«Прости. Прохладой тонкой веет…»

«Прости. Прохладой тонкой веет…»

Прости. Прохладой тонкой веет,

И вечер ясный недалек.

Под лаской ветра цепенеет

Журчащих вод бегущий ток.

И свист осенней непогоды

В безбурном воздухе слышней,

И поступью тяжелой годы

Сменяют легкий шелест дней.

Моей души простой и строгой

Пустым мечтаньем не смущай

И — гость воздушный — улетай

Своей воздушною дорогой.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

VII. ПРОСТИ МЕНЯ

Из книги Любовь к далекой: поэзия, проза, письма, воспоминания автора Гофман Виктор Викторович

VII. ПРОСТИ МЕНЯ Лишь только счастье нашей нежности Я вспомяну, Опять в безумьи безнадежности Себя кляну. Так полон голос твой напевности И взгляд огня, Что я не властен в вспышках ревности. – Прости меня. В тот миг, когда тебя укорами Я оскорбил, Ужель не высказал я


На тонкой нити

Из книги Реальность и мечта автора Ульянов Михаил Александрович

На тонкой нити Как часто, оглядываясь назад, я задавал себе вопрос: почему моя жизнь сложилась именно так, а не иначе? Почему, когда независимо от моего сознания решалась моя судьба, я делал один, а не другой шаг? Почему, наконец, именно мне выпало стать тем, кем я стал, ведь,


«Прости меня, прости меня, Господь…»

Из книги Темный круг автора Чернов Филарет Иванович

«Прости меня, прости меня, Господь…» Прости меня, прости меня, Господь, Что я в гармонии твоей не понял сладость: Не духом принял я твою земную плоть, Не духом принял я твою земную радость. Я чувственно смотрел, я чувственно алкал, Я слушал чувственно не утончая слуха, Я


«…Здесь веет дух добра» Предисловие Л. Шульман

Из книги Воспоминания автора Андреева-Бальмонт Екатерина Алексеевна

«…Здесь веет дух добра» Предисловие Л. Шульман Екатерина Алексеевна Андреева-Бальмонт, одна из первых красавиц Москвы конца XIX — начала XX века, знаток европейской и русской поэзии и культуры, переводчик… Внешний и внутренний ее облик пребывают в гармонии. Не случайно


«Веет грустью ласковой, осенней…»[12]

Из книги Легкое бремя автора Киссин Самуил Викторович

«Веет грустью ласковой, осенней…»[12] Веет грустью ласковой, осенней. Как светло-прозрачна синева. Листья клена — золотые кружева. Грустью веет ласковой, осенней. Город тонет в утреннем тумане. Нежно золотятся купола. Речка неподвижна… замерла… Серебрится в утреннем


Прости, Бетховен!

Из книги Суворовец Соболев, встать в строй! автора Маляренко Феликс Васильевич

Прости, Бетховен! На концерт духового оркестра роту вёл майор Сорокин. После первой же команды «Выходи стр-р-роиться!» все высыпали на дорогу перед казармой, и командир роты, не веря такой организованности, обошёл все классы, заглянул в бытовку, туалеты, спальню. Выйдя к


ПОСЛЕДНЕЕ «ПРОСТИ»…

Из книги Жизнь и смерть Бенито Муссолини автора Ильинский Михаил Михайлович

ПОСЛЕДНЕЕ «ПРОСТИ»… Последнее письмо дуче к Ракеле было написано, видимо, 26–27 апреля. Где была в это время Петаччи? Что подумала, что сказала «Бену»?Ракеле с детьми — Романо и Анной — не смогла перейти швейцарскую границу, они были арестованы. Дети помещены в тюрьму


«От смерти миру смертью веет…»

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

«От смерти миру смертью веет…» От смерти миру смертью веет… Г. Оболдуев «От смерти миру смертью веет», От Оболдуева – дерьмом… Ведь каждый смертный разумеет: «От смерти миру смертью веет», Но тем не менее совеет В благоговении немом: — «От смерти миру смертью веет», От


13. «Прости, прости безумные упреки…»

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

13. «Прости, прости безумные упреки…» Прости, прости безумные упреки, Ревнивые угрозы мне прости, Далекий друг, любимый и далекий, Минутный луч, блеснувший одиноко И гаснущий на сумрачном пути! Унылая, пустынная дорога, Унылые, напрасные мечты, И там, вдали, у милого


13. «Прости, прости безумные упреки…»

Из книги Любящий Вас Сергей Есенин автора Андреева Юлия

13. «Прости, прости безумные упреки…» Прости, прости безумные упреки, Ревнивые угрозы мне прости, Далекий друг, любимый и далекий, Минутный луч, блеснувший одиноко И гаснущий на сумрачном пути! Унылая, пустынная дорога, Унылые, напрасные мечты, И там, вдали, у милого


18–19. Любовь, прости![3]

Из книги Юрий Гагарин автора Надеждин Николай Яковлевич

18–19. Любовь, прости![3] I. Выпуск 17-го года С глубоким и серьезным взором На детском снимке ты стоишь, Как бы при входе пред простором Ты задержалась и дрожишь. Там розы спят, но там и жала Незримо ранящих шипов. И что щедрей предназначала Судьба для поздних


18–19. Любовь, прости![3]

Из книги автора

18–19. Любовь, прости![3] I. Выпуск 17-го года С глубоким и серьезным взором На детском снимке ты стоишь, Как бы при входе пред простором Ты задержалась и дрожишь. Там розы спят, но там и жала Незримо ранящих шипов. И что щедрей предназначала Судьба для поздних


97. «Прости! Последние ночлеги…»

Из книги автора

97. «Прости! Последние ночлеги…» Прости! Последние ночлеги Проночевать уж мы должны На этом лоне чистой неги И деревенской тишины. Всё облетело, опустело, Все обнажилось там и тут, И капли слез, шурша лениво, По камню голому ползут. И только в памяти глубоко, Уже незримые


Глава 30. Последнее прости…

Из книги автора

Глава 30. Последнее прости… Расставшись с Есениным, Айседора одновременно потеряла веру и в свою миссию в СССР. Не так она представляла себе страну победившей революции. Молодежь интересовало не гармоничное развитие души и тела, а прежде всего политическое воспитание. В


62. Последнее прости

Из книги автора

62. Последнее прости Это письмо Гагарин написал незадолго до полёта в космос – на случай своей гибели. И передал генералу Каманину. Спустя семь лет, когда Юрий Алексеевич погиб, оно было вручено супруге космонавта Валентине Ивановне…«Здравствуйте, мои милые, горячо