Девятьсот семидесятые

Девятьсот семидесятые

Семидесятые годы стали для меня десятилетием счастья. За это время пришлось пережить много значительного и радостного, однако, как это и бывает в жизни, радость соединялась с болью утрат. Никогда прежде не приходилось работать так много, как в это время. Была избрана деканом факультета и председателем Совета по защитам докторских и кандидатских диссертаций, руководила работой аспирантов и читала лекционные курсы на трёх гуманитарных факультетах. Появились и докторанты, среди них — Грета Ионкис, писавшая об английской поэзии XX века. На открывшихся при кафедре курсах повышения квалификации преподавателей зарубежной литературы пединститутов страны тоже вела занятия. Но выполнять все казалось легко, меня несло на крыльях счастья. Геннадий Викторович приехал в Москву, мы были рядом и поженились.

Регистрация брака состоялась в ближайшем к дому загсе во Вражском переулке, где собрались все мои друзья. Здесь выслушали наставительную речь расписавшей нас дамы, твердо знавшей правила поведения супругов, она же вручила нам свидетельство о бракосочетании и пожелала благополучия. В выданном свидетельстве были написаны наши имена и фамилии. Муж — Аникин, жена — Михальская. Я не изменила фамилию: под ней значилась моя дочь, да и все мои документы были выданы на имя Н. П. Михальской, а обмен их был связан с бесконечной волокитой.

При выходе из загса нас ожидали такси, отправились сначала на Большую Дорогомиловскую, где вкусили все прелести кулинарного мастерства тети Маши. Великолепны были пироги и пышные ватрушки. Звучали тосты, раздавался звон бокалов. Домой на Ростовскую набережную переместились вечером, продолжив празднество, распив шампанское.

В первое лето нашей совместной жизни начали вместе писать учебник по истории английской литературы. В то лето под Москвой горели торфяные болота. В городе было дымно и душно от жары. Оставаться в квартире было легче, чем бродить по улицам, и мы не отступали от своего первого совместного труда. Работали с радостью. Очень хорошо все складывалось, обо всем легко и быстро договаривались, сразу определилось, кому что писать: мне — вступление и раздел о средних веках, ему — о литературе эпохи Возрождения и XVII века, мне — XVIII веке, ему — о романтизме XIX века, мне — о реализме, ему — о рубеже XIX–XX веков, мне — о модернистах 20-30-х годов XX века, ему — о литературе послевоенного периода. Все выстраивалось в соответствии с интересами и желаниями каждого. Да ведь иначе и быть могло, мы и в работе своей становились единым целым. Закончили учебник быстро.

Когда книги Г. В. Аникина «Современный английский роман» была издана, можно было защищать докторскую диссертацию. Но сразу же встал вопрос — где? Сначала предполагалось, что в Москве, в МГПИ. Но теперь ситуация изменилась: мы стали мужем и женой, а жена — председатель Совета, где будет защищаться диссертация мужа. Решили поступить иначе. Я договорилась с заведующим кафедрой зарубежной литературы Ленинградского пединститута имени Герцена профессором Алексеем Львовичем Григорьевым о том, что диссертация Аникина будет рассмотрена его кафедрой, а потом, если получит положительную оценку, поступит в Совет при их институте. Так все и произошло.

На защиту мы отправились в Ленинград вместе. Остановились в гостинице «Россия», где мой приятель Алексей Лукичев заказал нам номер. Защита проходила не совсем просто. В отзыве оппонента, ленинградского профессора А. С. Ромм, прозвучали замечания, которых не было в первоначальном письменном отзыве, а приехавшие на защиту из Свердловска бывшие коллеги Аникина засыпали его вопросами, которым не было конца. Однако все завершилось благополучно. В Москву Геннадий Викторович вернулся доктором филологических наук.

Геннадий Викторович Аникин

В Москве Г. В. Аникин устроился на работу, его приняли на должность научного сотрудника в Институт мировой литературы Академии Наук СССР (ИМЛИ им. Горького) в секцию, возглавляемую профессором Засурским Ясеном Николаевичем, где он с энтузиазмом приступил к своим новым обязанностям.

Анюта училась на биофаке МГУ с увлечением. Вскоре у неё появился приятель-однокурсник, ставший через некоторое время её мужем. Молодожены стремились к самостоятельности, и мне удалось приобрести освободившуюся в нашем же доме однокомнатную квартиру. Оплатить её я смогла в счет полученных гонораров за книгу, учебник и ряд предисловий к романам Диккенса. Да и зарплата к этому времени у меня была выше, чем прежде, а долги почти полностью выплачены. Все складывалось удачно. Молодые супруги обрели желаемое. Невосполнимую утрату вся наша кафедра пережила в 1972 году со смертью Марии Евгеньевны. С её уходом я потеряла не только наставника, но и друга, оберегавшего меня с самого начала нашего знакомства. Мария Евгеньевна умерла 2-го июня в своей квартире на улице Королева. Она была одна, когда почувствовала себя плохо. Сама вызвала по телефону машину скорой помощи и открыла входную дверь. Села в кресло на своё обычное место возле письменного стола у окна. Ночь была на исходе. В пять часов утра, когда в квартиру вошли врач и медсестра, Мария Евгеньевна, уже не дышала. На столе лежала открытая книга. В «Учительской газете» от 6 июня 1972 года сообщалось: «Скончалась Мария Евгеньевна Елизарова — профессор, доктор филологических наук, старейший работник Московского государственного педагогического института имени В.И. Ленина. Мария Евгеньевна подготовила многие поколения преподавателей школ и вузов. В течение 20 лет она возглавляла кафедру зарубежной литературы, вела научно-исследовательскую работу по вопросам взаимодействия русской и зарубежной литературы, уделяя специальное внимание творчеству Чехова. Из жизни ушел замечательный человек, пользовавшийся любовью и уважением всего коллектива МГПИ и своих многочисленных учеников». Похоронили Марию Евгеньевну на Новодевичьем кладбище. Каждый год, по сложившейся в 70-е годы традиции, к могиле М. Е. Елизаровой приходят её ученики, возлагают цветы.

В 1974 году, успешно закончив биофак, Анюта стала работать в биохимической лаборатории, но через некоторое время ей пришлось оставить это место из-за все усиливающейся аллергии. Врач предупредил ее, что в случае беременности оставаться в лаборатории нельзя, необходимо думать не только о себе, но и о здоровье ребенка. Уйдя из лаборатории, Анюта поступила в наш институт на должность помощника главного библиографа в библиотеку и одновременно стала учиться на вечернем отделении факультета русского языка и литературы МГПИ. И то и другое оказалось ей по душе. Литературный факультет она окончила с отличием и была принята в аспирантуру при кафедре русского языка, её научным руководителем стала Людмила Васильевна Николенко — известный специалист в области фразеологии. По проблемам фразеологии в назначенный срок была защищена кандидатская диссертация Анной Михальской, ставшей кандидатом филологических наук, что отнюдь не помешало ей впоследствии публиковать работы не только о русском языке и фундаментальные труды по риторике, но и книги о собаках и кошках

А.К. Михальская

Важным событием стало появление на свет первого сына Анюты, моего первого внука — Алексея Владимировича, родившегося 2-го марта 1976 года. Всегда помню, как ранним утром разбудил меня телефонный звонок, и ликующим голосом Володя сообщил о рождении у них Анютой сына весом в три с лишним килограмма и ростом в 51 сантиметр. Сказано было и о том, что роды прошли благополучно, Анюта чувствует себя хорошо. После этой новости солнце засияло особенно ярко, и в институт по Плющихе я не шла, а летела на лекцию, совсем не думая о Мольере и обо всем с ним связанным, а думая об Анюте и новом члене нашей семьи. Хотелось со всеми поделиться радостью, всем рассказать о своём внуке, хотя я его ещё и не видела, но мне казалось, что я уже касалась его, трогала маленькие пальчики на ножках. Кем ом будет? На кого похож? Об этом я думала, подходя к институту, входя в него, поднимаясь по лестнице и сообщая каждому встречному о своей новости. О театре Мольера вспомнила, сев за стол и начав лекцию, но рассказывала и об этом с упоением.

Домой возвращалась в более умеренном темпе. Зашла в аптеку, где купила штук двадцать разных сосок, бутылочек для молока, несколько метров марли, вату и вазелин. Вместе с Геннадием Викторовичем в этот же день сходили в мануфактурный магазин на Арбате, где подкупили бумазеи и белого ситца на пеленки, хотя дома их было уже множество, как и всякого рода распашонок и чепчиков. Анюта все необходимое заготовила своевременно. Вечером обсуждали с Геннадием Викторовичем проблемы воспитания ребенка-мальчика, поскольку у такого опыта не было, растила девочку.

Забегая вперед, скажу, что на первых порах жизнь молодой семьи была налажена и шла успешно. У Анюты был декретный отпуск, но дважды в неделю — по вторникам и пятницам — ходила регулярно на занятия, принося ребенка, если его отец был занят, к нам.

Потом, когда пришло время ходить ей на работу, ситуация осложнилась, но на выручку пришел Геннадий Викторович, посещавший ИМЛИ только по четвергам и охотно согласившийся присматривать за маленьким Алешей, когда и меня дома не было. Так все и шло. Мы помогали растить мальчика, полюбили и привязались к нему. Но Володе надо было писать диссертацию, сдавать кандидатские экзамены, ходить на уроки французского языка, а потому не высыпаться ночами, заниматься вечерами на кухне, где рядом готовилась еда и сушились пеленки, Володе все это оказалось не под силу. К тому же вечером он любил слушать музыку, а ребенка рано укладывали спать, прошло года полтора, и он перебрался к своим родителям в Лосиноостровскую, в выделенную для него комнату, где было удобно и тихо, переехал он туда, прихватив любимый им музыкальный комплекс, подаренный к первой годовщине совместной жизни молодых супругов. С тех пор ни с женой, ни с сыном не встречался.

Г.В. Аникин и Н.П. Михальская с первым внуком Алексеем.

По утрам Анюта приносила Алешу к нам, шла на работу. По четвергам у меня не было занятий, и я могла быть с ребенком, когда Геннадий Викторович шел в свой институт. В остальные дни рассчитывали на него, успевавшего каким-то образом писать свои научные статьи об английской и американской литературе. Удивительным было то, что оставаясь с ним, ребенок всегда был спокоен, а когда подрос и начал говорить, они приступили к чтению вслух. Начали со стихов, смешных нонсенсов, несколько позднее перешли к прозе Марка Твена. «Приключения Тома Сойера» пришлись Алеше особенно по душе, но слушал он и о приключениях Гека Финна, а когда Геннадию Викторовичу надо было написать о памфлетах Твена, то и памфлеты американского классика читались вслух, а также и некоторые другие не менее захватывающие тексты. Алеша полюбил рассказы и стихи Стивенсона и, конечно, «Робинзона Крузо», «Алиса в стране чудес» почему-то его не заинтересовала. Геннадий Викторович считал, что это произошло от недостаточно увлекательного комментария, которым сам он сопровождал чтение этой знаменитой книги, которую не очень любил.

Внук Алеша, 4 года. 1980 г.

Преподанные в младенчестве специалистом уроки чтения сделали своё дело: Алексей пристрастился к художественной литературе, научался выбирать и читать книги; в детский сад Алеша стал ходить, когда ему было около пяти лет.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ПЕРЕЛОМНЫЙ ДЕВЯТЬСОТ ПЕРВЫЙ

Из книги Караджале автора Константиновский Илья Давыдович

ПЕРЕЛОМНЫЙ ДЕВЯТЬСОТ ПЕРВЫЙ Как объяснить тайну переломных моментов человеческой жизни? Но каждый человек знает, что «всему приходит свое время». И вот наступает момент, когда человек как бы стоит над итогом всех своих предыдущих дней и глубоко чувствует: что не сбылось


Год тысяча девятьсот пятый

Из книги Ленин. Жизнь и смерть автора Пейн Роберт

Год тысяча девятьсот пятый Так бывает, что на долю страны выпадает год сплошных испытаний; со всех сторон сыплются несчастья, словно насылаемые злым роком. Для России это был 1905 год.Началось с того, что 22 января, известного в истории как «Кровавое воскресенье», огромная


Глава двенадцатая В семидесятые годы

Из книги И.А. Гончаров автора Рыбасов Александр

Глава двенадцатая В семидесятые годы Готовя в 1870 году отдельное издание «Обрыва», Гончаров в своем предисловии к нему писал, что роман вызвал «благоприятное впечатление на публику» и возбудил «неблагоприятные печатные отзывы в журналах». Было бы, конечно, неверно слова


Глава одиннадцатая. Грустные семидесятые

Из книги Довлатов автора Попов Валерий

Глава одиннадцатая. Грустные семидесятые В семидесятых Ленинград вдруг как-то опустел. Праздничное оживление предыдущего десятилетия сникло. Боролись, боролись за светлое будущее — а ничего так и не изменилось. Бороться с советской властью, что с сыростью: все равно


Семидесятые, Москва, район ВДНХ и другие

Из книги Фанера над Парижем. Эпизоды автора Анненский Александр

Семидесятые, Москва, район ВДНХ и другие Когда я стал его студентом, Всесоюзный государственный институт кинематографии еще не имел, как сегодня, свой престижный титул Университета. Для сохранения уважения к старейшей в мире Государственной киношколе, существующей с 1919


Семидесятые, Москва и область, ст. Болшево

Из книги Вильямс автора Крупеников Игорь Аркадьевич

Семидесятые, Москва и область, ст. Болшево Он был высокий, в последние годы чуть склонный к полноте, почти всегда ходил в не застегнутом светлом плаще, полы которого от его быстрой походки расходились на лету. Пока народ у нашего подъезда собирался, рассматривая его личный


XIII. ТЫСЯЧА ДЕВЯТЬСОТ ПЯТЫЙ ГОД

Из книги Тургенев автора Богословский Николай Вениаминович

XIII. ТЫСЯЧА ДЕВЯТЬСОТ ПЯТЫЙ ГОД «Мы… несли революционные заветы наших учителей Гавриила Гаврииловича Густавсона и Климента Аркадьевича Тимирязева, не давая затухнуть этим заветам в вихре арестов, засад, провокаций, повальных обысков и прочих прелестей царского режима.


ГЛАВА XXVI СЕМИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ. «НОВЬ»

Из книги Я пасу облака автора Смит Патти

ГЛАВА XXVI СЕМИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ. «НОВЬ» Летом 1870 года Тургенев ненадолго приезжал в Россию. Назревала война между Францией и Германией. С каждым днем неизбежность ее становилась очевидней. Это заставило Тургенева ускорить возвращение в Баден-Баден.Об объявлении войны он


Тысяча девятьсот пятьдесят седьмой

Из книги Течёт река… автора Михальская Нина Павловна

Тысяча девятьсот пятьдесят седьмой Его звали Гарри Рейл — хорошее имя для сыщика, но он больше походил на шамана. В любую погоду он сидел на голой площадке перед своим слегка накрененным домом — а дом, обшитый черной дранкой, казался нарисованным, плоским. Гарри сидел у


Девятьсот восьмидесятые

Из книги По теченью и против теченья… (Борис Слуцкий: жизнь и творчество) автора Горелик Петр Залманович

Девятьсот восьмидесятые Конец моему счастью пришел в самом начале 80-х годов. Геннадий Викторович попал в больницу, где ему сделали операцию, удаляли полипы в прямой кишке. При выписке больного его лечащий врач уверял меня, что все прошло благополучно, но все это


Глава двенадцатая СЕМИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ

Из книги Мне всегда везет! [Мемуары счастливой женщины] автора Лифшиц Галина Марковна

Глава двенадцатая СЕМИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ В 1970 году Борис Слуцкий вместе с Булатом Окуджавой вели семинар на совещании молодых поэтов. Это было однодневное мероприятие, своеобразный «мастер-класс» для начинающих. В таком же «одноразовом» мероприятии участвовал Слуцкий и в 1975


СЕМИДЕСЯТЫЕ

Из книги Без выбора: Автобиографическое повествование автора Бородин Леонид Иванович

СЕМИДЕСЯТЫЕ 1970-й. Юбилей ЛенинаЯ уверена, что мозги человека поддаются постороннему влиянию только до определенной степени. Потом эффект воздействия пропадает, и даже происходит некое антивоздействие. Это простой и понятный закон, но его почему-то не любят учитывать те,


Семидесятые

Из книги Софи Лорен автора Надеждин Николай Яковлевич

Семидесятые Маразм крепчал — вот, пожалуй, самая распространенная поговорка тех лет.Крепчал маразм нашего «дорогого Ильича», с трудом произносившего свои многочасовые речи. Наверное, ни о ком не рассказывали столько анекдотов, как о Брежневе. Причем ни о ком не было их


И снова годы семидесятые

Из книги автора

И снова годы семидесятые «Разделившееся в себе царство падет». К середине 70-х немногочисленный «клан» русистов не просто разделился в себе, он рассыпался по «двойкам» и «тройкам» взаимообщавшихся. Началось с распада и разгрома первого русского самиздатского журнала


61. Семидесятые годы

Из книги автора

61. Семидесятые годы В 1970-е годы Софи снизила интенсивность работы в кино. Ушёл из жизни великий Де Сика, а поступавшие Лорен предложения от других режиссёров были, на её взгляд, слабее работ Мастера и не вполне соответствовали её уровню. Но все же она снималась – выпускала