А что в Петербурге?

А что в Петербурге?

В начале сентября Александр получил первое донесение от Кутузова о битве при Бородине. Фельдмаршал оценивал это сражение как победное. Донесение было оглашено в Александро-Невской лавре. Город вздохнул с облегчением.

Наконец-то! Значит, назначение Кутузова было правильным. Ура! Но вскоре пришло сообщение, что Москва оставлена без боя, а русская армия уходит по Рязанской дороге. Куда уходит? Почему оставили древнюю столицу?

Это было самое страшное время в жизни Александра, сравнимое разве что с тем ужасом, когда был убит Павел I. Царь заперся в своем кабинете, где провел ночь без сна. Наутро приближенные заметили, что в волосах тридцатипятилетнего императора появились седые пряди. Дальше — больше: сообщение не менее страшное — Москва горит.

После того как Шишков и Аракчеев в Вильно деликатно выдавили Александра из армии, он поехал в Москву. Старая столица встретила его восторженно: толпы горожан и крестьян на улицах, восторженные лица с выражением любви и доверия. Купечество собрало 2 миллиона рублей в пользу армии. Дворянство было не менее щедрым. Они обещали выставить ополчение в 80 тысяч солдат. Люди были их собственностью, и они жертвовали эту собственность на «алтарь Отечества». Теперь старая столица в огне, а Петербург напряженно и враждебно молчит.

Р. С. Эдлинг: «Приближался день коронации 15 сентября, обыкновенно празднуемый в России с большой пышностью». Москва уже пала. Решено было, чтобы ободрить народ, не отступать от обычных правил. Единственной уступкой обычаю было то, что Александр ехал в Казанский собор не верхом, а в карете вместе с женой и матерью. «Мы ехали в каретах о многих стеклах, окруженные несметной и мрачно-молчаливой толпой. Взволнованные лица, на нас смотревшие, имели вовсе не праздничное выражение.

Никогда в жизни не забуду тех минут, когда мы вступили в церковь, следуя посреди толпы, ни единым возгласом не заявлявшей о своем присутствии. Можно было слышать наши шаги, а я была убеждена, что достаточно малейшей искры, чтобы все вокруг воспламенилось. Я взглянула на государя, поняла, что происходило в его душе, и мне показалось, что колени подо мной подгибаются».

Петербург был в панике. Часть коронных драгоценностей была погружена на русскую эскадру, которая должна была в случае крайней опасности плыть в Англию. Знать бежала из города, увозя ценные вещи. Константин Павлович и Аракчеев заклинали Александра немедленно заключить с Наполеоном мир и не дать врагу повернуть войско на Петербург. Императрица Мария Федоровна паковала вещи, собираясь забрать дочерей и уехать из Павловска. Екатерина Павловна писала брату из Твери: «Занятие Москвы французами переполнило меру отчаяния в умах, недовольство распространено в высшей степени… Вас обвиняют громко в несчастии Вашей империи, в разорении общем и частном, словом, в утрате чести страны и Вашей собственной».

Объясню вкратце, почему Тверь стала собственным домом Екатерины Павловны. Как уже было говорено, великую княжну Екатерины готовили в жены Наполеону. Мать была в ужасе, сама Екатерина Павловна тоже не хотела этого брака, поэтому быстро вышла замуж за герцога Ольденбургского.

Императрица Елизавета Алексеевна, однако, во всем поддерживала мужа и потому была занята делом: посещала госпитали, готовила для раненых одежду и белье. Мадам де Сталь называла ее ангелом-хранителем России. В это самое время, когда в столице буквально шло бегство, до Александра дошел слух, что друг молодости Голицын Александр Николаевич, обер-прокурор Синода (1773–1844), не только не торопится уезжать, но и закладывает новый дворец. Уже поползли слухи, что не иначе как князь изменник и ждет прихода Наполеона. Встреча Александра и Голицына все объяснила и оказала на измученную ответственностью душу Александра удивительное действие. Оказывается, князь ни на минуту не сомневался в нашей победе над Наполеоном, и твердый ответ в этом ему дало Евангелие. Так в руки Александра попала Библия. Это стало для него спасением. Об этом еще поговорим подробно.

В Петербурге не оценили по достоинству распоряжение Ростопчина о поджоге старой столицы, все считали, что Москву подожгли французы. А как же иначе? Можно жечь свое добро, чтобы не попало в руки Антихриста, исчадия ада Наполеона, но чья же рука поднимется на старые храмы и дворцы, на гордость русскую? В Подмосковье были того же мнения. Уже тогда стали возникать партизанские отряды.

Р. С. Эдлинг: «Эти тяжелые дни миновали, и вскоре прибыл от Кутузова полковник Мишо с известием, которое вывело нас из состояния страшного недоумения». Мишо сообщил, что армия сохранена, объяснил план и политику новой кампании и причину пожара. Встреча царя и Мишо замечательно описаны Толстым в «Войне и мире». Весь разговор велся по-французски. Александр был взволнован, потрясен: «Я вижу, что провидение требует от нас великих жертв. Я готов подчиниться его воле».

«Какой дух в армии, — спросил Александр, — солдаты в отчаянии, в унынии?»

Мишо ответил с достоинством (как в сказке, право слово): «Они боятся только одного, что ваше величество по своей сердечной доброте надумает заключить мир».

Александр ответил с не меньшим достоинством: «Я отращу себе бороду и буду скорее питаться черствым хлебом в Сибири, нежели подпишу позор моего отечества и дорогих моих подданных, жертвы которых умею ценить».

При разговоре с Мишо Александр произнес такую фразу: «Не забудьте, что я вам сейчас скажу, полковник. Возможно, мы когда-нибудь вспомним об этом с удовольствием. Наполеон или я! Я или Наполеон, но вместе мы царствовать не можем». Возможно, что эта фраза несколько расцвечена кистью более поздних авторов, но смысл ее точен.

И Мишо ответил подобающе: «Государь, в это мгновение устами вашего величества говорят слава нации и освобождение Европы».

Французы оставили Москву, и радостное известие достигло Северной столицы. Р. С. Эдлинг: «Я дожидалась императрицы в ее кабинете… Вдруг раздался пушечный выстрел с крепости, позолоченная колокольня которой приходится как раз против Каменноостровского дворца. От этой рассчитанной, торжественной пальбы, знаменовавшей радостное событие, затрепетали во мне все жилы, и подобного ощущения живой и чистой радости никогда я не испытывала. Я была не в состоянии вынести дольше такое волнение, если бы не облегчили меня потоки слез. Я испытала в эти минуты, что ничто так не потрясает душу, как чувство благодарной любви к отечеству, и это чувство овладело тогда всей Россией». Длинноватая получилась цитата, но уж очень мне нравится язык XIX века. Мы уже не умеем так ни говорить, ни писать.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

МОЛОДОСТЬ В ПЕТЕРБУРГЕ

Из книги Лермонтов: воспоминания, письма, дневники автора Щеголев Павел Елисеевич

МОЛОДОСТЬ В ПЕТЕРБУРГЕ Развлекаемый светскими удовольствиями, Лермонтов однако же занимался лекциями, но недолго пробыл в университете; вследствие какой-то истории с одним из профессоров, в которую он случайно и против воли был замешан, ему надо было оставить Московский


В старом Петербурге

Из книги Русские оружейники автора Нагаев Герман Данилович

В старом Петербурге 1 Еще накануне все газеты сообщили о том, что по улицам Петербурга пройдут войска, возвращающиеся с турецкой войны.Утром, несмотря на хмурую осеннюю погоду, главные улицы были запружены народом: каждому хотелось увидеть героев Плевны, Карса и


В ПЕТЕРБУРГЕ

Из книги "Мне сопутствовала счастливая звезда..." (Владимир Клавдиевич Арсеньев 1872-1930гг) автора Хисамутдинов Амир Александрович

В ПЕТЕРБУРГЕ В октябре 1910 года штабс-капитан Арсеньев повез солдат, уволившихся в запас, в Сызрань. С собой он взял все коллекции, собранные в последних экспедициях. Закончив в Сызрани служебные дела, путешественник выехал в Санкт-Петербург, отправив туда и ящики с


В ПЕТЕРБУРГЕ

Из книги Аполлон Григорьев автора Егоров Борис Федорович

В ПЕТЕРБУРГЕ Железная дорога Петербург — Москва тогда еще только строилась, нужно было пользоваться гужевым транспортом. Имевшие возможность ехать в своих экипажах или нанимать их у чужих людей, конечно, наслаждались относительным комфортом, хотя по булыжному шоссе,


В Петербурге

Из книги Жизнь моряка автора Лухманов Дмитрий Афанасьевич

В Петербурге Родной, привычный Петербург!Далеко-далеко остались задернутые туманом памяти и казавшиеся теперь нереальными амурские перекаты, японские тайфуны, хабаровские морозы, томительная жара тропиков.Однако отдыхать и бездельничать долго не приходилось, я ведь


В ПЕТЕРБУРГЕ

Из книги Гоголь автора Воронский Александр Константинович

В ПЕТЕРБУРГЕ Спасаясь от нежинского и миргородского «самодовольствия», от мертвого безмолвия, от скуки и тоски, страшась безвестности и ничтожества, Гоголь отправился в столицу. Там он надеялся найти более живую среду. Когда читаешь письма юноши Гоголя и следишь, с каким


В ПЕТЕРБУРГЕ

Из книги Белинский автора Водовозов Николай Васильевич

В ПЕТЕРБУРГЕ Перед отъездом Белинского в Петербург в Москву вернулся из ссылки Александр Иванович Герцен. Они знали друг друга еще со времен студенческой их жизни. Но отношение Белинского, как и всего кружка Станкевича, к Герцену и его друзьям было в то время весьма


2. ЖИЗНЬ В ПЕТЕРБУРГЕ

Из книги Бутлеров автора Гумилевский Лев Иванович

2. ЖИЗНЬ В ПЕТЕРБУРГЕ Характеризуя развитие естествознания в России в шестидесятые годы прошлого века, К. А. Тимирязев говорил:«То же пробуждение деятельности, которое проявилось в Петербургском университете, наблюдалось и в других. О казанской химической школе, даже


I В АРАКЧЕЕВСКОМ ПЕТЕРБУРГЕ

Из книги Пушкин автора Гроссман Леонид Петрович

I В АРАКЧЕЕВСКОМ ПЕТЕРБУРГЕ 1 На жизненное поприще Пушкин вступал в «мрачную годину». Это была эпоха жестокой реакции, жандармской мистики Священного союза и чудовищной диктатуры Аракчеева.Но чем яростнее проявлял себя правительственный террор, тем сильнее сказывалось


X В ПЕТЕРБУРГЕ БУНТ

Из книги Личная жизнь Александра I автора Соротокина Нина Матвеевна

X В ПЕТЕРБУРГЕ БУНТ 1 В последних числах ноября в глухом затишье Опочецкого уезда стали ходить слухи, что царь умирает. Это были отголоски поступавших с 17 ноября в Петербург из далекого Приазовья известий о болезни Александра I, которые вскоре приняли угрожающий характер.


А что в Петербурге?

Из книги Воспоминания автора Вересаев Викентий Викентьевич

А что в Петербурге? В начале сентября Александр получил первое донесение от Кутузова о битве при Бородине. Фельдмаршал оценивал это сражение как победное. Донесение было оглашено в Александро-Невской лавре. Город вздохнул с облегчением.Наконец-то! Значит, назначение


В Петербурге

Из книги 10 гениев науки автора Фомин Александр Владимирович


Опять в Петербурге

Из книги Михаил Лермонтов. Один меж небом и землей автора Михайлов Валерий Федорович

Опять в Петербурге Остаться за границей Менделееву не разрешили, но и вернувшись на родину, он оказался не у дел. Преподавательская нагрузка была распределена в начале учебного года, и никаких вакансий не было. А сбережениями, на которые можно было бы вести безбедное


В Петербурге — в последний раз

Из книги Чехов автора Громов Михаил Петрович

В Петербурге — в последний раз 125 октября 1840 года в Санкт-Петербурге, в отсутствие автора, вышла книга стихотворений Лермонтова. Ее тираж был 1000 экземпляров. Этот сборник оказался единственным при жизни поэта.Всего 26 стихотворений — зато каких! — и две поэмы: «Мцыри» и


ВСТРЕЧИ В ПЕТЕРБУРГЕ

Из книги Ковалевская автора Штрайх Соломон Яковлевич

ВСТРЕЧИ В ПЕТЕРБУРГЕ Северную столицу Чехов увидел впервые в декабре 1885 года, уехав вместе с Н. А. Лейкиным, постоянно посещавшим Москву по разным делам и для встреч со своими сотрудниками. У Лейкина он и остановился. «…Пережил все те муки, про которые в писании сказано:


В ПЕТЕРБУРГЕ

Из книги автора

В ПЕТЕРБУРГЕ Софья Ковалевская вошла в Петербурге в избраннейший круг людей шестидесятых годов. Она познакомилась там с живыми героями романа Н. Г. Чернышевского «Что делать?», встречалась с деятельнейшими проповедниками идей материализма и дарвинизма, с людьми,