21. С.В. Киссин — В.Ф. Ходасевичу

21. С.В. Киссин — В.Ф. Ходасевичу

Вырубово, 25 июня <1911>

Не знаю, дойдет ли к тебе это письмо, так как сюда письма приходят на 6-ой день. Где будешь ты, когда в Венеции будет это письмо? Помнишь, ты говорил: все зависит от интонации. Не знаю, как прочел ты мое письмо (где о карточке), но моя интонация была самая благодушная. Был ли ты у какого-нибудь итальянского медикуса? Да — вот еще: ты знаешь, та Италия, о которой ты пишешь, открыта Немировичем-Данченко и П. П. Гнедичем?[119] Это тоже старая Италия. Ну, что ж! Ведь ты сам знал, знаешь и, сколько бы ни мистифицировал себя, будешь знать, что грязь на улицах столь же показательна, как и архитектура; что в Николаевскую эпоху фокус общества был вовсе не в Пушкине; что Россия того времени была едва в 3 тысячи человек (может, и меньше, сколько подписчиков у Литературной Газеты?); что в Ассирии был тоже быт, а не одни Сарданапалы и отрубленные головы пленных царей и т. д. И где это быт — не главное? Прости меня за эти рассуждения томительные: у нас погода сырая, а у тебя скрытый энтузиазм. Вот «ты в восторге от Берлина, мне же больше нравится Медынь»[120], по слову мудреца.

В фельетон вставь рассуждения о том, какие преимущества имеет жара у моря перед жарой в середке суши: об этом любят говорить, слушать, читать. Это из породы: «как это верно!» Неожиданности должны быть только успокаивающего свойства, например: в Италии не все черны, не все красивы, не все англичане, ну, одним словом, все даже правда.

А вот тебе новости: Янтарев[121] в газете облаял Диесперова, очень глупо облаял и скучно. Измайлов облаял альманах Мусагетский[122] без имен — скучно. Вяч. Иванова тоже он. Дима[123] написал, что Гамсун — «пантеистическое копанье в носу» (правильно!), а вот Киплинг! Но штопать носки лучше, чем писать в газетах, а он…

Недели две как не был в городе. Немножко играю в городки. Рука ноет. И зады болят, понимаешь, зады, как-то не то врозь, не то вместе. В карты не играл, водки не пил, писать не писал, читать не читал, — кто не взбесился бы?

Пишешь ли ты? Я многое знаю, что нужно делать, но не даю советов, чтобы не испортить тебе возможность что-нибудь сделать.

Видишь, какой я мухомор.

Привет Евгении Владимировне.

Будь здоров: не вздыхай: о, Русь! о rus![124] Нэкрасиво: скачками вздохи выйдут.

Твой Муня.

Лида кланяется.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

10. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги Легкое бремя автора Киссин Самуил Викторович

10. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу [Открытка. 23.9.1909, Глухов — 25.9. 1909, Москва]Владя! Голубчик! Ее морят жаждой, ее целый час держали под хлороформом и на столе — это удачная операция[94]. В больнице вечно никого нет, а если кто есть, то скрипят сапогами, шумят. Я не из тех, кто зовут


11. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

11. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу [Открытка. 28.09. 1909, Глухов — 29. 09. 1909, Москва].Милый мой Владя!Что, брат, ты мне ничего не пишешь? Я теперь в состоянии понимать все и интересоваться всем. Исполни, пожалуйста, следующие мои поручения: узнай, когда в университете последний срок


13. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

13. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу [Открытка. 8.10.1909, Глухов — 10.10.1909, Москва]Нехорошо, Владя, ничего не писать. Мое пребыванье здесь еще затянется на неопределенное время, хорошо, если дня на 2–3, а то и больше. У сестры температура 38–39. Да, брат! Со всем тем моя полезность здесь


15. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

15. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу [Открытка. 11. 07.1910, Таруса — 12.07.1910, Москва]Что это, все сговорились мне не писать, что ли? Как история с этим новогреческим прохвостом? Как вообще ход истории? Мой адрес: Таруса (Калужс<кой> губ.), Антоновка, имение Калюжных[112]. С. В.


18. С.В. Киссин — В.Ф. Ходасевичу

Из книги автора

18. С.В. Киссин — В.Ф. Ходасевичу [На бланке «Кн-во “Польза”. В. Антик и Ко. Москва, Тверская, Козицкий, д. 2»]Alte Moskau[116]. 16. VI. 11Владичка!Все тихо в здешних местах. Никто ни о ком ничего не знает. Так что даже удивительно. Впрочем, Нюра[117] уезжает в Париж обучаться красоту наводить.


21. С.В. Киссин — В.Ф. Ходасевичу

Из книги автора

21. С.В. Киссин — В.Ф. Ходасевичу Вырубово, 25 июня <1911>Не знаю, дойдет ли к тебе это письмо, так как сюда письма приходят на 6-ой день. Где будешь ты, когда в Венеции будет это письмо? Помнишь, ты говорил: все зависит от интонации. Не знаю, как прочел ты мое письмо (где о


22. С.В. Киссин — В.Ф. Ходасевичу

Из книги автора

22. С.В. Киссин — В.Ф. Ходасевичу [Открытка.[125] 5.2. 1915 г. Варшава.]Владя,Я сегодня утром должен был поехать в Москву. Но ночью меня вызвали телефонограммой на II-ой эвакуационный пункт. Что со мной будет, не знаю. Рейнбот[126] слетел. Ченчи высылаю.


23. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

23. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу [Открытка. 7.3. 1915.]Вот еще какой штукой утешался пан Слонский Эдуард[127] в стычне сего года. Ты совершенно ни к чему болен, Владя. И напрасно мне Нюра — если ты сам не можешь — не напишет ничего о тебе. Я по-прежнему самый невероятный человек в


24. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

24. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу [Полевая почта. 2.4. 1915]Дорогой Владя!Возможно, что я тебе пришлю небольшую штуку, которую мне необходимо напечатать. Печать — вещь продажная. Мне для улучшения и укрепления моего положения необходимо печатно похвалить моего начальника: 1)


25. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

25. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу [Открытка.]Как-никак, а Словацкий[131]. А здесь печально мне. Вроде рек Вавилонских мне эта Висла. Кажется, только тебе было бы здесь так не по себе, как мне.Муни.Привет Нюре и Любе[132].<апрель


26. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

26. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу Автор — Н. Zaremba. В подлиннике называется «Напиток осени»[133]. По-моему, лучше «Осенняя кружка». Перевод с вариантами. Текст точный, варианты, может быть, лучше. Если можешь, напечатай. В крайнем случае даром в какую-нибудь военную пользу.


27. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

27. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу 3/V 1915Слушай, Владя: ежели мне не будут писать писем, то я одурею совершенно. В таких я по работе обстоятельствах нахожусь. То, что я утверждаю, ничуть не шутка. И Лиде я пишу о том же, быть может, в несколько более сдержанных выражениях. Я


30. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

30. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу [Открытка. Полевая почта. 24.5. 1915]21/V <1915>1-оеВладя! Это отчаяние! Никому я до сих пор об этом не писал совершенно откровенно. Я не знаю, что со мной будет: разжалуют или под суд отдадут. Я утомлен и раздражен до степени, мне до сих пор


33. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

33. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу 23/V<1915>А зачем едят яичницу ножом, а зачем ножом режут котлеты, а зачем чмокают за едой, а зачем начальник пальцем в зубах ковыряет? А зачем сестры тоже с ножа едят и говорят на «о», а зачем мой сосед по комнате доктор Хильтов утром говорит:


34. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

34. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу <июнь 1915>Здесь есть прапорщик Чуев, напечатавший книгу переводов из Верхарна[144]. Чуев не какой-нибудь, не однофамилец, а «брат Чуев», один из тех братьев, которые пол-Москвы кормят сухарями и булками. Он очень высок, брит, длиннолиц,


35. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

35. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу 11/VI <1915>Владя! Единственное письмо, которое я от тебя здесь получил, было помечено 13 маем. Я тебе написал с тех пор не менее трех писем. Неужели ни одно к тебе не дошло? Выражаясь по-одесски — сказать, чтоб мое положение было да, хорошо, так