Дмитрий Мейснер[148] ИЗ ЗАПИСОК ЭМИГРАНТА

Дмитрий Мейснер[148]

ИЗ ЗАПИСОК ЭМИГРАНТА

Вспоминаю замечательную русскую поэтессу, жившую в Чехии, потом в Париже, — Марину Цветаеву. На редкость безрадостно сложилась жизнь этой, по мнению всех вдумчивых и авторитетных людей, необыкновенно одаренной женщины. Она была женой моего близкого пражского приятеля С. Я. Эфрона, высокого истощенного человека, с подчеркнуто эффектной, интеллигентной внешностью, с мягкими, как бы безвольными движениями. Уже на заре эмиграции он числился человеком прогрессивным, а потом в Париже стал совсем советским человеком.

Марина же Цветаева в начале эмиграции еще упорствовала, еще читала и печатала иногда некоторые свои стихи, говорящие о преданности белой армии, так она была настроена тогда. Вскоре это увлечение прошло начисто. Оба они, и Цветаева, и Эфрон, были люди непрактичные и не умели даже в минимальной степени организовать быт. Жили они под Прагой в душной, неряшливой комнатке, в сущности в настоящей бедности, иногда почти нищете.

В той же Праге кончал тогда, в конце двадцатых годов, русский юридический факультет молодой человек, весьма обходительный и ловкий — К. Родзевич, умевший произносить на эмигрантских собраниях шаблонно-сладкие, но недурно склеенные речи. На разного рода юбилеях он был неизменным оратором, правда, когда не выступали первые номера. Он близко подошел к семье Эфронов и на многие годы стал близким ее другом.

На литературных вечерах, устраивавшихся под Прагой, в городке Збраслав, Марина Цветаева впервые прочла также отрывки из своих воспоминаний, представляющих, по общему тогда признанию, исключительные по блеску страницы русской мемуарной прозы. Женщина она была тогда молодая, но вся какая-то нескладная. Глаза ее смотрели всегда так, что видно было, как нетрудно им разгадать нового человека. Нрава она была нелегкого, прежде всего для самой себя.

Цветаева с семьей, а потом и Родзевич уехали в Париж, и я потерял было их след, пока не прочел в журнале «Современные записки» первые страницы воспоминаний поэтессы. В литературной жизни эмиграции это было большое событие, откликнулись на них и на родине. Потом я узнал, что Эфрон и Родзевич приняли участие в испанской войне на стороне демократии, так же как и способный молодой поэт эмиграции А. Эйснер.

А затем газеты сообщили, что Марина Цветаева с мужем и детьми вернулась на родину.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Из записок радистов

Из книги Воспоминания, письма, дневники участников боев за Берлин автора Берлина Штурм

Из записок радистов 1Навсегда останется в моей памяти день 23 апреля, день, когда мы вступили в Берлин. Город пылал. Рушились горящие здания, В воздухе проносились огромные головешки. Наступила ночь, но мы едва заметили это. Всё было озарено пламенем пожаров и окутано густым


Из записок артиста

Из книги Записки артиста автора Весник Евгений Яковлевич

Из записок артиста


Из записок 1901 г.

Из книги Пережитое и передуманное автора Вернадский Владимир Иванович

Из записок 1901 г. 22 июля. МоскваЕсли влияние науки на нравственность отдельного лица и даже маленькой общины может быть сомнительно, совершенно другое получится по отношению к средней общественной нравственности большого общественного тела — государства. Не влияние


ЭТО МЕЧТА КИТАЙЦА-ЭМИГРАНТА: Я ДОБЬЮСЬ УСПЕХА И ПОМОГУ СВОЕМУ РОДУ

Из книги Суровые истины во имя движения Сингапура вперед (фрагменты 16 интервью) автора Ли Куан Ю

ЭТО МЕЧТА КИТАЙЦА-ЭМИГРАНТА: Я ДОБЬЮСЬ УСПЕХА И ПОМОГУ СВОЕМУ РОДУ - Ранее вы говорили о том, что очень четко представляете себе, что значит быть китайцем. Этнически вы китаец, но вы не являетесь таким китайцем, как китайцы с континента.- Да.- Насколько об этом осведомлены


Борис Александровский ИЗ ПЕРЕЖИТОГО В ЧУЖИХ КРАЯХ Воспоминания и думы бывшего эмигранта ÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷÷

Из книги Из пережитого в чужих краях. Воспоминания и думы бывшего эмигранта автора Александровский Борис Николаевич

Борис Александровский ИЗ ПЕРЕЖИТОГО В ЧУЖИХ КРАЯХ Воспоминания и думы бывшего


ЮРИЙ СОФИЕВ. РАЗРОЗНЕННЫЕ СТРАНИЦЫ[36] (воспоминания бывшего эмигранта)

Из книги Синий дым автора Софиев Юрий Борисович

ЮРИЙ СОФИЕВ. РАЗРОЗНЕННЫЕ СТРАНИЦЫ[36] (воспоминания бывшего эмигранта) Игорь Софиев. Предисловие публикатора Мой отец, Юрий Борисович Софиев, прожил тяжелую, в какой-то мере трагическую, но вместе с тем интересную жизнь. Многие годы он провел в эмиграции, после


10. Москва глазами эмигранта

Из книги Это Америка автора Голяховский Владимир

10. Москва глазами эмигранта Впервые Лиля летела в Россию иностранкой — с американским паспортом. В душе бурлили разные чувства: радость от предвкушения встречи с отцом и Августой, ожидание встречи с друзьями, некоторая настороженность от встречи со страной, в которой


Натан Федоровский, или нищета и блеск эмигранта

Из книги Прикосновение к идолам автора Катанян Василий Васильевич

Натан Федоровский, или нищета и блеск эмигранта Впервые я увидел его в 1983 году — ярко-рыжего, красивого, молодого, бедного и неустроенного, но не унывающего и полного надежд, которым суждено было сбыться. В Берлине тогда устроили выставку «От символизма к футуризму», и


ЖИЗНЬ ЭМИГРАНТА ВАСИЛИЯ НОВОСЕЛОВА

Из книги Ногин автора Архангельский Владимир Васильевич

ЖИЗНЬ ЭМИГРАНТА ВАСИЛИЯ НОВОСЕЛОВА Был бы Виктор Ногин богатым туристом, очень бы понравился ему старинный город Цюрих.В Большом городе, у подножья горы Цюрихберг, тесно сбились в кучу средневековые дворцы и замки времен рыцарских турниров и демократического правления


«Шпионские страсти». Рассказ писателя Анатолия Гладилина, диссидента и эмигранта

Из книги Андрей Вознесенский автора Вирабов Игорь Николаевич

«Шпионские страсти». Рассказ писателя Анатолия Гладилина, диссидента и эмигранта — Я помню, когда над Синявским и Даниэлем был суд, мы втроем написали письмо с протестом. Аксенов, Владимов и я. Начали думать, кому показать. Показали Евтушенко. Евтушенко посмотрел и без


М. С. Муханова[620] Из записок

Из книги Аракчеев: Свидетельства современников автора Биографии и мемуары Коллектив авторов --

М. С. Муханова[620] Из записок VКогда Государь Александр Павлович кончил жизнь, отец мой[621] поехал в Петербург поздравить Николая Павловича с восшествием на престол.Императрица Мария Феодоровна спросила его об Аракчееве. Отец мой стал говорить искренно, что он думал о нем.


Из записок К. Н. Лебедева

Из книги Гоголь. Воспоминания. Письма. Дневники автора Гиппиус Василий Васильевич

Из записок К. Н. Лебедева [Кастор Никиф. Лебедев (1812–1876) – в 1842 г. нач. отделения в одном из департаментов министерства юстиции, впоследствии сенатор.]1842 г.Я читал Чичикова или «Мертвые Души» Гоголя. По содержанию и связи повести или поэмы это вздор, сущий вздор, небылица;


Из записок А. О. Смирновой

Из книги Неизвестный Кропоткин автора Маркин Вячеслав Алексеевич

Из записок А. О. Смирновой 1845 г., 2 марта.…Государь перебил разговор. Я ему напомнила о Гоголе; он был благосклонен. «У него есть много таланту драматического, но я не прощаю ему выражения и обороты слишком грубые и низкие». Читали вы «Мертвые Души»? – спросила я. – «Да


Из Записок революционера 1

Из книги автора

Из Записок революционера 1 1 Записки, С. 110-137.…Пять лет, проведенные мной в Сибири, были для мня настоящей школой изучения жизни и человеческого характера. Я приходил в соприкосновение с различного рода людьми, с самыми лучшими и с самым худшими, с теми, которые стоят