Они бегут!

Они бегут!

21 апреля у Маргарет Барча начались схватки. Панвиц поместил ее в частную клинику Нейи, даже не упомянув, что она заключенная. Она родила мальчика, и они с Кентом решили назвать его Мишелем. Любовник ежедневно посещал ее в сопровождении трех агентов зондеркоманды.

«Они устроили большой праздник по случаю моего возвращения, — рассказывает Маргарет, — говорили: «Мы отмечаем ваше бракосочетание с Кентом». Действительно, это было похоже на свадьбу. В конце банкета они преподнесли мне подарки: совершенно великолепные колыбельку и коляску для Мишеля. С этого дня все называли меня «Мами».

Панвиц поселил родителей и малыша в небольшой частной квартире из двух комнат. Двери этой квартиры были всегда на запоре, но после обеда в определенный час Маргарет разрешалось погулять с Мишелем в саду. Каждый четверг ее отпускали на свидание с сыном Рене. «Я, конечно, сто раз могла убежать, но знала, что тогда они убьют Кента…»

Снующие туда-сюда черные «ситроены», прогулки Маргарет, появление Кента на улицах, переброска заключенных, суета Панвица и его людей — за всем этим строго следят, все отмечают невидимые наблюдатели, выполняющие распоряжения Треппера.

Для того чтобы стряхнуть с себя оцепенение, в которое он погрузился из-за своего вынужденного уединения, и начать действовать, Трепперу нужен был только повод; как только он наметил себе цель — следить за зондеркомандой, «как тигр за своей жертвой», захватить ее, — жизненная энергия вновь забила в нем ключом. Он организовал службу наблюдения с помощью старого товарища Алекса Лезового, который теперь играет роль «начальника штаба», прежде принадлежавшую Гроссфогелю. Его люди фотографируют каждую машину, каждого пешехода, входящего или выходящего из дома на улице Курсель (сюда недавно переехала зондеркоманда).

Это наблюдение — подготовка к действию. Ведь не только Панвиц предчувствует, что высадка союзников неизбежна. Думая о ней, Большой шеф в свою очередь разработал невероятно дерзкий план…

Треппер убежден, что Большая игра близится к концу. Разгром немецких армий на Западе позволяет надеяться на очень скорое окончание войны. Следовательно, ничто не помешает осуществлению его плана: напасть на зондеркоманду, захватить ее личный состав. Ему было бы приятно, закончив игру, взять в плен тех, кто преследовал его несколько лет и кто отнял у него столько близких людей.

Он создал ударный отряд из тридцати хорошо вооруженных человек. План нападения подготовил Алекс Лезовой. Он гарантировал успех операции: «Единственным средством уйти от нас будет для них самоубийство». Большой шеф со смехом ответил: «Не бойтесь! В этом на них можно положиться: они не покончат с собой!»

Разумеется, надо было предупредить Москву. Радиограмма с просьбой разрешить операцию была отправлена. Ждали ответа.

Когда бронетанковые части Леклерка подошли к Парижу, Панвиц и его люди упаковали чемоданы. Их настроение, конечно же, было довольно кислым. Они много работали, перенесли разочарования и неудачи, трепали себе нервы, устраивая облавы, или, как некоторые из них, пытали людей; но если подвести итоги, эти три года были все же удачными. Никто из них не погиб в Париже: здесь умирали реже, чем в Сталинграде или в Тобруке.

Они жили на широкую ногу, поселившись в домах миллиардеров; ели продукты с черного рынка, напивались — и еще как, словно сущие Бахусы! Женщин — сколько хочешь. Деньги — в изобилии.

И приходилось оставлять все это…

Отъезд из восставшего Парижа состоялся 26 августа. Бронеавтомобили, между ними — машины, также ощетинившиеся дулами автоматов. Колонна обогнула забаррикадированные улицы, беспрепятственно проехала по пригородным районам, соединилась с обращенными в бегство армейскими частями и направилась на Восток, в Германию.

Поскольку ответа из Москвы не было, Треппер запер в ящик свой план нападения и передал в распоряжение отряда Сопротивления тридцать своих боевиков.

26 августа Большой шеф покидает свое убежище на улице Мен и вместе с Алексом Лезовым устремляется на улицу Курсель.

С большим трудом они добираются туда, но с момента бегства зондеркоманды прошло уже два часа. Консьерж и его жена встречают их, все еще дрожа от страха; когда Кент садился в машину, он крикнул им: «Держите язык за зубами и не думайте, что все кончено: мы вернемся!»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Крысы бегут с корабля

Из книги У самого Черного моря. Книга III автора Авдеев Михаил Васильевич

Крысы бегут с корабля Кто-то сравнил Крым с огромным кораблем.Действительно, он — словно судне, вырвавшееся в Черное море, а перешеек, — как трап, переброшенный на материк.Трап был уже вдребезги разбит мощными ударами советских пушек, и крысы бежали с корабля.Бежали


Белые бегут

Из книги История моей юности автора Петров-Бирюк Дмитрий Ильич

Белые бегут В тюрьме я подружился с молодым казаком Горшковым Петром, уроженцем Котовской станицы. Ему было лет под тридцать. По натуре он был гордым, замкнутым человеком, ни с кем почти в камере не общался. Но ко мне относился почему-то дружелюбно, удостаивая иногда своим


АМЕРИКАНЦЫ БЕГУТ В ПАНИКЕ...

Из книги Перелом. От Брежнева к Горбачеву автора Гриневский Олег Алексеевич

АМЕРИКАНЦЫ БЕГУТ В ПАНИКЕ... Непримиримая борьба СССР — США проходила не только на трибуне Культурхюсета или в зале Коллонтай советского посольства. Она имела знаменательное продолжение в сауне отеля Амарантен.В советских посольствах был неписаный закон: если приезжает


Пролог. Слоны бегут на запад

Из книги Русские гении за рубежом. Зворыкин и Сикорский автора Образцов Петр Алексеевич

Пролог. Слоны бегут на запад «Октябрь (ноябрь) 17-го года!..» — дальше можно ничего не добавлять. Одни с придыханием пустятся в воспоминания о днях, которые «потрясли мир» и с которых началась (должна была начаться) светлая, великая эра в истории человечества. Другие,