Плач

Плач

Из АРКА пишут:

"Лекция Роквел Кента прошла очень хорошо с той точки зрения, что он говорил блестяще в защиту Культуры вообще, очень подчеркнув положение художника здесь, его борьбу за существование, невозможность жить заработком от продажи картин и отношение официальное к свободным профессиям. Параллель, приведенная при сравнении с обеспеченностью советского художника, который имеет контракт с правительством, обеспечен в своем существовании, конечно, не вышла в пользу здешнюю. Правда, он больше говорил, и при этом с горечью, о том, как тяжела была его жизнь как художника и как трудно всем художникам американским, за малыми исключениями, и, к сожалению, очень мало говорил о художниках, их работе, заданиях, жизни и т. д. в Сов[етской] России. Но он так пламенно говорил о Культуре, так встал на ее защиту, так подчеркнул здешнее непонимание принципов Культуры и возникающую из этого опасность для продвижения человечества, что, право, ему можно все простить. Это был вдохновенный клич в защиту заветов Культуры, и он произвел должное впечатление.

Конечно, не обошлось и без выпадов и, что было мне крайне больно, сделал это наш же друг — Илья, девочки, пришедшие на эту лекцию, и какой-то их друг, которого они привели. Последний выскочил, возбуждаемый Галей и Саной, и заявил, что искусство пришлое было значительным, а кого он может назвать ныне? Да и также, что искусство, которое было показано на Уорлд Фэр, здесь было убого. И почему он не говорит об искусстве до 17-го года? Илья выскочил и сказал, что прошлое искусство было несравненно выше, чему примером сложат картины, висящие в этом помещении. Тема лекции Кента была "Пиплс артист ин Совиет Юнион"[93] — спрашивается как же мог он говорить о чем-либо другом или же об искусстве прошлой эпохи? Кроме того, в самом начале лекции он сказал, что хотел бы так писать картины, как Рерих, картины которого здесь. Выпады эти были очень печальны. После окончания лекции Илья остался с девочками и "чал самый ярый спор с Марковой, членом нашего совета директоров. Было просто жутко слышать взгляды Ильи, но особенно меня поразили девочки, Галя, своей ненавистью ко всему настоящему. Спрашивается, почему они так полны ненавистью, ведь они не пострадали ничем? Я готова понять и простить прошлому поколению, которое потеряло благосостояние и многое такое, что им трудно забыть, но молодые девушки, которые кричат буквально с пеною у рта, что лучше полякам и украинцам быть под немцами, ибо их знакомые и папа так говорят, явление жуткое. Маркова прекрасно с ними говорила, ибо и она из этой же среды, что и Илья, пострадала не меньше его, но силой духа и мысли прозрела и поняла, в чем истинная эволюция и прогресс для страны. Ее аргументы были основаны на истории, на научных фактах, ибо она видная ученая, славистка и историчка. Но и она была поражена Ильей и девочками и потом меня спросила, почему я приглашаю таких (просто не могу сказать, как она их обозвала) на лекции АРКА. Не могла понять, как такой мог быть членом. В Илье глубоко коренилось старое, и я не мыслю о том, чтобы его убедить в чем-то. Но он, упрекающий меня еще недавно в том, что фотографии разрушенных монастырей, которые мы показываем, вызывают ненависть к немцам, и что мы, мол, входим в политику, он сам таким выпадом делает из АРКА, идущей по культурному направлению, политическую платформу. Как это грустно!"

Да, тяжка борьба за Культуру!

10 января 1945 г.

Публикуется впервые

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Плач по России (Д. Д. Бурлюк)

Из книги Перебирая старые блокноты автора Гендлин Леонард

Плач по России (Д. Д. Бурлюк) Всегдашней любовью думаю о Давиде. Прекрасный друг. Мой единственный учитель. Бурлюк сделал меня поэтом. Вл. Маяковский. На фото Мария Николаевна и Давид Давидович у нас в гостях. Москва, август, 1965 год (фото автора). 1.Впервые о Бурлюке я


Вернись на этот детский плач

Из книги Колымские тетради автора Шаламов Варлам

Вернись на этот детский плач Вернись на этот детский плач, Звенящий воем вьюг, Мой исповедник, мой палач, Мой задушевный друг. Пусть все надежды, все тщеты, Скользящие с пера, Ночное счастье — только ты До раннего утра. Прости мне бедность языка, Бессилие мое, И пребывай


Детский плач

Из книги Есть только миг автора Анофриев Олег

Детский плач Купили Кате платье — Она сидит и плачет. Ей нужен был для счастья Простой, обычный мячик. Купили Лешке кошку, А он, чудак, заплакал — Не хочет кошку Лешка, Ему нужна собака. В слезах лицо у Толика — Просил совсем немного. Купили вместо роликов Железную


Плач по друзьям и вообще…

Из книги Всё на свете, кроме шила и гвоздя. Воспоминания о Викторе Платоновиче Некрасове. Киев – Париж. 1972–87 гг. автора Кондырев Виктор

Плач по друзьям и вообще… Жизнь плоха ещё и тем, что вокруг умирают друзья, грустновато пошучивал Некрасов.Когда-то в Киеве умер дражайший друг Леонид Волынский. Умер милейший Исаак Пятигорский.Не успел Некрасов уехать в Париж, как в России покончил с собой Геннадий


ПЛАЧ ПО КЛАВДИИ (Рассказ моей сестры)

Из книги Вожделенное отечество автора Ерохин Владимир Петрович

ПЛАЧ ПО КЛАВДИИ (Рассказ моей сестры) Упокой, Господи, душу усопшей рабы Твоей, новопреставленной Клавдии, и прости ей все согрешения, и возьми её в Твоё Небесное Царство.5 февраля 87-го года. Моя затянувшаяся болезнь. Ещё не расточилось счастливое чувство от недавнего


Глава 25 Плач Ярославны

Из книги Путь комет. Молодая Цветаева автора Кудрова Ирма Викторовна

Глава 25 Плач Ярославны 1Между тем Чека год от году наращивала мускулы. 1920-й отмечен в хронике большевистских репрессий делом «церковников» (в январе) и еще более — первым процессом против интеллигенции — так называемым «Делом тактического центра» (в августе). Центра, в


Плач о Викторе Доркине

Из книги Угрешская лира. Выпуск 2 автора Егорова Елена Николаевна

Плач о Викторе Доркине Жанне Владимировне Доркиной Засверкали купола Сквозь берёзовую цветь. Так Угреша мне мила, Горше и милее нет. Ой, колокола литые, Звон летит ваш ввысь и вдаль, Дорогие и святые, Утолите мне печаль. Я не знаю, как сказать — Думы – думушки теснятся. То


Плач по тете Рае, зихрона левраха[25]

Из книги Нас там нет автора Бау Лариса

Плач по тете Рае, зихрона левраха[25] Так вот, умерла тетя Рая!Похоронили ее и в гроб засунули тайно коробочку с прахом бабушки. Так что обе они теперь в небесном Ерусалиме на лужайках сложа-ручки-сидят.А мужа тети-Раиного туда не пустят им глаза мозолить и яблоки клянчить.


Плач по Лермонтову, или Белые олени Драма в двух действиях, с Прологом

Из книги Лермонтов и Пушкин. Две дуэли (сборник) автора Голлер Борис Александрович

Плач по Лермонтову, или Белые олени Драма в двух действиях, с Прологом Персонажи:Полковник из штаба войск Кавказской линии — за 50 летПушкин Лев Сергеевич — майор, 37 летДорохов Руфин Иванович — прапорщик, 35 летБарклай де Толли — военный врач, без возрастуСтолыпин Алексей


Прерванный плач по Саше Грей

Из книги Максимализмы [сборник] автора Армалинский Михаил

Прерванный плач по Саше Грей Мужской (слегка перемешанный с женским) плач по Саше Грей (Sasha Grey), ушедшей из порнозвездинства, прервался (ненадолго) фильмом The Girlfriend Experience, где она сыграла главную роль чрезмерно дорогой проститутки.Фильм этот на тему: «проститутка – тоже


Плач Евдокии

Из книги Главы государства российского. Выдающиеся правители, о которых должна знать вся страна автора Лубченков Юрий Николаевич

Плач Евдокии Бракосочетание Евдокии с великим князем Дмитрием Ивановичем совершено было в 1366 году, января месяца в 18-й день, когда князю исполнилось восемнадцать лет, и он княжил уже шестой год. Брачное торжество праздновалось в Коломне со всем великолепием и пышными