Дума

Дума

Толстой говорил: "То страшное напряжение, с которым люди нашего времени стремятся к одурманиванию себя вином, табаком, опиумом, картами, чтением газет, всякими зрелищами и увеселениями, — все эти дела производятся как серьезные, важные дела. Они, действительно, важные дела.

Если б не было внешних средств отуманения, половина людей немедленно перестрелялась бы, потому что жить противоречиво своему разуму есть самое непереносимое состояние. А в этом состоянии находятся все люди нашего времени. Все люди нашего времени живут в постоянном вопиющем противоречии сознания и жизни…

Пошли века суеверий, рабства, угнетения духа. Замерло христианство, и властный призыв его к жизни заглох под грудой уставности, догматизма и гонения на слово. Но все до времени.

Саван смерти свился и исчез в синеве утра, и люди, как встарь, чуют соки жизни и тянутся к свету, к добру. И вот-вот заколышется нива тучным колосом любви и мира, и радостная пора обильной жатвы уже виднеется впереди.

Надо быть слепым и глухим, чтобы не видеть и не слышать зарождающегося нового сознания среди людей. Мы не чутки, мы оглушены. А жизнь загорается новым, сильным светом, и не только у нас, в маленькой отмежеванной воинами части земли, но на всем большом просторе мира идет немолчное и страстное стремление к новой жизни без всякого насилия, без всяких регламентов и указов, порабощающих людей не духа, а плоти.

Уже дополнена мера отцов, и дух людей истосковался о другом…

И это другое уже наступает и рождению этого другого мы должны посвятить свои силы.

Я близок к смерти, и мне нет надобности что-нибудь скрывать из своих мыслей, и говорю вам: мы живем в великий канун.

Я полон предчувствия о пришествии новой жизни — радостной, трудовой, счастливой, в любви, совете, мире…

И жизнь эта потоком зальет ручей мелкой политики, как заливают вешние воды мелкие ручейки, лощины, поглощая и унося их с собой в реки, в море, в океан".

Да будет!

18 июня 1943 г.

Публикуется впервые

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ДУМА О ЛЕНИНЕ

Из книги Я из Одессы! Здрасьте! автора Сичкин Борис Михайлович

ДУМА О ЛЕНИНЕ Ну, а после такого завтрака о чём может думать человек? Конечно, о партии и её создателе Ленине. Я даже сочинил «Думу о Ленине». Выйдя на свободу, я её записал по памяти.У меня на этот счёт было много фантазий, скрасивших заключение. Самой удачной и дерзкой была


Былое и Дума

Из книги SEX в большой политике. Самоучитель self-made woman автора Хакамада Ирина Мицуовна

Былое и Дума Теперь, когда выборы все больше и больше походят на первомайскую демонстрацию – колонны, оцепление, кивки с мавзолея, «ура, товарищи!», кампании начала девяностых прокручиваются в памяти, словно старое советское кино: «Весна на Заречной улице» или «Начало» –


Дума

Из книги Воспоминания. От крепостного права до большевиков автора Врангель Николай Егорович

Дума Наконец были назначены выборы в Первую Государственную думу. Ни о чем ином, кроме партий и их программ, в Петербурге не говорили. Формировались различные блоки. Из Ростова-на-Дону я получил письма, приглашающие меня прибыть и выставить мою кандидатуру в Думу.Поехал.


Дума о кенгуру

Из книги Философ с папиросой в зубах автора Раневская Фаина Георгиевна

Дума о кенгуру Некому корреспонденту все-таки удалось раскрутить Фаину Раневскую на интервью.— Что вы, голубчик, спрашиваете меня все о ролях, да о ролях? — возмутилась Фаина Георгиевна. — Спросили бы меня о чем-нибудь более интересном.— О чем же?— Например, о том, что я


Кризис в России и Государственная дума

Из книги Великая Российская трагедия. В 2-х т. автора Хасбулатов Руслан Имранович

Кризис в России и Государственная дума Отличительная черта России конца ХIХ — начала ХХ столетия заключалась в совмещении, казалось бы, двух феноменальных явлений. С одной стороны, гигантское экономическое развитие, высокие темпы роста, успехи российских


«Дума про Опанаса». 1926

Из книги Эдуард Багрицкий автора Загребельный Михаил Павлович

«Дума про Опанаса». 1926 В начале лета 1926 года к Багрицкому приехала большая компания литераторов. Среди них находился Георгий Мунблит. Он сразу ощутил, что окололитературная суета была поэту чужда. Живя литературой, размышляя о ней дни и ночи, Багрицкий был бесконечно


Дума

Из книги Листы дневника. Том 2 автора Рерих Николай Константинович

Дума Спросили пса: "Чего ты целый день брешешь?" "А уж такая моя служба", — отвечает. Много сейчас таких служащих. Скобелеву донесли о неприятельских потерях трехсот человек: "Чего их жалеть, убей их три тысячи!"В нашей личной жизни мы не раз восчувствовали вражескую ложь.


Глава пятая ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА

Из книги Громов автора Цыбульский Игорь Иустович

Глава пятая ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА МИД представлялся Громову почетной ссылкой. В тишине и забвении можно весьма комфортно прожить оставшуюся жизнь, и власть тебя не будет больше преследовать. Если же не согласен жить тихо, то из ссылки нужно бежать. Других вариантов не


Глава пятая ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА

Из книги Ты спросил, что такое есть Русь… автора Наумова Регина Александровна

Глава пятая ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА МИД представлялся Громову почетной ссылкой. В тишине и забвении можно весьма комфортно прожить оставшуюся жизнь, и власть тебя не будет больше преследовать. Если же не согласен жить тихо, то из ссылки нужно бежать. Других вариантов не


Ночная дума

Из книги Чёрная кошка автора Говорухин Станислав Сергеевич

Ночная дума Тишь ночная дышит тенью странной… Лунный свет в окне и в сердце свет… Дума муравьишкой неустанным Трудится, заслон творя от бед. Чуток дух мой в живости бессменной; Внемлет ночи мексиканской он — Древним видам… И неизреченной Тишью неземною поражён. Год


Дума

Из книги К. Р. Баловень судьбы автора Чернышова-Мельник Наталия Дмитриевна

Дума Я в Думе с 1993 года. Первые созывы все грозились разогнать, теперь уже и не заикаются — Дума абсолютно подконтрольна Кремлю.В записных книжках великого князя Андрея Владимировича я нашел запись, датированную началом 17 года:«Конечно, Дума — дрянь. Но разогнать ее


Глава двадцатая Государственная дума

Из книги Дневник расстрелянного автора Занадворов Герман Леонидович

Глава двадцатая Государственная дума Глубинные общественные потрясения, давшие толчок Первой русской революции, поставили перед самодержавием многие наболевшие вопросы. Один из важнейших – привлечение выбранных народом депутатов к государственному управлению.


ДУМА О КАЛАШНИКОВЕ

Из книги автора

ДУМА О КАЛАШНИКОВЕ Поздней осенью сорок второго года я узнал, как слагаются былины.Было чертовски трудное время. Фронт уходил все дальше на Кавказ, на Волгу. Все лютее пановали немцы. Пустели села. По ямам, по ярам прятались от Германии молодые. И каждым вечером, непохоже