Русскому сердцу

Русскому сердцу

Сколько башен и стен воздвигалось вокруг сокровища русского! Для всего мира это сокровище благовестит и вызывает почитание. Уже сорок лет хождений по твердыням русским. Напоминается, как это сложилось.

В 1894-м Троице-Сергиева Лавра, Волга, Нижний Новгород, Крым. В следующем году — Киево-Печерская Лавра. Тайны пещер "Стена нерушимая".

В 1896-м и 97-м — по пути из "варяг в греки", Шелонская Пятина, Волхов, Великий Новгород, Св[ятая] София, Спас Нередецкий, все несчетные храмы, что, по словам летописца, "кустом стоят". В 98-м — статьи по реставрации Святой Софии, переписка с Соловьевым, Стасовым, a в 99-м — Псков, Мирожский монастырь, погосты по Великош, Остров, Вышгород. В 1901-1902-м опять Новгородская область, Валдай, Пирос, Суворовское поместье, Мста со многими храмами древними от Ивана Грозного и до Петра Великого..

1903-й — большое паломничество с Еленой Ивановной по сорока древним городам, от Казани и до граниты литовской. Несказанная красота Ростова Великого, ^Ярославля, Костромы, Нижнего Новгорода, Владимира, Спаса на Нерли, Суздаля, всего Подмосковья с несчетными главами и башнями! Седой Изборск, Седно, Печоры и опять несчетные белые храмы, погосты, именья со старинными часовнями и церквами домовыми и богатыми книгохранилищами. Какое сокровище!

Тогда же впервые оформилась мысль о нужности особого охранения сокровищ народных. Доклад в обществе архитекторов-художников. Сочувствие.

В статье "По старине" и во многих писаниях о храмах и стенах кремлевских говорилось о том, чем незабываема Земля Русская. В 1904-м — Верхняя Волга, Углич, Калязин, Тверь, высоты Валдайские и Деревская Пятина Новугородская. Одни названия чего стоят, и как незапамятно древне звучат они!

В 1905-м — Смоленск с годуновскими стенами, Вязьма, Приднепровье. В 1907-м — Карелия и Финляндия, славные карельские храмы. От 1908 до 1913-го — опять Смоленск, Рославль, Почаев. В 1910-м раскопки Кремля Новгородского, оказавшегося неисследованным, а затем, до войны, и Днепровье, и Киевщина, и Подолье. В 1913-м — Кавказ с его древностями, а в 1914-м при стенописи в Талашкмне получилась первая весть о Великой Войне.

Война со всеми ее ужасами еще и еще напоминает охранение всего, чем жив дух человеческий. Война! Все сочувствуют предложению всенародной охраны культурных сокровищ. Вот-вот уже как будто и состоится! "Враг рода человеческого" издан Сытиным во сотнях тысяч.

Бесчисленные развалины всюду напоминают о зловещих разрушениях. Исследуем. Запоминаем. И только в 1929-м оформился Пакт по сохранению культурных сокровищ. Спасибо Парижу и Америке, которые поняли, поддержали. Но ведь это еще только воззвание. Нужно, чтобы его услышали. А кругом столько гибели!

Всеми силами спешим с Пактом. Но не коротки пути по миру. И не везде благоволение. Нужно преобороть и превозмочь.

Всеми доходчивыми до сердца человеческого словами молим о сохранении Культуры. "Твердыня Пламенная" в статьях: "Конвенции Знамени Мира", "Знамя", "О Мире и Культуре моления" и во многих других, обошедших прессу Европы, Америки, Индии, говорилось все о той же охране народного достояния.

Две международных конференции в Бельгии с выставкою исторических памятников принесли много пользы. Наш Парижский комитет много поработал над введением Пакта в сферу международного права.

Наконец, в Ноябре 33-го года Вашингтонская конференция привлекла уже представителей тридцати шести стран, которые подписали единогласное постановление, рекомендуя своим Правительствам ратификацию Пакта.

Кто-то в нетерпении: "Когда же? Когда же?". И мы сами в еще большем нетерпении. С еще большим трепетом оглядываемся на всякие развалины, искажения или небрежения.

Если люди давно понимали ценность культурных сокровищ, то сейчас, в мировом смятении, они должны еще ярче вспомнить всю красоту лучших творений человеческих, чтобы тем сознательнее и упорнее ополчиться на защиту всего прекрасного, научного.

Сведения о всяких разрушениях и искажениях поступают почти ежедневно. Если вандалы так действенны и организованны, то неужели же работники Культуры не найдут в себе объединительного сознания? Неужели сердце их не подскажет им, что взаимные разрушения лишь останутся позорною страницею человечества! Сердце подскажет всю ценность сотрудничества, и все трудники во благо со всех концов мира убежденно воскликнут: "Тесно время! Удвоим усилие!"

Каково же русскому сердцу слышать о вандализмах немецких над русскими сокровищами! Больно слышать о разрушениях в Новгороде, в Киеве, в Петергофе, в Пушкине, в Вязьме, в Калуге, в Калинине и во многих русских старинных городах. Порушены музеи Толстого, Чайковского, Чехова, Гоголя, Пушкина… Нескончаемый синодик непоправимых разрушений!

Опять взойдет красно солнышко над землею Русскою. Опять обстроится, украсится наша Великая Родина. Но старинное сокровище уже порушено. Уже нет Спаса Нередицкого! Позор варварам! Позор разрушителям народного достояния!

Оборонил русский народ свою Родину. На диво всему миру народ нашел силы противостать врагу. Отбросил народ вражеские полчища. Уже к Пскову подступает русское воинство. Сердце русское превозмогло беду. Уже идет великая новая стройка.

Победное Знамя, Знамя Культуры, Знамя труда, творчества блистательно развернется над Землею Русскою.

Исполать народу русскому.

Исполать всем народам семьи русской.

15 февраля 1944 г.

Вариант очерка под названием "Чутким сердцам"

впервые опубликован в газете "Свет", Рига, 22 марта 1935 г.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Мелодии, обращенные к сердцу

Из книги Изнанка экрана автора Марягин Леонид

Мелодии, обращенные к сердцу Судьба свела меня с Яном Френкелем неожиданно. То есть я был знаком с ним и раньше, слушал его очень личностное, будто предназначенное тебе одному, авторское исполнение, но о совместной работе не помышлял. Мне, молодому тогда режиссеру, он


СЕРДЦУ

Из книги Морозные узоры: Стихотворения и письма автора Садовской Борис Александрович

СЕРДЦУ Сердце стальное, не бойся мороза, Всем ты стихиям равно недоступно. Смерти не знает увядшая роза. В чем ты виновно и чем ты преступно? Жалость и нежное счастье напрасно Светоч к тебе подносили дрожащий. Жгла, раскаляя, любовь тебя страстно: Страсть не расплавила


С ГРАНАТОЙ, ПРИЖАТОЙ К СЕРДЦУ

Из книги Лебединая песня автора Горчаков Овидий Александрович

С ГРАНАТОЙ, ПРИЖАТОЙ К СЕРДЦУ …Под утро разведгруппа гвардии капитана Алексея Алексеевича Черных благополучно пересекает узкоколейку Мышинец — Остроленка. Сильная оттепель, по лесу стелется туман. В облетевшем лесу группа встречается с Мышинецким партизанским


Часть 2 Уму и сердцу

Из книги Самые знаменитые влюбленные автора Соловьев Александр

Часть 2 Уму и сердцу …И думая, что дышат просто так, Они невольно попадают в такт Такого же неровного дыханья… Владимир Высоцкий, «Баллада о любви» Царями и президентами порой становятся просто «по воле судьбы» – трон можно унаследовать, а кресло президента – получить в


ПРИСЛУШИВАЯСЬ К СЕРДЦУ СВОЕМУ

Из книги Каменный пояс, 1988 автора Преображенская Лидия Александровна

ПРИСЛУШИВАЯСЬ К СЕРДЦУ СВОЕМУ П. Краснову Угор. В низине плещет бойкий лист.Пяток осинок ветками сплелись.А все уж лес! И мило. И люблю.Торжественно под сень его ступлю.Тут сырости и тени хмель леснойИ русский дух, осиновый, родной.Гриб-трутовик топырит на коре.Как будто


Человек по сердцу

Из книги Православные старцы. Просите, и дано будет! автора Карпухина Виктория

Человек по сердцу …Молодая незамужняя девушка любила проводить отпуск на послушании в Пюхтицкой обители и исповедоваться у игумена Феодорита. Однажды стоит она к нему на исповедь и думает: «Годы проходят, а нет человека по сердцу». Подходит ее очередь исповедоваться.


СЕРДЦУ БОЛЬНО

Из книги Отрывки из Ничего автора Ванталов Борис

СЕРДЦУ БОЛЬНО Варю суп из лисичек. Вспоминаю Лену. Она его готовила по рецепту мамы.Однажды гуляли у Никольского собора. Она оставила мне Хокку, который тут же изобразил из себя соляной столб и побежала к Троеручице. У меня была фляжка коньяка. Я к ней прикладывался. Лена


VII. «Сердцу и только ему…»

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

VII. «Сердцу и только ему…» Сердцу и только ему на лазурно-прозрачном рассвете, Тихий мой друг, отдадим робкую тайну свою. Все и поймет, и простит молчаливый и грустный волшебник, Чтоб на заре обронить знойный и сладостный стих. 29 марта


VII. «Сердцу и только ему…»

Из книги Айвазовский автора Вагнер Лев Арнольдович

VII. «Сердцу и только ему…» Сердцу и только ему на лазурно-прозрачном рассвете, Тихий мой друг, отдадим робкую тайну свою. Все и поймет, и простит молчаливый и грустный волшебник, Чтоб на заре обронить знойный и сладостный стих. 29 марта


36. «Сердцу кажется так сладко…»

Из книги автора

36. «Сердцу кажется так сладко…» Сердцу кажется так сладко            И молчание, и тьма, Эта детская кроватка,            Эта легкая дрема, И качанье вправо, влево,            И дрожащий, как старик, Монотонного напева            Усыпительный язык… 14 октября


61. «Все молодое сердцу мило…»

Из книги автора

61. «Все молодое сердцу мило…» Всё молодое сердцу мило, Затем что молодость чиста, Что много в ней живого пыла, Что так свежи ее уста, Что от всего, что старца гложет И смертью близкою грозит, Увлечь лишь молодость нас может Туда, где май, где жизнь царит. 4 октября


36. «Сердцу кажется так сладко…»

Из книги автора

36. «Сердцу кажется так сладко…» Сердцу кажется так сладко            И молчание, и тьма, Эта детская кроватка,            Эта легкая дрема, И качанье вправо, влево,            И дрожащий, как старик, Монотонного напева            Усыпительный язык… 14 октября


61. «Все молодое сердцу мило…»

Из книги автора

61. «Все молодое сердцу мило…» Всё молодое сердцу мило, Затем что молодость чиста, Что много в ней живого пыла, Что так свежи ее уста, Что от всего, что старца гложет И смертью близкою грозит, Увлечь лишь молодость нас может Туда, где май, где жизнь царит. 4 октября


II. «Какое сердцу воскресенье…»

Из книги автора

II. «Какое сердцу воскресенье…» Какое сердцу воскресенье, Как шорох длителен и юн… Земле – земное обновленье, Пересказать не хватит струн. А в высоте – всё выше, выше — Кто щедрый дух рассыпал роз — Такая огненная крыша Над огнецветной бездной слез. 10 июня


II. «Какое сердцу воскресенье…»

Из книги автора

II. «Какое сердцу воскресенье…» Какое сердцу воскресенье, Как шорох длителен и юн… Земле – земное обновленье, Пересказать не хватит струн. А в высоте – всё выше, выше — Кто щедрый дух рассыпал роз — Такая огненная крыша Над огнецветной бездной слез. 10 июня


От сердца к сердцу

Из книги автора

От сердца к сердцу Однажды Гайвазовский пришел к Максиму Никифоровичу со скрипкой: накануне профессор пригласил его помузицировать. Из кабинета доносились голоса. Заметив удивление и даже некоторое замешательство Гайвазовского, старый слуга, полюбивший юношу за его