Кто виноват в провалах?

Кто виноват в провалах?

Он ищет родственников и близких своих друзей, старается помочь тем, кто нуждается в содействии. И в этом смысле до конца остается заботливым руководителем группы антифашистов. Не только они — все мы должны сказать ему за это слова благодарности. Ибо вплоть до 1989 года в Советском Союзе об этих людях все еще ничего не было известно. Каждую попытку рассказать о «Красной капелле» встречали в штыки хранители наших секретов — в том числе те, кто в первую очередь обязан был гордиться своими коллегами по службе и защитить их имена от забвения, второй смерти. Я имею в виду руководителей советской военной разведки.

К сожалению, еще до сих пор кое-кто в «компетентных органах» продолжает повторять уже опровергнутую французским судом ложь о «предательстве Треппера после ареста». А военные молчат. Когда весной прошлого года я готовил первую публикацию на эту тему для «Литературной газеты», те же люди потребовали заменить в моем материале слово «подвиги» на «деятельность». Могу предположить легкую снисходительную улыбку, которая тронула бы губы Леопольда, узнай он о «мудрой предосторожности» своих нынешних коллег.

В самом деле, создавать разведывательную сеть в предвоенной Европе, а потом два с половиной года информировать Москву из оккупированных гитлеровцами стран, стараясь спасти из-под удара — от мученической смерти! — своих людей, суметь после ареста, находясь в тюремной камере, под неусыпным наблюдением тюремщиков, составить подробнейший отчет о провале и, обманув гестапо, передать его на волю, тем самым предупредив Центр о затеянной Берлином радиоигре, наконец, бежать от гитлеровцев… Все это никак нельзя назвать подвигом — обычная деятельность рядового служаки!

Любая разведывательная служба всегда — в силу специфики работы — окутана неким ореолом тайны. Кое-кто у нас и сейчас, полвека спустя, готов прикрыть этой завесой былые ошибки своего ведомства. Даже «неопытный разведчик» Жиль Перро не единожды задает в своей книге вопрос о том, как мог Центр так загружать работой своих радистов-разведчиков, что постоянно ставил их под угрозу разоблачения. С недоумением говорили об этом между собой и гитлеровцы. В результате новые, замечательные для того времени немецкие локаторы нащупывали один передатчик за другим.

Как пошли в штаб-квартире советской военной разведки на включение в радиограмму адресов самых ценных берлинских борцов-антифашистов? Со временем расшифрованные, эти тексты позволили гестаповцам выследить и арестовать сто тридцать патриотов, а затем казнить лучших из них.

Сколько ошибок наделал Директор, глава разведуправления[16] в подборе и направлении на Запад людей, оказавшихся неготовыми к настоящей борьбе и при первой же угрозе ставших сообщниками фашистов! Вроде Кента (он же Сукулов и он же Гуревич), уже в 1947 году приговоренного в Москве к 25-летнему тюремному заключению за измену.

Heт, я далек от мысли представить работу «Красной капеллы» в исключительно розовом цвете или свести деятельность Центра к одним ошибкам. Но коль скоро мы впервые открыто и подробно говорим о неизвестной нам ранее группе военных разведчиков, следует назвать вещи своими именами.

Бесспорно одно: главной причиной серьезных промашек Центра был разгром военной разведки Берзина накануне войны сталинскими палачами. На смену опытным профессионалам и преданным коммунистам пришли после этого случайные, неподготовленные люди. В Центре не проявляли достаточной заботы о своих посланцах за линией фронта — таково, впрочем, было тогда общее отношение к людям- «винтикам». Но и после войны признать свою вину оказалось нелегко.

Тем более что судьба ряда разведчиков после победы сложилась трагически. Вернувшийся в Москву руководитель «Красной капеллы» арестован. Особое совещание выносит ему стандартный для той поры приговор — 15 лет тюремного заключения. И в октябре 1945 года Любовь Евсеевна Бройде, проведшая в Советском Союзе вместе с детьми все тяжелейшие военные годы, получает «справку». «Лев Захарович Треппер, — говорится в ней, — пропал без вести при обстоятельствах, не дающих право ходатайствовать о получении пенсии».

Разъездным фотографом зарабатывает она на пропитание себе и детям, не подозревая о том, что на Лубянке, а потом в Лефортове, всего в нескольких километрах от халупы, приютившей семью разведчика, бессчетными шагами меряет ее муж очередную камеру.

Только смерть диктатора освободила Большого шефа. Дело Треппера прекращено «за отсутствием состава преступления». Он вновь обретает семью и несколько лет спустя переезжает с ней в Варшаву. Реабилитация была, увы, единственным признанием его заслуг.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Кто виноват

Из книги Воспоминания автора Мандельштам Надежда Яковлевна

Кто виноват Первый вопрос, заданный следователем: «Как вы думаете, почему вас арестовали?» После уклончивого ответа следователь предложил припомнить стихи, которые могли вызвать арест. О. М. последовательно прочел «Волка», «Старый Крым» и «Квартиру». Он еще надеялся, что


Сам виноват?

Из книги Страсти по Максиму (Документальный роман о Горьком) автора Басинский Павел Валерьевич

Сам виноват? Встречавшие Горького на вокзале 27 мая 1936 года сразу заметили его плохое состояние. В поезде не спал. Задыхался. О болезни Марфы и Дарьи, живших тогда в особняке на Малой Никитской, его, разумеется, предупредили. Тем не менее – своенравный старик! – «к ним


17. Кто виноват?

Из книги Убийство Моцарта автора Вейс Дэвид

17. Кто виноват? На Вену уже спускались сумерки, когда они вернулись к себе в гостиницу. Многое по-прежнему оставалось для Джэсона неясным. Что случилось с телом? Почему провожающие, дойдя до городских ворот, повернули назад? Был ли в этом виноват Сальери? Почему тело


Я САМ ВИНОВАТ

Из книги Перед восходом солнца автора Зощенко Михаил Михайлович

Я САМ ВИНОВАТ Вечер. Я иду по Невскому с К. Я познакомился с ней в Кисловодске. Она красива, остроумна, весела. В ней та радость жизни, которой нет во мне. И, может быть, это меня больше всего в ней прельщает.Мы идем, нежно взявшись за руки. Мы выходим на Неву. Идем по темной


Я НЕ ВИНОВАТ

Из книги Красная капелла. Суперсеть ГРУ-НКВД в тылу III рейха автора Перро Жиль

Я НЕ ВИНОВАТ Сидим за столом и кушаем блины.Вдруг отец берет мою тарелку и начинает кушать мои блины. Я реву.Отец в очках. У него серьезный вид. Борода. Тем не менее он смеется. Он говорит:— Видите, какой он жадный. Ему для отца жаль одного блина.Я говорю:— Один блин,


Кто виноват в провалах?

Из книги Романтика неба автора Тихомолов Борис Ермилович

Кто виноват в провалах? Он ищет родственников и близких своих друзей, старается помочь тем, кто нуждается в содействии. И в этом смысле до конца остается заботливым руководителем группы антифашистов. Не только они — все мы должны сказать ему за это слова благодарности.


А кто же виноват?

Из книги Воспоминания. Книга третья автора Мандельштам Надежда Яковлевна

А кто же виноват? Я плелся домой, по-стариковски шаркая ногами. Видел оборванного мокрого Дубынина, его укоризненный взгляд, будто это я целиком виноват в случившемся. Да!.. А кто же все-таки виноват? Я остановился. Острая догадка электрической искрой хлестнула меня по


II Кто виноват?[6]

Из книги Страсти по Максиму. Горький: девять дней после смерти автора Басинский Павел Валерьевич

II Кто виноват?[6] Я хорошо запомнила этот вечер. Мы были у Варковицкой, редактора Гослита. Я уезжала в Коктебель. Одна. На двоих бы не хватило денег. Да их нужно было еще выцарапать, что было далеко не просто в те времена, да кажется и сейчас. Нарбут был хитрый хохол. Он заключал


Сам виноват?

Из книги Янгель: Уроки и наследие автора Андреев Лев Вячеславович

Сам виноват? Встречавшие Горького на вокзале 27 мая 1936 года сразу заметили его плохое состояние. В поезде не спал, задыхался. О болезни Марфы и Дарьи, живших тогда в особняке на Малой Никитской, его предупредили. Тем не менее – своенравный старик! – «к ним тайком прорвался».


Кто виноват?

Из книги Горький автора Басинский Павел Валерьевич

Кто виноват? Несмотря на то, что с октябрьских событий шестидесятого прошло почти 40 лет, обстоятельного полного объяснения возникновения причин трагедий в открытой печати до сих пор нет. Более того, появляются даже не только не вполне точные толкования происшедшего, но и


Сам виноват?

Из книги В поисках оружия автора Фёдоров Владимир Григорьевич

Сам виноват? Встречавшие Горького на вокзале 27 мая 1936 года сразу заметили его плохое состояние. В поезде не спал. Задыхался. О болезни Марфы и Дарьи, живших тогда в особняке на Малой Никитской, Горького, разумеется, предупредили. Тем не менее — вот своенравный старик! — «к


Кто виноват?

Из книги Листы дневника. В трех томах. Том 3 автора Рерих Николай Константинович

Кто виноват? С февраля месяца Ломжа и близлежащие города — Остроленка и Прасныш стали подвергаться бомбардировке с аэропланов. Почти каждое утро в предрассветной дымке появлялись эти незваные гости, сбрасывая свои смертоносные подарки. В Остроленке бомбой была


"А вор так ни в чем и не виноват?"

Из книги Избранные произведения. Т. I. Стихи, повести, рассказы, воспоминания автора Берестов Валентин Дмитриевич

"А вор так ни в чем и не виноват?" О ходже Наср-Эддине рассказывают:"У ходжи украли осла. На следующий день ходжа, плачась, рассказал об этом друзьям и просил их помочь. Выслушав его, они начали подавать ему советы. Один сказал: "Нужно на дверях конюшни повесить замок". — "Ну,


ДОМ НЕ ВИНОВАТ

Из книги Максимализмы [сборник] автора Армалинский Михаил

ДОМ НЕ ВИНОВАТ Ну и дом! И житель и прохожий — Все его безжалостно бранят. Но ему-то, бедному, за что же Достается? Дом не виноват. Дом, конечно, плох. Но по проекту Он, увы, таким и должен быть. Мне с тобой сегодня, архитектор, Хочется о нем поговорить. Гнездами железными


«Виноват»

Из книги Мой муж — Осип Мандельштам автора Мандельштам Надежда Яковлевна

«Виноват» М. Е. В. Кончается война. Германия. Поле перемежается с рощицами и редкими домиками. Идут по пустой дороге майор и его друг, старший лейтенант с денщиком своим, автоматчиком. Верой и правдой служил ему денщик и спасал от смерти не раз.Ищут они дом, где бы


Кто виноват

Из книги автора

Кто виноват Первый вопрос, заданный следователем: «Как вы думаете, почему вас арестовали?» После уклончивого ответа следователь предложил припомнить стихи, которые могли вызвать арест. О. М. последовательно прочел «Волка», «Старый Крым» и «Квартиру». Он еще надеялся, что