«Опять дожди, опять идут дожди…»

«Опять дожди, опять идут дожди…»

Опять дожди, опять идут дожди,

Опять тревога ожила в груди.

Не жди меня. Не жди меня. Не жди.

Разлука будет долгой, как дожди.

Не видно птиц. Не видно в небе птиц.

У черной тучи четких нет границ.

Как много в мире незнакомых лиц!

Нет твоего лица, как в небе птиц.

Замерзнет дождь и превратится в снег.

Засохнут слезы, превратятся в смех.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

А. Штульберг В ГОРАХ ИДУТ ДОЖДИ

А. Штульберг В ГОРАХ ИДУТ ДОЖДИ Гром грохочет не умолкая. То мощным артиллерийским залпом ударит совсем рядом, то пророкочет где-то вдали. По брезентовому верху палатки без устали барабанят крупные капли. Маленькое оконце то и дело освещается белым светом. Кажется, что


14. Проливные дожди

14. Проливные дожди Хильда так и не увидела Ждарки, по которым я мысленно гуляла с ней все лето. Проливные дожди с порывистыми ветрами обрушились на хутор. Наш хлев оказался не приспособленным для таких ударов природы. Книтлы позвали нас в дом, погреться. «Такого скверного


В чистом поле — дожди

В чистом поле — дожди В чистом поле — дожди косые. Эй, нищета — за душой ни копья! Я не знал, где я, где Россия И куда же я без нея? Только время знобит, колотит. Кто за всех, если дух — на двух? В третьей роте без крайней плоти Безымянный поет петух. Не умею ковать железо я


Из дневника («Опять зима… Опять снега…»)

Из дневника («Опять зима… Опять снега…») Опять зима… Опять снега Укрыли землю белой шалью, Опять душа больна печалью И ночь томительно-долга. Трещит пылающий камин И сидя перед ним уныло, Я вспоминаю все, что было И почему теперь один. Вчера, еще до темноты, Ты собралась


54. «Опять тоска, опять сомненье…»

54. «Опять тоска, опять сомненье…» Опять тоска, опять сомненье: Да надо ль было столько слез, Чтоб над могилой упоенья Один лишь горький терн возрос. Чтоб из всего, что так манило И обещало столько нег, Один лишь стон погасшей силы Душе запомнился навек. 13 сентября


54. «Опять тоска, опять сомненье…»

54. «Опять тоска, опять сомненье…» Опять тоска, опять сомненье: Да надо ль было столько слез, Чтоб над могилой упоенья Один лишь горький терн возрос. Чтоб из всего, что так манило И обещало столько нег, Один лишь стон погасшей силы Душе запомнился навек. 13 сентября


Дожди

Дожди Пошли осенние дожди: Блестят от счастья мостовые, Жары и мух уже не жди, Печально мокнут постовые. И словно странные цветы, Несомые над головою, Плывут по городу зонты, Владея весело


Дожди на Угреше

Дожди на Угреше Плачет небо серыми дождями, Птица чёрная над церковью летит, А над городом горячими огнями — Купола. И колокол звонит. Дождь – проныра и сюда добрался. Птице больше некуда лететь. Плакал дождь иль, может быть, смеялся, Только птицу он не стал


Глава тридцать пятая. Опять Бутырки. Опять трибунал

Глава тридцать пятая. Опять Бутырки. Опять трибунал После бани меня повели в новый спецкорпус. Бело-синие стены, синие металлические лестницы, синие «палубные» галереи с железными перилами и синие железные сетки между этажами. В большой каптерке выдали не только матрац и


ДОЖДИ-ПИСТОЛЕТЫ

ДОЖДИ-ПИСТОЛЕТЫ Роман со Светой развивался. Я постоянно приезжал. Она собиралась поступать в какую-то школу ФСБ в Ставрополе. Она все время об этом говорила. Сначала она хотела поступать в МГИМО, но мама ее отговорила — огромный конкурс и все такое.Мы все время говорили о


«На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди». 1992 год

«На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди». 1992 год После развала Советского Союза в декабре 1991 года и разъединения "Мосфильма" Гайдай мог возглавить какое-нибудь творческое объединение, как это сделали некоторые из его коллег — Владимир


Глава 15 Дожди и бомбы

Глава 15 Дожди и бомбы IИтак, Эрнесто Гевара оказался на войне, куда его привело желание творить революцию. Он пересек невидимую границу и вступил в ту область, где жизнь может быть отнята во имя идеала и где цель оправдывает средства.Для Эрнесто люди больше не были просто


«Эти летние дожди»

«Эти летние дожди» В декабре семьдесят второго умер поэт Семен Исаакович Кирсанов.Маленького роста, пожилой, но еще крепкий, со щеточкой седых усов и ежиком седых волос Кирсанов любил одеваться ярко, пижонисто. В молодости он был футуристом, выступал с Маяковским и


Опять русские идут

Опять русские идут Не перестаю поражаться, сколько внимания американцы уделяют русским. Только за последнюю неделю по ТВ показывали два художественных фильма о нас. Первый — «Россия — дом», в котором в главных ролях снялись такие звезды, как Шон Коннери и Мишель