Убийство

Убийство

Заговорщики были готовы к действию, но не знали, как все произойдет. Точного плана практически не было, и они не раз спрашивали Палена: «А что делать, если царь откажется подписать бумагу об отречении?» Пален ни разу не дал вразумительного ответа. Произнесенная им пословица «Чтобы сделать омлет, надо разбить яйцо» — не в счет, это всего лишь формула речи. Пален все предвидел заранее, но он знал, что придется отчитываться перед Александром, поэтому ни разу не произнес слово «убийство».

Накануне была произведена перетасовка караула, замок должны охранять верные Палену люди. Последний сбор, последнее совещание и ужин, конечно. 11 марта ночью заговорщики собрались в саду Михайловского замка. «Надело пошли двумя группами», но группа Палена «заблудилась» в коридорах дворца. В покои императора вошло около десяти человек под предводительством адъютанта Преображенского полка Аргамакова.

Все офицеры были пьяны, за ужином хорошо выпили для храбрости. Павлу предложили подписать бумагу об отречении, он отказался. Кто именно был убийцей, сказать нельзя. Да они и сами не знали. Навалились скопом. Николай Зубов ударил императора табакеркой в висок, кто-то снял с себя офицерский шарф, им и удушили Павла. Перед смертью он крикнул: «Что я вам сделал?»

Льва Николаевича Толстого очень интересовала фигура Павла, он хотел написать о нем книгу, но так и не собрался, не получилось, да и материалов было недостаточно. Потом кое-какие материалы появились. В дневнике от 12 октября 1905 года Толстой написал: «Читал Павла — какой предмет! Удивительный». В другом месте Толстой дал Павлу I характеристику: «…признанный, потому что его убили, Павел, так же как его отец, был несравненно лучше жены и матери». И такая может быть точка зрения. После.

Ни Пален, ни Платон Зубов не присутствовали при самом убийстве. Позднее великий князь Константин будет повторять: «Я спал как сурок, я ничего не знал». Александр знал, поэтому вместе с женой провел всю ночь без сна. Об этой роковой ночи с 11 на 12 марта 1801 года очень много написано воспоминаний, в них масса разночтений, как, впрочем, и должно было быть. Кто первый сообщил об убийстве отца Александру? Из воспоминания КМ. Полторацкого:

«…я был счастлив его воцарением, я был молод, возбужден и, ни с кем не посоветовавшись, побежал в его апартаменты. Он сидел в кресле, без мундира, но в штанах, жилете и синей лентой поверх жилета… Увидя меня, он поднялся, очень бледный; я отдал честь, первый назвав его «Ваше императорское величество».

— Что ты, что ты, Полторацкий! — сказал он прерывающимся голосом.

Железная рука оттолкнула меня, и Пален с Беннигсеном приблизились. Первый очень тихо сказал несколько слов императору, который воскликнул с горестным волнением:

— Как вы посмели! Я этого никогда не желал и не приказывал! — И он повалился на пол.

Его уговорили подняться, и Пален, встав на колени, сказал:

— Ваше величество, теперь не время… Сорок два миллиона человек зависят от вашей твердости…»

Отчаяние Александра было действительно ужасным, он плакал, как ребенок. Ланжерон записал со слов генерал Беннигсена: «Император Александр предавался в своих покоях отчаянию, довольно натуральному, но неуместному. Пален, встревоженный образом действия гвардии, приходит за ним, грубо хватает его за руку и говорит:

— Будет ребячиться! Идите царствовать, покажитесь гвардии!»

Его долго уговаривают, напоминают о долге, Пален объясняет, что все получилось «само собой, а он ни при чем», офицеры были пьяны и пр. Потом подсказывают, что надо говорить, и, наконец, Александр предстал перед гвардией. Слова его были кратки. Смысл их таков: «Государь наш Павел I скончался апоплексическим ударом. При мне все будет как при бабушке».

Солдаты должны были присягать новому императору. С семеновцами, подчиненными Александру, все прошло самым лучшим образом, а с преображенцами произошла заминка. Вместо криков «ура» упорное молчание. Верный Павлу конный полк тоже не выказал особой радости, солдаты желали убедиться, действительно ли прежний император мертв — доверия к верхам не было, а страх оставался. Наконец с присягой все уладили, но тут еще одна неурядица, которую Пален и заговорщики никак не ожидали. Права на власть предъявила императрица Мария Федоровна. А почему бы нет? Семьдесят с лишком лет трон в России занимали женщины, а чем она хуже. Ей сорок два года, она здорова, полна сил, в России у нее есть верное окружение. Правда, она немка, но Екатерина Великая тоже была немкой. Словом, узнав, что трон наследует Александр, она отказалась признать власть сына.

Александр уже уехал из Михайловского замка в Зимний дворец, он не был свидетелем тяжелой сцены. Мария Федоровна рыдала, требовала подробностей, кричала: «Теперь только я ваша императрица» — и рвалась к телу покойного мужа. Естественно, ее не пускали. Как можно было показать ей обезображенный труп, над ним теперь трудились лейб-медики, приводя его в надлежащий вид. Вот рассказ Вельяминова: «Вдруг императрица Мария Федоровна ломится в дверь и кричит: «Пустите, пустите!» Кто-то из Зубовых сказал: «Вытащите вон эту бабу». Евсей Горданов, мужчина сильный, схватил ее в охапку и принес, как ношу, обратно в ее спальню». Сцена ужасная! Может, автор этого рассказа несколько преувеличил, излишне расцветил подробности, но это не важно. Мария Федоровна, пока еще императрица (этот титул и останется за ней), стоит пленницей среди пьяных убийц, которые не только уверены в своей безнаказанности, но еще позволяют глумиться, вести себя героями. И ничего нельзя сделать. Они убили законного императора, в конце концов — они толпой убили человека, но уверены в своей правоте. Таков страшный закон революции.

Тогда Мария Федоровна решила обратиться к солдатам, стоящим под стенами замка, но ее не пустили на балкон. Царицу сопровождали дочь Анна, Елизавета Алексеевна, практически уже императрица, все уговаривали ее успокоиться. Наконец явился Беннигсен. Он приказал гвардейцам пустить несчастную женщину к телу мужа. Она упала на него с громкими криками и рыданиями. Современники говорили, что в этих рыданиях было много показного, театрального, отношения Марии Федоровны с мужем последнее время были не просто плохими, ей было впору опасаться за собственную свободу. Но не нам ее судить. Это — раз. А два, смерть — всегда смерть, и это страшно. Вечером ужинали вместе, а теперь замазывай не замазывай синяки и раны, смывай кровь, а все равно видно, как эти люди изуродовали ее мужа. Вряд ли ее слезы были притворными. Ведь двадцать пять лет прожили вместе!

— Император просит вас приехать в Зимний дворец, — сказал Беннигсен.

Мария Федоровна поняла, что речь имеет об Александре.

— Кто называет его императором?

— Голос нации, — выспренно ответил Беннигсен, во всяком случае так описывают эту сцену.

— Я его не признаю, пока он не отчитается за свое поведение, — таков был ответ.

В чем она подозревала сына? Одно ясно они ни о чем не договаривались, ничего не обсуждали, а потому Мария Федоровна могла подозревать самое худшее. Не помню, в чьих мемуарах описан этот «вопрос — ответ». Мария Федоровна Александру:

— Ты знал?

— Нет, — отвечает сын.

Беннигсен: «Тщетно я склонял ее к умеренности, говоря об обязанностях по отношению к народу, обязанностях, которые должны были побуждать ее успокоиться, тем более что после подобного события следует всячески избегать всякого шума. Я сказал ей, что до сих пор все спокойно в замке, так и во всем городе; что надеются на сохранение этого порядка и что я убежден, что ее величество сама желает тому способствовать. Я боялся, что если императрица выйдет, то ее крики могут подействовать на дух солдат, как я уже говорил, весьма привязанных к покойному императору. На все эти представления она погрозила мне пальцем со следующими словами, произнесенными довольно тихо: «О, я вас заставлю раскаяться»». Какое длинное, гладкое, казенное описание генерала и какой емкий и по делу ответ императрицы! Мария Федоровна смирилась, куда деться, но с этого времени она будет находиться в оппозиции к сыну. Александр не был ее любимцем, он был «бабушкин» и таковым остался на всю жизнь.

А что народ? Народ ликовал. К вечеру во всех лавках Петербурга не осталось ни одной бутылки шампанского.

Правда, так называемый «простой» люд, по обыкновению, безмолствовал. В Москве известие о смене власти появилось уже 15 марта. Весть привезли два генерала «в аннинских лентах, неумытых, невыбритых, забрызганных грязью», как пишет Ф. Ф. Вигель. Это были князь Сергей Долгоруков и бывший полицмейстер Москвы Каверин, он должен был сменить Эртеля и вступить в прежнюю должность. Народ веселился, известие о смерти Павла совпало с Вербным воскресеньем, на улице полно карет, колясок. «Только два дня посвящены были изъявлению радости; на третий загремели проклятия убиенному, — пишет Вигель и добавляет с грустью: — Новые же поколения, внимая рассказам, видят более смешную, чем ужасную сторону сей эпохи, чрез которую прошло их отечество». Как не согласиться с Филипп Филипповичем Вигелем? Люди не хотят, а может, и не могут воспользоваться опытом предыдущего поколения. Все начинают с белого листа. Грустно это.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Убийство Освободителя

Из книги Александр II, или История трех одиночеств автора Ляшенко Леонид Михайлович

Убийство Освободителя Борьба Зимнего дворца и революционных народников подходила к концу, и ее печальный финал был неотвратим, несмотря на то, что консерваторы попытались принять собственные меры против террористов. В начале 1881 года тринадцать деятелей, имена которых


Убийство предпринимателя

Из книги Русская мафия 1988-2007 автора Карышев Валерий

Убийство предпринимателя В Москве убит Олег Гиоев – руководитель ликероводочной компании «Салют». При входе в свой офис предприниматель был взорван. При взрыве погибли случайные прохожие. Причиной убийства Гиоева оперативники считают запутанные отношения


Убийство Распутина

Из книги Распутин и евреи.Воспоминания личного секретаря Григория Распутина [с фотографиями] автора Симанович Арон

Убийство Распутина В полночь ко мне позвонил по телефону Распутин и сказал:— Приехал маленький, я поеду с ним— Боже упаси, — воскликнул я испуганный. — Оставайся дома, иначе они тебя убьютСлово «маленький» приводило меня в ужас.— Не беспокойся, — возразил


2. Убийство

Из книги Я сражался в Красной Армии автора Константинов Дмитрий Васильевич

2. Убийство Трудно сказать с чего это началось. Но факт оставался фактом, что старший сержант Грузин поймал одного из солдат при «реквизиции» каких-то продуктов у крестьян. Вор был арестован и посажен на десять суток под арест. Имевшие с ним дело говорили, что он,


Убийство на Гвардейской

Из книги Ярослав Галан автора Беляев Владимир Павлович

Убийство на Гвардейской В шестнадцать часов 8 октября 1949 года на людной Академической аллее Львова, поблизости от кинотеатра «Щорс», состоялась встреча двух молодых людей, оставшаяся не замеченной многими прохожими.Следует сказать, что до этого оба человека, которым


Убийство

Из книги Воспоминания автора Великая княгиня Мария Павловна

Убийство Москва была охвачена беспорядками и неопределенностью, но за стенами Кремля жизнь протекала спокойно. Тетя и дядя редко выезжали из Кремля и дома принимали лишь самых близких друзей.Однако в середине февраля мы все поехали в Большой театр на благотворительный


11. Сопутствующее убийство

Из книги Джулиан Ассанж: Неавторизованная автобиография автора Ассанж Джулиан

11. Сопутствующее убийство В марте 2010 года, после короткого периода разъездов, включая выступление на конференции в Осло, мы вернулись в Исландию и сняли там дом. Наши арендодатели думали, будто мы приехали наблюдать за вулканами — эта легенда объясняла, почему у нас так


Убийство

Из книги Прожитое автора Жженов Георгий Степанович

Убийство Неделю идет дождь… Идет, не переставая ни на минуту, превратив все вокруг в сплошное месиво раскисшей глины.И так же, не переставая ни на минуту, работают в забое люди. Все тридцать человек бригады сегодня работают «на урок». «Урок» — единственное приемлемое


Убийство

Из книги Личная жизнь Александра I автора Соротокина Нина Матвеевна

Убийство Заговорщики были готовы к действию, но не знали, как все произойдет. Точного плана практически не было, и они не раз спрашивали Палена: «А что делать, если царь откажется подписать бумагу об отречении?» Пален ни разу не дал вразумительного ответа. Произнесенная им


Глава 8 Убийство

Из книги Пушкин целился в царя. Царь, поэт и Натали автора Петраков Николай Яковлевич


Убийство

Из книги Судьба по-русски автора Матвеев Евгений Семенович

Убийство В марте 1994 года разнесся слух: «Юматов убил человека!» В народе шли суды-пересуды, высказывались догадки, предположения… Кто говорил об этом с осуждением, кто с сочувствием… «Народный артист — убийца!», «Невероятно, но это случилось…», «Быть такого не


I Убийство Михоэлса

Из книги Мозаика еврейских судеб. XX век автора Фрезинский Борис Яковлевич

I Убийство Михоэлса


УБИЙСТВО

Из книги Белояннис автора Витин Михаил Григорьевич

УБИЙСТВО В Афинах жизнь шла своим чередом. В центре города, как всегда, оглушительно звенели трамваи. По тротуарам двигалась людская толпа. Открывались и закрывались двери многочисленных министерств, учреждений, адвокатских и нотариальных контор. С утра до вечера


Убийство бизнесмена

Из книги Русская мафия 1988–2012. Криминальная история новой России автора Карышев Валерий

Убийство бизнесмена В ноябре бизнесмен Шабтай Калманович был застрелен в своем «Мерседесе» недалеко от Новодевичьего монастыря. Пока есть несколько версий его убийства: конфликты вокруг московской недвижимости, деятельность на посту владельца баскетбольного клуба,


Убийство жен

Из книги Красный монарх: Сталин и война автора Монтефиоре Саймон Джонатан Себаг

Убийство жен Пока мир изумленно взирал на то, как Сталин и Гитлер делят восток Европы, вождь решил еще раз на всякий случай проверить преданность друзей и соратников. Способ он выбрал довольно оригинальный. Чекистам надлежало арестовывать жен партийных руководителей


УБИЙСТВО

Из книги Не служил бы я на флоте… [сборник] автора Бойко Владимир Николаевич

УБИЙСТВО Заступил я по просьбе командира дежурным по гарнизону с субботы на воскресенье. Намечалась грандиозная пьянка – представление у офицерского и у мичманского составов подводной лодки К–426, на которых отмечать собирались возвращение из автономки вместе с