35. «Какая прохлада легла в этой влажной лощинке!..»

35. «Какая прохлада легла в этой влажной лощинке!..»

Какая прохлада легла в этой влажной лощинке!

Скорее с дороги туда, к этой поросли свежей!

Как тесно сбежались деревья, по узкой тропинке

Змеиться пришлося среди травяных побережий…

Из области зноя я рад отойти, увлекает

Все дальше и выше тропинка, бегущая в гору…

Но что за картины окрестность теперь открывает

Назад обращенному, жадно сверкнувшему взору!

Какое приволье! Желтея, колышатся нивы,

Меж ними местами кусты выбегают без спросу.

Так ясно расслышишь и скрип колеса торопливый,

И звонко с покосов незримых запевшую косу.

И радостно глазу – и плесов в сияющей дали

Стекло голубое, и сосен кудрявые купы,

Что там на границе тяжелыми стражами встали

И хвоей своею венчают крутые уступы…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

"Какая мне убыль, какая беда…"

Из книги автора

"Какая мне убыль, какая беда…" Какая мне убыль, какая беда, Что я не увижу тебя никогда, что хмурому не обещалась тебе, как самой своей неразумной судьбе? Ты бросишь жилище, хозяйство, жену, уйдешь на охоту, на пир, на войну,            и будешь ты счастлив,            и


«Аллейная прохлада…»

Из книги автора

«Аллейная прохлада…»      Аллейная прохлада, Сквозистый коридор —      Вот августа баллада,   Сентябрьский кругозор. В веках сложились сказки,         У сказки нет конца,       Начала нет у пляски,         У ветра нет


«Пахнет землей, теплой и влажной…»

Из книги автора

«Пахнет землей, теплой и влажной…» Пахнет землей, теплой и влажной. Сизый туман и тысячи птиц. Ветер, дыханьем весны долети С болью последней, живой и протяжной. В черной земле обещают ростки: С сизым туманом станет тепло, Если б и мне — путы долой, Черные ковы страстной


«Какая пальма! Как она…»

Из книги автора

«Какая пальма! Как она…» Какая пальма! Как она Ветвями длинными поводит, — Но даже римская весна Во мне простора не находит. В траве садовники лежат, Закусывая и болтая. Лопата одного лентяя Чиста и блещет, как закат. И хорошо семинаристам В саду зеленом и


Глава 1 «И ЧЕРНОЙ ТОЧКОЙ НА БЕЛЫЙ ЛИСТ ЛЕГЛА ТА НОЧКА НА МОЮ ЖИЗНЬ»

Из книги автора

Глава 1 «И ЧЕРНОЙ ТОЧКОЙ НА БЕЛЫЙ ЛИСТ ЛЕГЛА ТА НОЧКА НА МОЮ ЖИЗНЬ» В это время в Лондоне жил пригретый на всякий случай англичанами вандейский бандит и фанатик Жорж Кадудаль. Теперь «всякий случай» настал. Кадудаль был командирован в Париж для организации очередного


МОСКОВСКАЯ ПРОХЛАДА

Из книги автора

МОСКОВСКАЯ ПРОХЛАДА В то время в России весьма враждебно относились к иностранцам. Натовские бомбежки Сербии вызвали всплеск общественной критики. Каждому иностранцу из Западной Европы непременно об этом напоминали. Однажды на оживленной улице напротив Американского


«А я легла спать и забыла, что замужем…»

Из книги автора

«А я легла спать и забыла, что замужем…» В год нашей встречи (1888) он начал путешествие с поэтом Минским, но потом они расстались, когда Д. С. спустился по Военно-Грузинской дороге в Закавказье и случайно (кто-то в дороге же ему посоветовал) — попал в Боржом.Встретил его


Какая плата!

Из книги автора

Какая плата! Событием, ускорившим появление новой версии компьютера Apple, стала приближающаяся первая компьютерная выставка-ярмарка Западного побережья. Первые известия о ярмарке вызвали негодование, словно все компьютерные энтузиасты Кремниевой долины вдруг


Глава XII «ИМЯ ТВОЕ ЗВЕНИТ, СЛОВНО АВГУСТОВСКАЯ ПРОХЛАДА»

Из книги автора

Глава XII «ИМЯ ТВОЕ ЗВЕНИТ, СЛОВНО АВГУСТОВСКАЯ ПРОХЛАДА» Однажды Сергей Есенин сидел в квартире у Мариенгофа и у них зашел разговор о стихах про любовь.— А у меня, — сказал Есенин, — стихов про любовь нету. Все про кобыл да телят. А про любовь — хоть шаром покати.— За чем


«А я легла спать и забыла, что замужем…»

Из книги автора

«А я легла спать и забыла, что замужем…» В год нашей встречи (1888) он начал путешествие с поэтом Минским, но потом они расстались, когда Д. С. спустился по Военно-Грузинской дороге в Закавказье и случайно (кто-то в дороге же ему посоветовал) – попал в Боржом.Встретил его


«КАКАЯ ТЯЖКАЯ СЛУЖБА, КАКАЯ ЖИЗНЬ НЕСЧАСТНАЯ!»

Из книги автора

«КАКАЯ ТЯЖКАЯ СЛУЖБА, КАКАЯ ЖИЗНЬ НЕСЧАСТНАЯ!» Решая неотложные дела по организации гражданского управления, Ермолов ни на минуту не забывал, что государь назначил его командующим в Отдельный Грузинский корпус. Вникнув в быт солдат, он совсем не удивился чрезмерной их


На спинку божия коровка легла с коричневым брюшком

Из книги автора

На спинку божия коровка легла с коричневым брюшком Еще одно событие начала шестидесятых, затертое потом и будто бы ушедшее в тень — но тем не менее значительное. Обсуждали его бурно, и у многих как-то засело оно в головах. Такие события поэтов часто цепляют сильно.


Какая уж есть!

Из книги автора

Какая уж есть! «Какая уж есть!» – говорила я с вызовом домашним, когда они уж очень допекали меня придирками. Бабушку очень доставала эта моя фраза. Не могла она её слышать. Она её нервировала. Эта фраза приходила в столкновение с её, бабушкиной, любимой фразой: «Всё должно


Глава 8 «Какая еще Жа-Жа?»

Из книги автора

Глава 8 «Какая еще Жа-Жа?» Жа-Жа немедленно ответила на письмо Оливии.«Дорогая Оливия, я вовсе не считаю, что вы вмешиваетесь в мою жизнь и в жизнь моей дочери», – писала она и выражала радость оттого, что Франческа обратилась за помощью к Оливии. Она благодарна Оливии за ее


«Опять росистая пьянящая прохлада…»[10]

Из книги автора

«Опять росистая пьянящая прохлада…»[10] Опять росистая пьянящая прохлада. В вечерней тишине звончее бег ручья. И с беззаботными бубенчиками стада, Домой бредущего с вершины Галаада, Сливается, звенит и тает песнь твоя. Та песня дальняя туман полей колышет. Те звуки,