В освобожденном городе

В освобожденном городе

Боевые товарищи Нежурина уже видели из окопов улицы Белгорода, а Василий трудился на кухне. Таков порядок. Прибывший из санчасти должен пройти своеобразный карантин.

Вместе с белгородским парнем Семерниным он ходил за водой к колодцу и терял в нем ведра, а потом доставал их крючком. Надоело до чертиков. Но вот карантин кончился, и его зачислили в расчет наводчиком.

Только было воспрянул духом — привязалась куриная слепота. Опять с передовой — в тыл. Таким, не совсем здоровым, и вошел в свой родной город. Вот они знакомые огороды, где копали картошку и срезали подсолнухи с братом. Вот стадион, куда часто попадали через забор. Машина, на которой ехал Василий, шла по улице Ново-Московской. Пересекающие ее улицы в восточной части были перегорожены немцами для того, видимо, чтоб наши артиллеристы не видели главную магистраль Харьков — Москва.

Мост через Везелку разбит. Но его уже восстанавливали саперы. А вот и скелет массивной, когда-то четырехэтажной мельницы «Волга». Машина сворачивает вправо — в объезд через Кошарово, — но мотор внезапно глохнет возле дома художника — учителя Василия.

Нежурин выпрыгнул из кузова, подошел к выбитому окну. Пустая комната. Разбросаны бумаги. На стене криво-косо висят картины.

Федора Григорьевича нет. Его жена Екатерина Васильевна кинулась к Василию со слезами. Расцеловала и других бойцов, которые тоже вошли в дом.

Поломка машины Нежурину на руку. Попросился домой хоть на полчасика. Командир взвода управления Данилкин махнул рукой:

— Беги. Только быстро!

Еще не веря в такую удачу, рванулся Василий через проломанный мост, через заросший бурьяном и изрытый взрывами луг, где играл в детстве. Мелькнула мысль: может, луг заминирован? Но даже опасность не остановила.

Вот и родная улица, заросшая бурьяном. Она изрыта траншеями, перегорожена вдоль колючей проволокой. Большинство домов покалечены взрывами. А вот и родной дом. Он с отшибленным углом.

Вбежал во двор и не узнал его: весь в земляных щелях. Из одной выскакивает взъерошенная мама.

— Ой, сынок! — бросилась обнимать, чуть не упала.

Пока обнимались — вокруг зашумели соседи. Все повылезали. Полный двор людей! И среди них — отец. Перед тем как обнять его, Василий вытер глаза.

Еще свистят над головой вражеские снаряды, еще гремит канонада наших орудий, а у белгородцев уже праздничное настроение. Соседи дергают Василия, обнимают. Расспросы. Возгласы удивления. На Нежурина-младшего смотрели так, словно это он один принес избавление всему городу.

— Где же ты, сынок, служишь?! — кричит отец.

— Я, папа, артиллерист, наводчик. Сегодня утром наше орудие стреляло по городу из села Ячнево.

Посыпались шутки:

— Так это ты сарай наш разбил и Тузика ранил?.. Маленький пушистый пес, старый и умный, стоял тут же на трех лапах. Василий кинулся к нему, поднял и прижал к груди. Тузик узнал его. Стал ласкаться, жалобно повизгивая.

Однако полчаса на исходе.

— Пора мне, отец, возвращаться…

Перемахнув мост, Василий увидел машину, своих товарищей. Командиры уже хмурились в ожидании его.

Поехали в село Красное и вдруг повернули назад, в Белгород: изменилась обстановка. Еще раз повезло Нежурину: он ночевал дома. Но до того как лечь в погребе, рядом с матерью (она боялась спать наверху и упросила сына побыть возле себя: «Может, больше не свидимся»), он зашел к Толику Водокачникову и увидел там своего товарища, который ушел из города на фронт на полдня раньше, чем Василий. Сейчас же он сидел в штатском:

— Ты что же это, а? — напустился на него Нежурин. — Решил отсидеться дома? Струсил?

А тот покраснел и неловко, неестественно рассмеялся. Встал Василий и вышел, хлопнув дверью.

Утром его провожали мать и отец. Они потянулись за ним на улицу. Увидев, прибежали соседские женщины.

— До свидания, Вася, — говорила одна из них. — Встречала тебя и провожаю, как своего сына Бориса… Гоните извергов с нашей земли!

С трудом вырвавшись из объятий матери, облившей его слезами, Василий побежал. Но отец не отстал. Он поцеловал сына возле заведенной машины, и Василий впервые увидел на его глазах слезы. Невольно всхлипнув, Нежурин-младший залез в кузов. Машина тронулась. А отец кричал вслед.

— Громи врага! Отомсти за наше горе!

Город уходил из поля зрения, словно тонул. Вот уже видны только крыши домов. Вот уже маячит одна колокольня. Долго был виден ее крест, наконец пропал и он.

«Прощай, любимый город», — негромко затянул Василий. Песню подхватили белгородцы Съедин и Котляров.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

В СОН-ГОРОДЕ

В СОН-ГОРОДЕ Стояло лето 1912 года.После шумной нижегородской жизни Арзамас показался Голиковым особенно тихим. Пыль, жара, сонная истома.Правда, тишину время от времени нарушал колокольный звон. Колокола гудели и словно зазывали: «К н?ам, к н?ам?м, сиротам…» Много повидали


В городе

В городе Как часто, часто, словно птица, Душа тоскует по лесам! Но и не может с тем не слиться, Что человек воздвигнул сам! Холмы, покрытые асфальтом И яркой россыпью огней, Порой так шумно славят альты, Как будто нету их родней! * * * «Вредная, неверная, наверно…» Вредная,  


В ГОРОДЕ

В ГОРОДЕ В УЕЗДНОМ ГОРОДЕ Заборы, груды кирпича, Кривые улицы, домишки. И за собором каланча С уснувшим сторожем на вышке. Здесь сорок лет – что год один. Не знают люди перемены, Как рамки выцветших картин, Смиренно кроющие стены. А в поле, там где млеет ширь И рожь


Прометей в городе

Прометей в городе Отныне Прометеи в городах Живут, оставив на скале оковы; Среди бетонных стен забытый страх Уже не должен их тревожить снова. В краю, куда не залететь орлам, Он – Прометей – себя терзает


76. В освобождённом Париже

76. В освобождённом Париже В конце войны Штатц исчез. Он даже не попрощался с нею. Пропал, как пропадают на войне, – растворился в этой смертельной кутерьме, канул в небытие. Поначалу Коко его ждала, потом – забыла.Вокруг неё разворачивались грозные события. Волна


В Ленинграде городе

В Ленинграде городе Январь 1967 года. Идет озвучание фильма «Вертикаль». Сдали мы его 31 декабря 1966 (как и положено по плану), но на самом деле фильм не готов; здесь, в Ленинграде, идет озвучание и досъемки — в тайне от Госкино. Без четверти двенадцать ночи мы с Высоцким вышли из


В ГОРОДЕ ДЕМИДОВЕ

В ГОРОДЕ ДЕМИДОВЕ День 1-й. 18 декабря 1921 года Юра Никулин родился 18 декабря. Младенец, как это всегда бывает в подобной ситуации, плакал, а его родители и все домашние — смеялись и радовались.Произошло это событие в маленьком городке Смоленской губернии Демидове. До


ЖИЗНЬ В ГОРОДЕ

ЖИЗНЬ В ГОРОДЕ Трудно восстановить обстановку последних, лондонских лет жизни Ньютона. Кроме немногословных и пристрастных воспоминаний, в архивах того времени сохранилось лишь несколько разрозненных счётов да инвентарная опись вещей и посуды, оставшихся после его


В городе

В городе Как и по всей Средней Азии, здания бухарских медресе были обычно двухэтажные или одноэтажные. Таковы медресе Бухары, Самарканда, Ташкента и многих других городов.«Вокруг этих зданий тянулись каменные площадки, дворы их мостились жженым кирпичом, поставленным на


В «Старом городе»

В «Старом городе» Началось с обычного. Ученый секретарь института сказал, что нужно ехать на совещание в комитет. Название комитета мало знакомо.— Да вы знаете этот дом. Он недалеко оттуда, где был наш институт, только не на Фрунзе, а на Калинина.И почему-то перед глазами


Первый бой в городе

Первый бой в городе Начало Великой Отечественной войны застало меня недалеко от г. Ковеля, где стояла наша часть. О первых неравных боях с фашистскими захватчиками, о тяжелых днях отступления на Восток рассказывать долго. Начну с тех дней, когда я после реорганизации


Опять в городе П.32

Опять в городе П.32 (от 19 лет до 21 года, 1876–1878 гг.)Вел с отцом переписку, был счастлив своими мечтами и никогда не жаловался. Все же отец видел, что такая жизнь в Москве должна изнурить меня и привести к гибели. Пригласили меня, под благовидным предлогом, в П.Дома обрадовались,


В Ленинграде-городе…

В Ленинграде-городе… Я из Ленинграда. Иногда спрашивают: а почему не Питер? Почему не Петербург? Просто была такая интеллектуальная столица, называлась Ленинград. А потом мы все чаще слышали про «бандитский Петербург». Так что я уж лучше останусь ленинградцем, каким и


В городе

В городе XНа широких, плетенных из гаоляна цыновках лежали кучи камбалы, угрей, похожих на мокрые веревки, толстые пласты сазана и зубатки. В чешуе рыб отражалось небо. Плавники хранили еще нежные цвета моря — сапфирно-золотистые, яркожелтые и густооранжевые.Китайцы


В освобожденном Алжире

В освобожденном Алжире Странно быть на свободе после двух долгих лет заключения. Странно ходить по улицам без стражи, не ожидая каждую минуту удара в спину прикладом или кулаком. Я испытывал это незабываемое чувство второй раз в жизни: в первый раз — в дни молодости, когда


НА ОСВОБОЖДЕННОМ КАВКАЗЕ

НА ОСВОБОЖДЕННОМ КАВКАЗЕ Клара Цеткин не считала единственной целью своей поездки разоблачение перед всем миром истинных зачинщиков контрреволюционного мятежа в Грузии. Она в то же самое время наблюдала, как в горах и селах Кавказа зарождается и растет новая жизнь.