Дикий вождь при дворе «Золотого царя»

Дикий вождь при дворе «Золотого царя»

Когда не стало Хайду, первого монгольского хана, племена оказались поделенными между тремя его сыновьями, что не могло не ослабить молодого царства.

Если мы почти ничего не знаем о его наследнике, старшем сыне, по имени Байшингор-докшин, то известно, что правнук последнего, Хабул-хаган, был великим вождем: с ним монголы, владения которых ограничивались окрестностями горы Хэнтэй, вышли на мировую арену, став достаточно могущественными, чтобы пекинский двор ими заинтересовался.

В ту пору Пекин и Северный Китай принадлежал чжур-чженям, маньчжурскому племени тунгусского корня, то есть ближайшим родственникам нынешних маньчжуров.

Чжурчженьские князья, носившие китайский сан «Цзинь», то есть «Золотой царь», правили территорией, лежавшей между приамурскими лесами и прибрежными районами Янцзыцзяня («Голубая река»). В поречье Янцзы их власть осуществлялась в ущерб китайской империи, объединявшей провинции Южного Китая. Чтобы иметь в этом регионе большую свободу, чжурчжени старались обезопасить свои тылы от набегов кочевников из Монголии, в частности кераитских племен, группировавшихся вокруг Хабула. Потому «Золотой царь» пригласил монгольского вождя к себе, в Пекин, а точнее, на очередную царскую охоту в Маньчжурии.

Хабул поразил пекинский двор своими дикими ухватками. Разумеется, чжурчжени, сами еще находившиеся на стадии варварства и лишь слегка коснувшиеся китайской цивилизации, не были слишком рафинированными, но манеры монгольского гостя их потрясли, особенно его обжорство. Правды ради следует сказать, что этому аппетиту, достойному великого Пантагрюэля, персидские историки нашли объяснение довольно любопытное. Дикарь, оказавшись среди вельмож, будучи встревоженным торжественностью обстановки и обеспокоенным обилием изысканных блюд — особенно загадочными были китайские сладости — возможно, отравленных, время от времени выходил на двор, чтобы освободиться от съеденного, после чего он возвращался к столу и снова принимался за угощение как ни в чем не бывало. Яства были очень вкусными, рисовая водка текла слишком обильно, и Хабул, все-таки охмелев, забылся настолько, что не огладил в знак уважения бороды «Золотого царя».[8] Когда монгол протрезвел и узнал о совершенном им преступлении — оскорблении величества, то сам потребовал себе наказания.

«Золотой царь» лишь рассмеялся, то ли полагая, что лучшего поведения от дикаря ожидать было нельзя, то ли не желая злить монголов: ведь чжурчженям еще предстояло не раз сразиться с китайцами на Янцзы. Как бы там ни было, он простил Хабула и отправил его в Монголию, щедро одарив золотом, самоцветами и дорогими одеждами.

Однако, поразмыслив, чжурчжени пришли к заключению, что обласканный дикарь, при всей его простодушности, может оказаться соседом очень опасным. Так что не успел Хабул проехать и двух верст, как, вняв речам советников, «Золотой царь» решил исправить свою оплошность и послал за монголами гонцов с приглашением возвратиться ко двору. Почуяв неладное, те отказались. Чжурчжени Хабула схватили, но пленник, посаженный на серого жеребца, сумел от них ускакать и в отместку приказал перебить пекинских послов.

Эта история стала известна персам через монгольских сказителей. Подтверждение ей мы находим у китайских хронистов, от которых также знаем, что в 1139 и 1147 годах «Золотые цари» ратоборствовали на своих северных рубежах с монголами, которым в конечном счете отдали несколько приграничных областей. Сверх того, начиная с 1148 года пекинский двор ежегодно отправлял северным племенам в виде даров пшеницу, овец и быков. Но этот подарок, на деле, являлся замаскированной данью, ценой которой покупался мир для границ Большого Хингана. Далее. Следуя китайскому обычаю, «Золотой царь» признал вражеского вождя государем всех монголов, правда, в качестве своего вассала.

Монгольские источники об этом молчат. Зато они внимательно прослеживают судьбу малоизвестных племенных вождей, которым приписывают честь быть ближайшими предками Чингисхана. Так мы узнаем, что Хабул оставил после себя полдюжины сыновей, обязанных своей силе и отваге титулом «кият», который можно перевести как «бурный поток» и который остался за их потомками, создавшими свой особый полуклан в рамках царской семьи борджигинов. Этих шестерых сыновей монгольские барды упоминают часто, ибо хотя все эти кочевники и были нищими, за своей генеалогией они следили ревностно. Вот их имена: Окин-Бархаг, Бартан-баатур, Хутухту-Мунгур, Хутула-хаган, Хадаан и Тодоен-отчигин. Но не им передал Хабул свою власть, а своему двоюродному брату, Амбагаю (правнуку хана Хайду, как он сам), вождю тайчжиудов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

КОЛХИДА БЕЗ ЗОЛОТОГО РУНА. ПРОЗА ЖИЗНИ

Из книги Леся Украинка автора Костенко Анатоль

КОЛХИДА БЕЗ ЗОЛОТОГО РУНА. ПРОЗА ЖИЗНИ Безрадостная жизнь ждала Лесю в Телави. Кому-то, более оборотливому, чем Климент Квитка, пришлось по вкусу место помощника судьи в Телави, и не успела измученная тяжелой дорогой Леся переступить порог дома, как снова надо было


2 "После полдня золотого..."

Из книги Морозные узоры: Стихотворения и письма автора Садовской Борис Александрович

2 "После полдня золотого..." После полдня золотого Солнце ждет на полусклоне, Небо, жемчуг ясно-бледный, Утомленно замирает. Сквозь жемчужные покровы Проступает щит пурпурный. Воздух звонок, в этом звоне Дышит солнцу гимн победный. Красный щит спустился ниже. Склон


Глава 2 Мое замужество. – Семья Барятинских. – Смерть царя Александра III. – Восшествие на престол царя Николая II и его женитьба

Из книги Моя русская жизнь. Воспоминания великосветской дамы. 1870–1918 [litres] автора Барятинская Мария Сергеевна

Глава 2 Мое замужество. – Семья Барятинских. – Смерть царя Александра III. – Восшествие на престол царя Николая II и его женитьба Я вышла замуж 17 августа 1894 года. Моему супругу, второму сыну генерал-адъютанта его величества князя Барятинского, в то время было только


Глава 5 ЗАКАТ «ЗОЛОТОГО ВЕКА»

Из книги Еврипид [с иллюстр.] автора Гончарова Татьяна Викторовна

Глава 5 ЗАКАТ «ЗОЛОТОГО ВЕКА» Бессмертные боги, явившие так беспощадно свою немилость к афинянам во время прошлогоднего мора, казалось, уже навсегда отвратили свое лицо от Ока Эллады. И хотя как в военных делах, так и в мирных заботах встречались удачи и счастливые дни,


Чингисхан на службе у «Золотого царя»

Из книги Чингисхан: Покоритель Вселенной автора Груссе Рене

Чингисхан на службе у «Золотого царя» На этом повороте своей судьбы Чингисхан сумел извлечь для себя выгоду и из внезапной смены политического курса Китая в Верхней Азии.Читатель помнит, что первое монгольское царство было разрушено совместными усилиями татар


Глава 4 Конец золотого века

Из книги Клеопатра автора Шифф Стейси

Глава 4 Конец золотого века Служанка. Как мне оправдаться, если спросят, где я была так долго? Андромаха. Придумай что-нибудь. Ты ведь женщина, в конце концов. Еврипид Цезарь покинул Египет десятого июня, значительно позже, чем следовало бы. В Риме вестей от полководца не


«У Золотого озера»

Из книги Я. Истории из моей жизни автора Хепберн Кэтрин

«У Золотого озера» Этот сценарий был чисто театральным. Я приехала в Уилмингтон, штат Делавер, чтобы просмотреть его вместе с Ноэлем Уиллманом. (Он поставил несколько пьес с моим участием, например «Сущность гравитации».) Главные герои, которым лет по пятьдесят, слишком


Сказки Золотого века

Из книги Дневник дерзаний и тревог автора Киле Петр

Сказки Золотого века  13 февраля 2006 года.Выход в свет первой книги драм «Утро дней. Сцены из истории Санкт-Петербурга» на исходе 2002 года и возможность вскоре издать вторую книгу драм «Очаг света. Сцены из античности и эпохи Возрождения», как не выразили сомнения в том из


Символизм золотого ключа

Из книги Ключи счастья. Алексей Толстой и литературный Петербург автора Толстая Елена Дмитриевна

Символизм золотого ключа Петровский высоко оценил находку Толстого — символический образ золотого ключика, которого нет у Коллоди. Однако в своих разысканиях о семантике этого символа он ограничился упоминанием «ключей счастья» — фольклорной мифологемы,


«Над садом ледяным свет золотого сада…»

Из книги Угрешская лира. Выпуск 2 автора Егорова Елена Николаевна

«Над садом ледяным свет золотого сада…» И знала рай в объятиях моих. А.С. Пушкин Над садом ледяным свет золотого сада, И садом ледяным сквозь неземную цветь Уходят в ад земной пришедшие из ада, Познав до срока рай, познав любовь, как смерть. В пустынях мировых исходит


ПОД ВЫВЕСКОЙ «ЗОЛОТОГО АНГЕЛА»

Из книги Хогарт автора Герман Михаил Юрьевич

ПОД ВЫВЕСКОЙ «ЗОЛОТОГО АНГЕЛА» Не совсем понятно, как именно произошло приобщение Уилли к искусству. Имеются сведения, что в школьные годы он хаживал в гости к жившему по соседству художнику, чье имя для истории утрачено. Эти визиты в сочетании с природными наклонностями


Н. П. Кугушевой-Сивачевой («Вместо браслета золотого…»)

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

Н. П. Кугушевой-Сивачевой («Вместо браслета золотого…») Вместо браслета золотого, Духов или букета роз, В день августа двадцать шестого Тебе я «музыку» принес. Припомни, как она, бывало, Разноголосицей трубя, Бросала в жар и волновала Из нас особенно тебя. Как в виде


В трактире «У Золотого Ягненка»

Из книги Повесть о моей жизни автора Кудрявцев Федор Григорьевич

В трактире «У Золотого Ягненка» Конвойный привел меня на маленькую городскую площадь с кирхой и фонтаном посередине. Кругом виднелись старинные двух- и трехэтажные дома, а на них вывески магазинов и гастхаузов, то есть небольших трактиров в первом этаже и с пятью-шестью


7 В поисках золотого руна

Из книги Жаклин Кеннеди. Американская королева автора Брэдфорд Сара

7 В поисках золотого руна Любовь найдет он, не найдя покоя, ведь суждено ему искать руно златое. Жаклин Кеннеди. Стихи о муже, сентябрь 1953 г. Смерть Черного Джека ознаменовала конец целой эпохи в жизни Джеки, а рождение дочери четыре месяца спустя открыло новый этап в ее


Глава XXXVII Конец «Золотого песка»

Из книги Том 4. Приключения Тома Сойера. Жизнь на Миссисипи автора Твен Марк

Глава XXXVII Конец «Золотого песка» Ибо, три месяца спустя, 8 августа, когда я писал одну из предыдущих глав, в нью-йоркских газетах появилась следующая телеграмма: «Страшная катастрофа! Семнадцать человек погибло при взрыве на пароходе „Золотой песок“. Нашвилл, 7 августа.