Таганрог и его окрестности

Таганрог и его окрестности

Предназначенный для царской семьи дом никак нельзя было назвать дворцом. Скромное, каменное жилище, тринадцать окон по фасаду, дом был построен в 1814 году итальянским архитектором по приказу градоначальника Попкова и предназначался для краткосрочного проживания именитых гостей города, иными словами — гостиница «люкс». В 1820 году здесь останавливался Пушкин, когда путешествовал вместе с семьей Раевских. Сейчас в этом доме музей, адрес — Греческая улица, 40.

Александр был весьма доволен новым жилищем, у него было замечательное настроение. В ожидании жены он, как пишет Барятинский, «расставлял мебель, вбивал гвозди для картин, приводил в порядок городской сад» — надо же супруге где-то гулять. Елизавета Алексеевна прибыла через десять дней после мужа — 23 сентября. С императрицей прибыли: генерал-адъютант князь П. М. Волконский, статс-секретарь Лонгинов, камер-фрейлины княжна Волконская и Валуева, лейб-медик Стоффреген, еще два доктора, аптекарь и две камер-юнгферы.

О князе Петре Михайловиче Волконском следует рассказать подробнее. Вигель: «Он более всех сделался угодным Александру… Главная, единственная добродетель Волконского была собачья верность… В день восшествия на престол сделан он флигель-адъютантом его, а в день коронации — генерал-адъютантом. Зная, сколь полезна царям нравственная власть, как избавляет она их от необходимости часто употреблять материальную, Александр, даже в кругу самых близких по крови, не переставал быть любезным, старался сохранить свою величественную важность. Нельзя, чтобы беспрестанное наблюдение за самим собой иногда не утомляло его; наедине с Волконским любил он отдыхать; не открывая ему души своей, при нем становился он человеком, который смеется, сердится или бранится, как все прочие люди. Точно так же во время частых и быстрых путешествий своих, сидя с ним в коляске, говорят, не иначе привык он отдыхать, как засыпая на его плече… Говорят, для камердинера нет великого человека; Александр угадал, что для верноподданничества Волконского всякий был бы великий муж, лишь бы он был царь». Вигель, как всегда, умен и злоязычен, но в его словах слышится голос общественного мнения. С1815 года Волконский уже мог в доверительности царя соперничать с Аракчеевым.

Началась спокойная, тихая жизнь. Елизавета Алексеевна, несмотря на длинную дорогу, чувствовала себя гораздо бодрее, много гуляла, император ее сопровождал. Но долго усидеть на одном месте Александр не мог. Уже 11 октября он поехал на Дон к казакам, а 20 октября по настоятельной просьбе генерал-губернатора М. С. Воронцова отбыл в Крым в сопровождении Дибича, двух врачей — Виллье и Тарасова и полковника Соломки.

Посетили Мариуполь, Симферополь, Гурзуф, Ориадну. Путешествие привело царя в восторг. Шильдер пишет: «Там, по-видимому, Александр нашел тот уголок в Европе, о котором некогда мечтал и где желал бы навсегда поселиться. Вообще, со времени приезда в Таганрог казалось, что государь снова возвратился к прежним своим мечтам и помышлял об удалении в частную жизнь. «Я скоро переселюсь в Крым, — сказал Александр, — я буду жить частным человеком. Я отслужил 25 лет, и солдату в этот срок дают отставку». Князю Волконскому он говорил: «И ты выйдешь в отставку и будешь у меня библиотекарем».

Потом были Алупка и дворец Воронцова, далее Севастополь и Балаклава. На путешествие ушло семь дней, все верхами, не в коляске. День 27 октября Барятинский считает переломным — именно с него началось недомогание Александра, а также куча неточностей и противоречий в описании последних двадцати четырех дней жизни императора, а описывали ее несколько человек. Александр захотел посетить Георгиевский монастырь и ушел туда с фельдъегерем и татарином-проводником. День был теплым и солнечным, а вечера в горах в это время холодные. Свита долго ждала возвращения императора, темнело. Адмирал Грейг велел полицмейстеру выйти навстречу государю с факелами. Продрогший Александр явился около восьми часов. Далее, по одним источникам, прием в Севастопольском дворце, по другим — смотр морским полкам «при свете факелов».

Начиная с 27 октября Барятинский подробно описывает и анализирует каждый день Александра. Источники: «Воспоминание моей жизни» почетного лейб-медика Тарасова, записки лейб-медика баронета Виллье, «Журнал болезни», составленный Волконским, и дневники императрицы Елизаветы Алексеевны. В записках этих авторов видны серьезные разногласия, каждый из описанных дней выглядит по-разному. Баронет Виллье писал очень кратко, по несколько строк в день. Лейб-медик Тарасов написал свои воспоминания много времени спустя, он путал и даты, и последовательность событий.

27 октября государь посвятил осмотру флота, морским укреплениям, госпиталям и казармам, а 28 октября появляется робкое упоминание о надвигающейся болезни. Александр попросил Тарасова приготовить ему рисовый отвар, тот самый, которым его поили при рожистом воспалением на ноге, «…кушает перловый суп и котлету». Понятно, рисовый отвар — значит, неблагополучие с желудком. Представляя царскую трапезу, думаешь о «лебедях печеных», омарах и ананасах, а тут… суп перловый. Потом бедного Александра совершенно замучили «слабительными пилюлями», он принимал их по восемь в день и совершенно изнемог. Но это все потом, а пока он «бодр и свеж», на здоровье не жалуется и едет в Успенский монастырь, Евпаторию и Перекоп, всюду посещает казармы, лазареты, храмы, мечети и синагоги.

На обратном пути в Таганрог Александру встретил фельдъегеря Маскова, он вез деловые бумаги. Александр приказал Маскову сопровождать его. По дороге фельдъегерь «попал в аварию», ямщик на повороте перевернул коляску и вывалил своего седока. Масков с переломом основания черепа остался лежать на дороге недвижим. В госпитале он умер. Эта смерть произвела на Александра очень тяжелое впечатление. Кроме того, он уже был болен, его бил озноб, поднялась температура.

4 ноября вечером он был уже в Мариуполе. Виллье пишет, что он нашел императора «в полном развитии лихорадочного пароксизма». Определение «пароксизм» имеет двоякое значение: либо крайнее обострение болезни, либо острое переживание. Александра уговаривали задержаться в Мариуполе, до Таганрога 90 верст, но он категорически отказался. Его ждет жена, которой он обещал вернуться 5-го, и вообще он не привык нарушать график. На этот раз он отправился в дорогу тепло одетый, в закрытой коляске и с медвежьей полостью на ногах.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава I. Арест. Январь 2000 г., окрестности Грозного

Из книги История Андрея Бабицкого автора Панфилов Олег Валентинович

Глава I. Арест. Январь 2000 г., окрестности Грозного Исчезновение БабицкогоЗаявления Радио «Свобода» и российских властейПротесты Союза журналистов и международных организацийПризнание военныхПротест Государственного департамента СШААдвокаты Генри Резник и Александр


ИЛОВАЙСКОЕ — ТАГАНРОГ

Из книги Зяблики в латах автора Венус Георгий Давыдович

ИЛОВАЙСКОЕ — ТАГАНРОГ Прошло несколько дней.Дроздовский полк двигался эшелоном. Пулеметный взвод я сдал поручику Савельеву, пулеметчику, присланному к нам из офицерской роты, и вновь принял свой 2-й взвод.Чувствуя себя все еще слабым, я почти не выходил из


Глава первая. Таганрог

Из книги Фаина Раневская. Любовь одинокой насмешницы автора Шляхов Андрей Левонович

Глава первая. Таганрог Весенним солнцем утро это пьяно, И на террасе запах роз слышней, А небо ярче синего фаянса. Тетрадь в обложке мягкого сафьяна; Читаю в ней элегии и стансы… Анна Ахматова. «Обман» «Таганрог — совершенно мертвый город. Тихие, пустынные, совершенно


Малая родина: Баллирони и окрестности

Из книги Майн Рид: жил отважный капитан автора Танасейчук Андрей Борисович

Малая родина: Баллирони и окрестности Дом, в котором родился будущий писатель, не поражает своим внешним видом. Сложенный из местного серого камня, приземистый, одноэтажный, он не радует свежестью архитектурных решений. Хотя строение обладает собственным именем — «Мурн


Новелла VI. Окрестности станции Поляны

Из книги Воспоминания о войне автора Никулин Николай Николаевич

Новелла VI. Окрестности станции Поляны В августе 1942 года началась Синявинская операция. В числе прочих, в бой пошла N-ская стрелковая дивизия. Бои были жестокие и вскоре почти все солдаты были ранены или убиты. Со страшным трудом, каждое мгновение рискуя жизнью, медики, чаще


ТАГАНРОГ

Из книги Чехов в жизни: сюжеты для небольшого романа автора Сухих Игорь Николаевич

ТАГАНРОГ …Это был город, представлявший собою странную смесь патриархальности с европейской культурою и внешним лоском. Добрую половину его населения составляли иностранцы — греки, итальянцы, немцы и отчасти англичане. Греки преобладали. Расположенный на берегу


Улица Лабрюйер и окрестности

Из книги Всё на свете, кроме шила и гвоздя. Воспоминания о Викторе Платоновиче Некрасове. Киев – Париж. 1972–87 гг. автора Кондырев Виктор

Улица Лабрюйер и окрестности Чем могла прельстить Некрасова улица Лабрюйер? Чем очаровал этот девятый округ Парижа? Чем замечательно было жить возле площади Пигаль?Шумное и голосистое, захламленное, бестолковое и балдёжное место.Не протолкнуться от туристов, поток


ГЛАВА 2 Окрестности Петербурга. Петергоф и Ораниенбаум

Из книги Мои воспоминания. Книга первая автора Бенуа Александр Николаевич

ГЛАВА 2 Окрестности Петербурга. Петергоф и Ораниенбаум В мой культ родного города были включены и его окрестности. Но одни я узнал на самой заре жизни, другие лишь впоследствии. К первым относятся Петергоф, Ораниенбаум и Павловск, ко вторым — Царское Село, Гатчина и


ТАГАНРОГ 1896–1915

Из книги Раневская. Фрагменты жизни автора Щеглов Алексей Валентинович

ТАГАНРОГ 1896–1915 …Море меня никогда не волновало, хотя я родилась у моря. А лес люблю… 27 августа 1896 года — Таганрог, Николаевская 12 — В семье — Детство и театр — Двор — Музыка — Чехов — Толстой — Гимназия — Летние каникулы — Алиса Коонен — Павла Вульф — Разрыв с


ЧАСТЬ ПЯТАЯ ВИЗАНТИЙ И ОКРЕСТНОСТИ

Из книги Андрей Первозванный. Опыт небиографического жизнеописания автора Виноградов Андрей Юрьевич

ЧАСТЬ ПЯТАЯ ВИЗАНТИЙ И ОКРЕСТНОСТИ 1. «ВЕЛЕГЛАСНЫЙ ОРЁЛ ЕВАНГЕЛЬСКОЙ ПРОПОВЕДИ»«…Апостол Господень Андрей прибыл в то место на своём пути. И когда приблизился он к Поликсене, то понял сердцем, что внутри него происходит некое смятение. Став тогда на молитву и сложив у


Анекдот и его окрестности

Из книги Креативы Старого Семёна автора

Анекдот и его окрестности Реакция на рассказанный анекдот бывает разной. Чаще всего – смех или отсутствие смеха. Самое же, на мой взгляд, интересное и неожиданное – это когда анекдот воспринимают всерьез. Причем это бывает и у людей со вполне нормальным чувством юмора.


Таганрог

Из книги Чехов без глянца автора Фокин Павел Евгеньевич

Таганрог Александр Павлович Чехов:Это был город, представлявший собою странную смесь патриархальности с европейской культурою и внешним лоском. Добрую половину его населения составляли иностранцы — греки, итальянцы, немцы и отчасти англичане. Греки преобладали.


Окрестности Болдина

Из книги «Волшебные места, где я живу душой…» [Пушкинские сады и парки] автора Егорова Елена Николаевна

Окрестности Болдина Окрест Большого Болдина Как осень хороша! Особым чувством Родины Исполнена душа. Звенит, как и при Пушкине, В Лучиннике ручей. Сквозь ветви за опушкою Синеет даль полей И зеленеют озими Средь жёлтого жнивья. В уборе злато — розовом Деревья у


Таганрог

Из книги Тропа к Чехову автора Громов Михаил Петрович

Таганрог 186017(29) января. Родился Антон Павлович Чехов, третий сын П. Е. Чехова (1825–1898) и Е. Я. Чеховой (урожд. Морозовой; 1835–1919).Семья Чеховых жила тогда в Таганроге, на Полицейской улице. Дом сохранился до наших дней.И. А. Бунин впоследствии писал:«Мы сидели, как обычно, в


ТАГАНРОГ

Из книги Чехов автора Громов Михаил Петрович

ТАГАНРОГ Антон — третий сын в обширном семействе Павла Егоровича Чехова — родился в Таганроге 17(29) января 1860 года, когда его матери было двадцать пять, а отцу — тридцать пять лет.В рассказах о себе Чехов был сдержан и прост — «ничего из себя не делал… ни тени рисовки или