13. «Прости, прости безумные упреки…»

13. «Прости, прости безумные упреки…»

Прости, прости безумные упреки,

Ревнивые угрозы мне прости,

Далекий друг, любимый и далекий,

Минутный луч, блеснувший одиноко

И гаснущий на сумрачном пути!

Унылая, пустынная дорога,

Унылые, напрасные мечты,

И там, вдали, у милого порога,

Последних роз манящая тревога

И осенью побитые листы.

1898

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

VII. ПРОСТИ МЕНЯ

Из книги автора

VII. ПРОСТИ МЕНЯ Лишь только счастье нашей нежности Я вспомяну, Опять в безумьи безнадежности Себя кляну. Так полон голос твой напевности И взгляд огня, Что я не властен в вспышках ревности. – Прости меня. В тот миг, когда тебя укорами Я оскорбил, Ужель не высказал я


«Прости меня, прости меня, Господь…»

Из книги автора

«Прости меня, прости меня, Господь…» Прости меня, прости меня, Господь, Что я в гармонии твоей не понял сладость: Не духом принял я твою земную плоть, Не духом принял я твою земную радость. Я чувственно смотрел, я чувственно алкал, Я слушал чувственно не утончая слуха, Я


Глава 30. Последнее прости…

Из книги автора

Глава 30. Последнее прости… Расставшись с Есениным, Айседора одновременно потеряла веру и в свою миссию в СССР. Не так она представляла себе страну победившей революции. Молодежь интересовало не гармоничное развитие души и тела, а прежде всего политическое воспитание. В


Прости, Бетховен!

Из книги автора

Прости, Бетховен! На концерт духового оркестра роту вёл майор Сорокин. После первой же команды «Выходи стр-р-роиться!» все высыпали на дорогу перед казармой, и командир роты, не веря такой организованности, обошёл все классы, заглянул в бытовку, туалеты, спальню. Выйдя к


«Солнце, прости мою боль!..»

Из книги автора

«Солнце, прости мою боль!..» Солнце, прости мою боль! Выжги взглядом страданья рабыни, (Каждый сам себе жребий свободно вынет, Отчего же мне быть рабой? Я свободу свою отдам, Только выберу и подожду, Ведь теперь меня не сожгут, Прикосновенья льда.) Солнце, согрей мою


18–19. Любовь, прости![3]

Из книги автора

18–19. Любовь, прости![3] I. Выпуск 17-го года С глубоким и серьезным взором На детском снимке ты стоишь, Как бы при входе пред простором Ты задержалась и дрожишь. Там розы спят, но там и жала Незримо ранящих шипов. И что щедрей предназначала Судьба для поздних


97. «Прости! Последние ночлеги…»

Из книги автора

97. «Прости! Последние ночлеги…» Прости! Последние ночлеги Проночевать уж мы должны На этом лоне чистой неги И деревенской тишины. Всё облетело, опустело, Все обнажилось там и тут, И капли слез, шурша лениво, По камню голому ползут. И только в памяти глубоко, Уже незримые


Глава IV «ПРОСТИ ИХ, ГРИГОРЬИЧ!..»

Из книги автора

Глава IV «ПРОСТИ ИХ, ГРИГОРЬИЧ!..» Обстановка в команде и вокруг нее с каждым днем становилась все более невыносимой. Спартаковское сообщество кишело слухами, что после ничьей с Нальчиком Федотов написал заявление об уходе и даже собрал вещи, чтобы уехать прочь из


«Он первый сказал: «Нонна, прости...»

Из книги автора

«Он первый сказал: «Нонна, прости...» — Нонна Викторовна, пока вы были в ЦКБ, там же и Вячеслав Тихонов тоже лежал. Вы с ним не виделись?— Нет. Зато потом... Ну и что? Он же первый про меня по телевизору — фильм назывался «Все о тебе», то есть о Мордюковой — сказал: «Нонна, я


62. Последнее прости

Из книги автора

62. Последнее прости Это письмо Гагарин написал незадолго до полёта в космос – на случай своей гибели. И передал генералу Каманину. Спустя семь лет, когда Юрий Алексеевич погиб, оно было вручено супруге космонавта Валентине Ивановне…«Здравствуйте, мои милые, горячо


ПОСЛЕДНЕЕ «ПРОСТИ»…

Из книги автора

ПОСЛЕДНЕЕ «ПРОСТИ»… Последнее письмо дуче к Ракеле было написано, видимо, 26–27 апреля. Где была в это время Петаччи? Что подумала, что сказала «Бену»?Ракеле с детьми — Романо и Анной — не смогла перейти швейцарскую границу, они были арестованы. Дети помещены в тюрьму


«Прости меня за миг бессильной веры…»

Из книги автора

«Прости меня за миг бессильной веры…» Прости меня за миг бессильной веры, Прости меня. Тебе не верю вновь. С востока облак зноя пыльно-серый, На западе пылающая кровь. Как больно мне. Растянутые кости Под жесткими веревками трещат. В засохших ранах стиснутые гвозди Жгут,