«Опять росистая пьянящая прохлада…»[10]

«Опять росистая пьянящая прохлада…»[10]

Опять росистая пьянящая прохлада.

В вечерней тишине звончее бег ручья.

И с беззаботными бубенчиками стада,

Домой бредущего с вершины Галаада,

Сливается, звенит и тает песнь твоя.

Та песня дальняя туман полей колышет.

Те звуки, жадная и чуткая, ловлю.

И мнится, будто все, что здесь живет и дышит,

Дыханье затаив, и слушает, и слышит

Твое призывное, далекое: люблю!

О нард! пьяни меня, благоухай, алоэ!

На ложе пышном я рассыпала цветы,

Светильники зажгла в затихнувшем покое,

И тело миррой умастя нагое,

Я жду: вот дрогнет дверь! вот постучишься ты!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава тридцать пятая. Опять Бутырки. Опять трибунал

Из книги Хранить вечно автора Копелев Лев Зиновьевич

Глава тридцать пятая. Опять Бутырки. Опять трибунал После бани меня повели в новый спецкорпус. Бело-синие стены, синие металлические лестницы, синие «палубные» галереи с железными перилами и синие железные сетки между этажами. В большой каптерке выдали не только матрац и


Глава XII «ИМЯ ТВОЕ ЗВЕНИТ, СЛОВНО АВГУСТОВСКАЯ ПРОХЛАДА»

Из книги Женщины, которые любили Есенина автора Грибанов Борис Тимофеевич

Глава XII «ИМЯ ТВОЕ ЗВЕНИТ, СЛОВНО АВГУСТОВСКАЯ ПРОХЛАДА» Однажды Сергей Есенин сидел в квартире у Мариенгофа и у них зашел разговор о стихах про любовь.— А у меня, — сказал Есенин, — стихов про любовь нету. Все про кобыл да телят. А про любовь — хоть шаром покати.— За чем


Опять Цэй

Из книги Моя веселая Англия [сборник] автора Гончарова Марианна Борисовна

Опять Цэй Великий Цэй побывал в Эдинбургском замке. Там стоят манекены постовых в полосатых будках. Он в автобусе на замечание, что нельзя фотографировать в замке, ворчит:– Нельзя-нельзя... – И хвастливо: – А я вот сфотографировался... из чучелом


МОСКОВСКАЯ ПРОХЛАДА

Из книги Вопреки абсурду. Как я покорял Россию, а она - меня автора Дальгрен Леннарт

МОСКОВСКАЯ ПРОХЛАДА В то время в России весьма враждебно относились к иностранцам. Натовские бомбежки Сербии вызвали всплеск общественной критики. Каждому иностранцу из Западной Европы непременно об этом напоминали. Однажды на оживленной улице напротив Американского


Глава IV. Первые реактивные… Как увеличить скорость самолета? Су-9 соткан из новшеств. Начало содружества. Странное явление. Опять «новоселье». Зачем самолету стреловидные крылья? Перед штурмом звукового барьера. «Без авиации не могу представить свою жизнь». КБ закрыто. Опять с Туполевым…

Из книги Генеральный конструктор Павел Сухой: (Страницы жизни) автора Кузьмина Лидия Михайловна

Глава IV. Первые реактивные… Как увеличить скорость самолета? Су-9 соткан из новшеств. Начало содружества. Странное явление. Опять «новоселье». Зачем самолету стреловидные крылья? Перед штурмом звукового барьера. «Без авиации не могу представить свою жизнь». КБ закрыто.


«Аллейная прохлада…»

Из книги Голоса Серебряного века. Поэт о поэтах автора Мочалова Ольга Алексеевна

«Аллейная прохлада…»      Аллейная прохлада, Сквозистый коридор —      Вот августа баллада,   Сентябрьский кругозор. В веках сложились сказки,         У сказки нет конца,       Начала нет у пляски,         У ветра нет


Опять ЧП

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

Опять ЧП На попутной машине я добрался до Атбасара и пришел к ЧП в Дом колхозника. Поднялся на второй этаж, постучался в номер. Она приоткрыла дверь полуодетая. Хоть она и пыталась прикрыть щель собою, на столе посреди комнаты я заметил следы ночной попойки. Это меня


«Опять дожди, опять идут дожди…»

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

«Опять дожди, опять идут дожди…» Опять дожди, опять идут дожди, Опять тревога ожила в груди. Не жди меня. Не жди меня. Не жди. Разлука будет долгой, как дожди. Не видно птиц. Не видно в небе птиц. У черной тучи четких нет границ. Как много в мире незнакомых лиц! Нет твоего


Из дневника («Опять зима… Опять снега…»)

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

Из дневника («Опять зима… Опять снега…») Опять зима… Опять снега Укрыли землю белой шалью, Опять душа больна печалью И ночь томительно-долга. Трещит пылающий камин И сидя перед ним уныло, Я вспоминаю все, что было И почему теперь один. Вчера, еще до темноты, Ты собралась


35. «Какая прохлада легла в этой влажной лощинке!..»

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

35. «Какая прохлада легла в этой влажной лощинке!..» Какая прохлада легла в этой влажной лощинке! Скорее с дороги туда, к этой поросли свежей! Как тесно сбежались деревья, по узкой тропинке Змеиться пришлося среди травяных побережий… Из области зноя я рад отойти,


59. «Лесная свобода, прохлада лесная!..»

Из книги автора

59. «Лесная свобода, прохлада лесная!..» Лесная свобода, прохлада лесная! Я пью – не напьюся из чаши твоей… Кусты молодые в наряде весеннем, В заре безмятежной весенних лучей… Тревога и ночь так далеко-далеко, Нетленно и чисто сияет здесь день, Лишь легким налетом на


35. «Какая прохлада легла в этой влажной лощинке!..»

Из книги автора

35. «Какая прохлада легла в этой влажной лощинке!..» Какая прохлада легла в этой влажной лощинке! Скорее с дороги туда, к этой поросли свежей! Как тесно сбежались деревья, по узкой тропинке Змеиться пришлося среди травяных побережий… Из области зноя я рад отойти,


59. «Лесная свобода, прохлада лесная!..»

Из книги автора

59. «Лесная свобода, прохлада лесная!..» Лесная свобода, прохлада лесная! Я пью – не напьюся из чаши твоей… Кусты молодые в наряде весеннем, В заре безмятежной весенних лучей… Тревога и ночь так далеко-далеко, Нетленно и чисто сияет здесь день, Лишь легким налетом на


54. «Опять тоска, опять сомненье…»

Из книги автора

54. «Опять тоска, опять сомненье…» Опять тоска, опять сомненье: Да надо ль было столько слез, Чтоб над могилой упоенья Один лишь горький терн возрос. Чтоб из всего, что так манило И обещало столько нег, Один лишь стон погасшей силы Душе запомнился навек. 13 сентября


54. «Опять тоска, опять сомненье…»

Из книги автора

54. «Опять тоска, опять сомненье…» Опять тоска, опять сомненье: Да надо ль было столько слез, Чтоб над могилой упоенья Один лишь горький терн возрос. Чтоб из всего, что так манило И обещало столько нег, Один лишь стон погасшей силы Душе запомнился навек. 13 сентября