Записная книжка. 1915–1916 гг.[61]

Записная книжка. 1915–1916 гг.[61]

Одна из самых пленительных вещей — это писать на книге непрочитанной или непонятой. Пусть это использовано — все равно: из ложного чувства порядочности я от этого воздерживался… Отныне мое глубокомыслие примет самый легкомысленный вид. Да здравствуют заметки на книгах!

Это неправда, что женщины любят остроумие. Его любят только женственные мужчины. «Коня, коня! Все царство за коня!» — воскликнул Ричард. Мог бы сказать Наполеон.

В., по-видимому, заслуживает уважения. Так мы говорим о женщинах и писателях, которые нас не волнуют.

Остроумие — побрякушки. Вот почему его любят женственные мужчины.

Трусость заставляет теряться и молчать (со значительным видом?). Таковы многие так называемые серьезные люди.

Черта всякого национального характера — гордость. Чем? Русский — ширью, смирением. Поляк — щегольством.

Два гроша — бедному денди. Плоско, как надпись на могильной плите К.

Афоризмы — вовсе не отдельные мысли. Способность мыслить отрывочно, без правильных (логических) ассоциаций и без ассоциаций детских (сон) — только она присуща истинному афористу.

Врач! Исцелися сам! На это еще никто не мог, по справедливости, возразить.

Из подражания умному (делающему умное) дурак совершает глупость. Таково же происхождение этих афоризмов? Может быть, любители изысканного — только знатоки пошлого.

Антисемитам из поляков не должно подавать руки — они провокаторы на жалованьи.

Мене, текел, фарес! Когда же? Или на небе разучились грамоте?

Квадрильон квадрильонов — секундочка.

Что более плоско? — Размышлять о человеческой природе или о человеческих привычках?

Жемчуг — нарост, но не всякий нарост — жемчуг.

Плоско, как пословица.

Глупо, как афоризм.

Это ведь тоже афоризм не из плоских (к вопросу об афоризме).

Кто любит популярность — уже не мизантроп (образец верного и плоского суждения).

Не знаю, будет ли Л. Кантом, но Альтенберг Шекспиром — никогда.

Надо надеяться, что Троянский конь был, по крайней мере, из черного дерева.

Король-инкогнито более горд, чем на торжественном приеме. Это само собой понятно.

В мышлении есть чистота, которой нет в фантазии, не оттого ли некоторые мыслители напоминают старых дев.

Есть выражения, сами себя опровергающие: народная мудрость, восточная красота.

Разве можно не любить лести? Ведь это мизантропия.

Великий человек всегда веревка в доме повешенного для посредственности.

В бане крикнули: Дурак! Вон из бани!

Дурак обиделся: А моя копейка не копейка (заимств.).

Лермонтов — великий поэт. Но любят его только посредственности и эстетически не одаренные люди. Отчего?

Поэт мыслит образами. Чем образ плотнее, чувственнее, тем он лучше. Метерлинк гениально вспомнил салат в «Принцессе Мален». Ни символизм, ни хрустальная бесплотность Верлена этому не противоречат. Ну как объяснить это олухам, которые не поймут.

Ах, да ведь они думают, что я музыку ценю на вес. Р ос l е е (по-русски: чур! чур меня!)

Евреи, конечно, женственны. Вейнингер понял это лучше, розанов. Собственно, они самый легкомысленный народ на свете. Ах, как они могли бы быть веселы: ведь это воробьи.

Владя находит время играть на биллиарде, ходит в бар, считает возможным обедать у Валерия, ко мне зайти не может. Я ему не нужен, скучен. Даже для Грифцова есть у него время.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

— НАЗАД, КРОХОТНАЯ ИСТАСКАННАЯ ЗАПИСНАЯ КНИЖКА,

Из книги Тетрадь третья автора Цветаева Марина

— НАЗАД, КРОХОТНАЯ ИСТАСКАННАЯ ЗАПИСНАЯ КНИЖКА, несколько записей, а то в разрухе переезда — пропадут —Кажется — лето 1924 г., Иловищи, Чехия…Вереницею комнат, где жил и маялся —Жизнь, ужель предстанешь в последний час?(…где н? жил: маялся!)* * *Души, души неуживчивые!Губы,


(МАЛЕНЬКАЯ СЕРАЯ ЗАМШЕВАЯ ЗАПИСНАЯ КНИЖКА)

Из книги Тетрадь четвертая автора Цветаева Марина

(МАЛЕНЬКАЯ СЕРАЯ ЗАМШЕВАЯ ЗАПИСНАЯ КНИЖКА) Мур:Орешник — подъешник.* * *Я рассказываю: — А отец его был плотник — строгал доски.Мур: — Как казак. А столы делал?Я: — Для чего?Мур: — Чтобы есть Богу, — обедать.* * *— Стр?нга моя, Стр?нга подсэмская!* * *(Фамилия хозяев — имя


РЫЖАЯ БУМАЖНАЯ (ПРАХ!) ЗАПИСНАЯ КНИЖКА

Из книги В сердцевине ада: Записки, найденные в пепле возле печей Освенцима автора Градовский Залман

РЫЖАЯ БУМАЖНАЯ (ПРАХ!) ЗАПИСНАЯ КНИЖКА лета 1928 г. — Понтайяк — еле-заметные записи — относятся к 10-тым стр<аницам> этой книжки. Муру 3 г., неск<олько> месяцев* * *Мур — о здешней собаке:— Она хвостом хвастается.* * *— Я пью ветер.* * *— Почему грустно? У него есть собака


ТАКАЯ ЖЕ ПРАХОВАЯ ЗЕЛЕНАЯ ЗАПИСНАЯ КНИЖКА — СЧЕТОВАЯ

Из книги Взыскующие града автора Автор неизвестен

ТАКАЯ ЖЕ ПРАХОВАЯ ЗЕЛЕНАЯ ЗАПИСНАЯ КНИЖКА — СЧЕТОВАЯ — 1929 г. — 1930 г. (относится к эпохе Муриного трактора; до этого — запись: ?са, — п. ч. ?сы).* * *Я — кому-то, не то на чьем-то докладе о М<аяков>ском:— Площадь — не только драка и давка, но и место подвигов — и казней.* *


ЛИЛОВАЯ ЗАПИСНАЯ КНИЖКА

Из книги Анатолий Папанов. Снимайте шляпу, вытирайте ноги автора Крылов Ю. К.

ЛИЛОВАЯ ЗАПИСНАЯ КНИЖКА — начало 1930 г. — МёдонМур, видящий похороны: — А покойник — с открытыми глазами! (и т. д. — Эта запись, в полном виде, уже имеется.)* * *— А лошади — тоже покойники?* * *— А Л<ебеде>в, мужчина-Л<ебеде>в[152] — тоже будет? А то всё дамы да дамы.* *


МАЛЕНЬКАЯ ЧЕРНАЯ ЗАПИСНАЯ КНИЖКА, КОЖАНАЯ, С ЗАДВИЖКОЙ — AGENDA

Из книги Холодное лето автора Папанов Анатолий Дмитриевич

МАЛЕНЬКАЯ ЧЕРНАЯ ЗАПИСНАЯ КНИЖКА, КОЖАНАЯ, С ЗАДВИЖКОЙ — AGENDA Мур — 28-го янв<аря> 1931 г. (только что прошел Крещение)Я: — А для чего крестная мать и крестный отец?Мур: — Для того, чтобы если настоящая мать умрет, еще бы запасная оставалась. Как в машине — колесо запасное.* *


ЗАПИСНАЯ КНИЖКА 1938 Г

Из книги Мертвое «да» автора Штейгер Анатолий Сергеевич

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА 1938 Г 9-го мая 1938 г. (переписываю год спустя — 28-го мая 1939 г.) еще Ванв.Говорим с Муром об идолопоклоннической любви некоторых к собакам — сажают за стол, повязывают салфетку — как ребенку, к<оторо>го — нет.Мур: — По-моему — для себя нелестно: породил —


ПОСЛЕДНЯЯ (ЛИ?) ЗАПИСНАЯ КНИЖКА:

Из книги Удивление перед жизнью автора Розов Виктор Сергеевич

ПОСЛЕДНЯЯ (ЛИ?) ЗАПИСНАЯ КНИЖКА: Осень 1938 г. — весна 1939 г. — толстая, клеенчатая, трепаная,с черновиками стихов к Чехии — верный спутник* * *Выписки:Вокруг — грозные моря неуюта — мирового и всяческого, мы с Муром — островок, а м. б. те легкомысленные путешественники,


№ 3. РУКОПИСЬ ЗАЛМАНА ГРАДОВСКОГО. ПИСЬМО И ЗАПИСНАЯ КНИЖКА

Из книги Удивление перед жизнью. Воспоминания автора Розов Виктор Сергеевич

№ 3. РУКОПИСЬ ЗАЛМАНА ГРАДОВСКОГО. ПИСЬМО И ЗАПИСНАЯ КНИЖКА Дата обнаружения: 5 марта 1945 г.Местонахождение оригинала: Центральный Военно-медицинский музей, Санкт-Петербург. № 21427, 21428, 21429 и 21430.Копии и дополнительные материалы:В 1962 г. микрофильм оригинала был передан в


ЗАПИСНАЯ КНИЖКА В. Ф. ЭРНА[1941]

Из книги Аракчеев: Свидетельства современников автора Биографии и мемуары Коллектив авторов --

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА В. Ф. ЭРНА[1941] <1913—1914 ?>Выписки и заметкиВремя и пространство."В наше время!" Что такое наше время? Его время — вовсе не мое время, быть может… Он живет вчерашней остылой новизной, которая по закону инерции еще действует нынче, и будет участвовать


Вытереть ноги и снять шляпу («записная книжка» артиста)

Из книги автора

Вытереть ноги и снять шляпу («записная книжка» артиста) Каждая новая роль для артиста — «езда в незнаемое». Конечно, не следует обольщаться и думать, что возможностям нет границ. Но беда, когда режиссер постоянно использует лишь какие-то определенные грани актерского


Вытереть ноги и снять шляпу (Записная книжка артиста)

Из книги автора

Вытереть ноги и снять шляпу (Записная книжка артиста) Каждая новая роль для артиста — «езда в незнаемое». Конечно, не следует обольщаться и думать, что возможностям нет границ. Но беда, когда режиссер постоянно использует лишь какие-то определенные грани актерского


Кладбище (Из agenda) (записная книжка — лат.)

Из книги автора

Кладбище (Из agenda) (записная книжка — лат.) 1 Жизнь груба. Чудовищно груба. Выживает только толстокожий. Он не выжил. Значит — не судьба. Проходи, чего стоять, прохожий. 2 Этот скончался под чтенье отходной, Этого в стужу нашли под мостом. Похоронили обоих. Безродный Спит без


Моя старая телефонная записная книжка

Из книги автора

Моя старая телефонная записная книжка Она такая изодранная, замызганная, все?то в ней переправлено — тут зачеркнуто, там по прежним цифрам красным карандашом написаны новые — иные номера менялись по три и даже по четыре раза, — исписана вдоль и поперек, и сбоку, и


Моя старая телефонная записная книжка

Из книги автора

Моя старая телефонная записная книжка Она такая изодранная, замызганная, все-то в ней переправлено – тут зачеркнуто, там по прежним цифрам красным карандашом написаны новые – иные номера менялись по три и даже по четыре раза, – исписана вдоль и поперек, и сбоку, и


П. А. Вяземский[643] Старая записная книжка

Из книги автора

П. А. Вяземский[643] Старая записная книжка Строгость наказаний доходила во времена Аракчеева до ужасных размеров. Прежде чем собирали войска на ученье, привозили на плац целые возы розог и палок; кулачная расправа была самою умеренною из мер наказаний… Во многих полках