возмужав и окрепнув, став молодым вождем, опасным для одних и необходимым для других, он получил возможность приступить к восстановлению прежних союзов.

Есугай, отец Чингиса, как мы помним, в свое время помог возвратить власть одному из наиболее могущественных степных владык, Тоорилу, царю кераитов, народа смутного происхождения, кочевавшего в окрестностях верхней Туулы. Теперь Темучжин чувствовал себя достаточно уверенно в седле и мог, не оскорбляя самолюбия Тоорила, напомнить ему о былом. Что и было сделано, разумеется, со всей скромностью, приличествовавшей для его еще не слишком прочного положения, но с чувством собственного достоинства, выдававшим принца крови.

В сопровождении двух своих братьев, Хасара и Бельгутая, он верхом отправился в Черный лес, на берег Туулы, где находилось стойбище Тоорила. Тропа, ведшая от истоков Керулена, где обреталась в ту пору семья героя, к верховьям Туулы — одна из дорог, наиболее подробно описанных в монгольских путевых таблицах.

Степь особенно красочной бывает весной, «когда густые травы расцвечены ярко-желтыми крестоцветными, золотистыми лютиками, бледно-розовыми соцветиями тмина, фиолетовыми ирисами, снежно-белыми звездчатками и жемчужными бархатными эдельвейсами». По ней, обрамленная тополями и ивами, змеей извивается река Туула. На северном горизонте голубеет зубчатая гранитная цепь Хэнтэя. На юге в сторону Гоби чередой тянутся круглобокие сопки. С запада степь ограничивает хребет Богдо-ула, отделяющий бассейн Керулена от поречья Туулы — хребет, покрытый от 1700 м. высоты до двух с половиной километра густым хвойным лесом, перемешанным с березняками и осинниками и охраняемый монгольскими суевериями как обиталище духов. Нижние и средние склоны сплошь поросли забайкальскими соснами, которым своим названием обязана таможняя пуща, на чьих опушках привычно располагали свои «резиденции» кераитские царьки.

Именно там, на краю леса, в окрестностях Урги, в ту пору находилась стоянка Тоорила. Представившись ему, Темучжин уже в начале беседы сумел восстановить прежние связи.

— Когда-то, — сказал он Тоорилу, — вы с моим родителем побратались, а стало быть, теперь ты мне вместо отца. В таком рассуждении я и женился. Поэтому я тебе привез свадебный подарок — одежду.

И в подтверждение своих слов и сыновних чувств юный вождь вручил кераитскому владыке шубу на черных соболях, ту самую, которую теща презентовала ему в качестве свадебного подношения.

Польщенный оказанной честью, Тоорил пообещал Темучжину помочь восстановить отцовскую державу.

— В благодарность за черную соболью доху, — заявил он, — я объединю твой улус.[21] В благодарность за черную доху я соберу твой рассеянный улус. Пусть лопатка пойдет к передней (почетной) части, а почки — к задней!

Этими торжественными речами был скреплен союз, в силу которого кераитский государь брал под свое покровительство сына своего бывшего анды,[22] а Темучжин официально признавал себя «клиентом» и даже вассалом Тоорила; союз чрезвычайно важный, который просуществовал до 1203 года. В продолжение всего этого времени поддержка кераитов позволяла будущему императору властвовать над большей частью древних монгольских племен. И наоборот — преданность Темучжина своему сюзерену оберегала последнего как от любых внутренних смут, так и от нападений извне.

После заключения этого пакта положение Темучжина заметно упрочилось: у него появилось немало новых друзей и одновременно к нему возвратились многие друзья отца. Не успел он приехать от кераитов домой, под Бурги-ерги, как его еще молодая слава уже подарила ему нескольких вассалов. Именно тогда к Темучжину пришел из окрестностей Бурхан-халдуна один из членов племени урянхатов, старец по имени Джарчиудай-евген «с раздувальным мехом за плечами и с сыном Джелме». Тут важно отметить, что урянхаты, обретавшиеся как на сибирском, так и на монгольском склонах Алтая, во все времена славились умением обрабатывать металл. В доисторический период, скорее всего, именно они научили китайцев работе с бронзой, а позднее, в VI веке нашей эры, репутацией незаурядных кузнецов пользовались тюрки из окрестностей Орхона.

Джарчиудай-евген, старый кузнец со священной горы Бурхан-халдун, владел древним секретом изготовления особо острых мечей и стрел, летевших точно в цель. Славный старик сказал Темучжину:

— Я когда-то поднес вам в Дэлиун-болдаке собольи пеленки по случаю твоего рождения. Тогда же я отдал вам и вот этого сына своего, Джелме, но увел обратно, потому что сказали: «Мал еще». Теперь же отдаю его вот для чего:

Вели ему коней седлать,

Вели ему дверь открывать!

В дальнейшем мы расскажем, сколь предан был Джелме своему господину и какой признательностью и любовью платил ему за это Чингисхан.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

КРУГ ЧЕРНЫХ ДРУЗЕЙ

Из книги Диверсанты Третьего рейха автора Мадер Юлиус

КРУГ ЧЕРНЫХ ДРУЗЕЙ Суды, министерства иностранных дел, парламенты и даже специальная Комиссия ООН рассматривали преступления, совершенные Скорцени в Чехословакии, Франции, Италии, Австрии, Англии и Ирландии. Но есть государство, в котором ему не грозит опасность. Это


Возле черных гор

Из книги Ограниченный контингент автора Громов Борис Всеволодович

Возле черных гор В то время когда советские войска находились в Афганистане, в стране практически не было кишлаков, городов и тем более провинций, которые можно было бы считать даже относительно спокойными и безопасными в военном отношении для наших и правительственных


Иван Николюкин. Полярная шуба Водопьянова

Из книги Небо начинается с земли. Страницы жизни автора Водопьянов Михаил Васильевич

Иван Николюкин. Полярная шуба Водопьянова В Купавне Артачилась вьюга, На даче его под Москвой, Куда мы приехали с другом К нему Прошлогодней зимой. Всемирной овеянный славой, Старик, Знаменитый как бог, С улыбкою мудрой, лукавой, Нас вышел встречать на порог. Радушный, Он


13. МЕЖ ЧЕРНЫХ СОСЕН

Из книги Любовь к далекой: поэзия, проза, письма, воспоминания автора Гофман Виктор Викторович

13. МЕЖ ЧЕРНЫХ СОСЕН В тебе есть что-то строгое, стыдливое и чистое, Каких-то тайн нетронутых немая глубина. И все-таки ты нежная, как будто вся лучистая. Девическая строгость всегда, всегда нежна. Когда со мною рядом ты и смотришь вопрошающе, Глядишь так детски-пристально


13 черных шаров против 12 белых

Из книги Мечников автора Могилевский Борис Львович

13 черных шаров против 12 белых К началу учебного года Илья Ильич должен был вернуться в Россию. О возвращении в Петербург Людмилы Васильевны не могло быть и речи. Решили вызвать ее сестру, Надежду Васильевну.С тяжелым чувством уезжал Илья Ильич. Ничего хорошего от


Конец «черных стрел»

Из книги С малых высот автора Шмелев Николай Александрович

Конец «черных стрел» В феврале 1942 года 1-я ударная армия была переброшена под Старую Руссу, на Северо-Западный фронт, где она вместе с другими частями должна была окружить и уничтожить 16-ю немецкую армиюК этому времени в наш полк влилось звено самолетов связи. Его штурманы


ШУБА НА МЕХУ. Маргарита Алигер

Из книги Ты помнишь, товарищ… Воспоминания о Михаиле Светлове автора Либединская Лидия

ШУБА НА МЕХУ. Маргарита Алигер Года через три-четыре после окончания войны Гослитиздат выпустил в свет однотомник Михаила Светлова. После долгого безденежья должно было наступить некоторое, хотя бы временное, материальное благополучие. Когда подошло время получать


VII. ВАСИЧУ В ЧЕРНЫХ ХОЛМАХ

Из книги Говорит Черный Лось автора Нейхардт Джон

VII. ВАСИЧУ В ЧЕРНЫХ ХОЛМАХ На следующее лето, когда мне исполнилось 11 лет (1874 год), мы увидели первые признаки новой беды. Тогда наш клан стоял лагерем на ручье Сломанный Палец в Черных Холмах. Оттуда мы перебрались к Весеннему Ручью, а потом на Быстрый Ручей, в то место, где


У Роберта Пейна и Давида Шуба

Из книги В круге последнем автора Решетовская Наталья Алексеевна

У Роберта Пейна и Давида Шуба Измышления Солженицына об Октябрьской социалистической революции, его клевета в адрес В. И. Ленина почти дословно повторяют писания некоторых «советологов». В первую очередь, Роберта Пейна и Давида Шуба. Заголовки глав книги меньшевика


Шуба

Из книги Рожденная в гетто автора Сеф Ариела

Шуба В детстве меня плохо одевали. Папа работал, мама работала; нас было четверо детей и не до моих нарядов. Если учесть, что и особой красотой я в том возрасте не выделялась, то вид у меня был довольно обдрипанный. К двенадцати годам у меня не было зимнего пальто, а только


«Ну, нет! Мне хватит суток черных!..»

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

«Ну, нет! Мне хватит суток черных!..» Ну, нет! Мне хватит суток черных! Коли не хочешь – не цени. Так долго я, как кот ученый, Жила на золотой цепи. Цепь эту порвала я смело, Покорность прогнала с лица, А позолота облетела, Как с одуванчиков


«Загадка черных дыр»

Из книги Космонавт № 34. От лучины до пришельцев автора Гречко Георгий Михайлович

«Загадка черных дыр» В 1975-м году я опубликовал заметку в журнале «Техника – молодежи». Название было броское – «Загадка черных дыр решена!». И рубрика соответствующая – «Сенсации наших дней». Приведу часть текста: «Астрофизики обнаружили связь ядер галактик, где


Заговор на отгнание черных муриев

Из книги Русский Нострадамус. Легендарные пророчества и предсказания автора Шишкина Елена

Заговор на отгнание черных муриев «За морем за синим, за морем Хвалынском, по средине Окиан-моря лежит остров Буян, на том острове Буяне стоит дуб, под тем дубом живут седмерицею семь старцев, ни скованных, ни связанных. Приходил к ним старец, приводил к ним тму черных


СНОВА СРЕДИ ЧЕРНЫХ ДРУЗЕЙ

Из книги Миклуха-Маклай автора Водовозов Николай Васильевич

СНОВА СРЕДИ ЧЕРНЫХ ДРУЗЕЙ 27 июня 1876 года шхуна «Sea Bird» бросила якорь в заливе Астролябия у берега Маклая. Увидав своего друга, папуасы были крайне обрадованы, но не изумлены. Они привыкли верить каждому слову русского ученого и терпеливо ожидали его возвращения.Едва


Шуба

Из книги Воспоминания. Шум времени автора Мандельштам Осип Эмильевич

Шуба Хорошо мне в моей стариковской шубе, словно дом свой на себе носишь. Спросят – холодно ли сегодня на дворе, и не знаешь, что ответить, может быть, и холодно, а я-то почем знаю?Есть такие шубы, в них ходили попы и торговые старики, люди спокойные, несуетливые, себе