В РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ВЕЧЕР

В РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ВЕЧЕР

Метелью скулит злой декабрьский ветер. Приглушенно звучат церковные колокола. А с амвона Успенского собора святотатствует отец Владимир:

— Смиритесь, люди добрые. Помазанник божий Гитлер дарует нам землю, свободу. Его войска уже очищают от большевиков Москву. Сдастся на милость великого вождя Европы и голодный Петроград…

Надо ж такое! Ведь «тут русский дух, тут Русью пахнет». И здесь отпевают Россию.

Подавленные стоят прихожане.

Кто-то вполголоса роняет:

— На то, видно, воля божья.

И вдруг откуда-то сверху звонкий мальчишеский голос:

— Не верьте! Врет Иуда! Не верьте!

Соборное эхо разносит: «Иуда!», «Не верьте!». Слова бьются в окна собора, поразительно напоминающие бойницы, точно хотят вылететь наружу и пронестись набатным призывом над Синичьими холмами.

Проповедь сорвана. Прихожане расходятся. Нет уже студеного холода на сердце. Свои подали голос. Значит, и впрямь не так страшен черт, как его малюют. Многие задерживаются у белой монастырской стены. На ней углем аршинными буквами начертано:

«Смерть оккупантам! Да скроется тьма!»

Это тоже сделали свои. Смельчаков ищут полицаи, но десятки людей уже побывали у стены и затоптали следы…

Теплится коптилка у постели Виктора Дорофеева. Раскинуты на всякий случай игральные карты на столе. Возбужденные, с красными от мороза щеками, Борис Алмазов и Анатолий Малиновский громким шепотом, перебивая друг друга, говорят:

— Все сделано.

— Как ты задумал, Виктор.

— А Женька-то как крикнул!

— Только бы по голосу не узнали.

Светятся глаза у Дорофеева. Дрожащими руками берет он мандолину.

— Любимую, — просит Алмазов.

— «Дан приказ ему на запад…» — начинает Малиновский.

— Тише вы, полуночники, — просит появившаяся в дверях мать Дорофеева.

— Мы тихонько, мама, — успокаивает ее Виктор и подхватывает: — «Уходили комсомольцы на гражданскую войну…»

Как-то вскоре после Нового года в заповедном бору Михайловского застучал топор. Один из деревенских старост, подлец первостатейный, получил от офицера ортскомендатуры Рыбке разрешение на рубку леса для постройки нового дома. Ночью в окно фашистского холуя влетел камень. К камню была прикреплена записка:

«Будешь рубить пушкинский бор — будешь зарублен своим же топором».

И подпись:

«Дядька Черномор».

Перепуганный староста утром побежал к старшине поселка:

— Господин Шубин, меня убить собираются.

— Кто?

— Какой-то не местный. Фамилия Черномор. Вот читайте.

Шубин улыбнулся, но, прочитав записку, составленную из вырезанных газетных букв, сказал:

— Смотри сам, но этот Черномор, видать, следит за тобой и… чем черт не шутит.

В этот же день Дорофеев, разговаривая с Алексеем Ивановым, подсмеивался над приятелем:

— Видишь, Лешка, как получается все хорошо. В школе тебя Воробьем звали. А кончится война — будут Черномором величать. Черномор не чета воробью.

Стук топора в заповеднике в первую военную зиму больше не раздавался.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ВСЕВОЛОД РОЖДЕСТВЕНСКИЙ

Из книги Воспоминания о Максимилиане Волошине автора Волошин Максимилиан Александрович

ВСЕВОЛОД РОЖДЕСТВЕНСКИЙ Одна из глав мемуарной прозы поэта Всеволода Александровича Рождественского (1895-1977) "Страницы жизни" - его воспоминания о встречах с Волошиным ("Коктебель Максимилиана Волошина"). Фрагменты из этих воспоминаний даются по кн.: Рождественский Вс.


РОЖДЕСТВЕНСКИЙ РОБЕРТ

Из книги Как уходили кумиры. Последние дни и часы народных любимцев автора Раззаков Федор

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ РОБЕРТ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ РОБЕРТ (поэт; скончался 19 августа 1994 года на 63-м году жизни).В 1990 году врачи обнаружили у поэта опухоль мозга. Несмотря на страшный диагноз, Рождественский воспринял это сообщение с присущим ему юмором, написав стихотворение


Глава 5 РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ВЕЧЕР

Из книги U-977 автора Шаффер Хайнц

Глава 5 РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ВЕЧЕР В течение четырех недель ветер завывал сразу со всех сторон, налетая со скоростью 55–60 миль в час, при этом с сильным дождем. Термометр показывал только несколько градусов выше нуля. Я находился на мостике. Конечно, никакой защиты, только


Роберт РОЖДЕСТВЕНСКИЙ

Из книги Нежность автора Раззаков Федор

Роберт РОЖДЕСТВЕНСКИЙ Знаменитый советский поэт был женат всего один раз и прожил со своей супругой почти всю жизнь. С ней он познакомился в начале 50-х, когда учился в Литературном институте в Москве. Это была его однокурсница Алла Киреева. Добиться ее расположения


Рождественский вечер

Из книги Легендарная подлодка U-977 автора Шаффер Хайнц

Рождественский вечер В течение четырех недель ветер завывал сразу со всех сторон, налетая со скоростью 55-60 миль в час, при этом с сильным дождем. Термометр показывал только несколько градусов выше нуля. Я находился на мостике. Конечно, никакой защиты, только


РОЖДЕСТВЕНСКИЙ Роберт

Из книги Память, согревающая сердца автора Раззаков Федор

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ Роберт РОЖДЕСТВЕНСКИЙ Роберт (поэт; скончался 19 августа 1994 года на 63-м году жизни). В 1990 году врачи обнаружили у поэта опухоль мозга. Несмотря на страшный диагноз, Рождественский воспринял это сообщение с присущим ему юмором, написав стихотворение


Роберт Рождественский

Из книги Ты помнишь, товарищ… Воспоминания о Михаиле Светлове автора Либединская Лидия

Роберт Рождественский Какие памятники ставятся волшебникам? Из мрамора? Из бронзы? Из стекла? Довольствуемся слабым утешением, Что нас позвали Важные дела. Так повелось, что вечера задымлены, И опровергнуть ничего нельзя… При жизни – Рядовые собутыльники, А после


Геннадий РОЖДЕСТВЕНСКИЙ

Из книги Не только Бродский автора Довлатов Сергей

Геннадий РОЖДЕСТВЕНСКИЙ В двадцатые годы Шостакович создал оперу «Нос». Ставить ее хотел Мейерхольд. Однако не успел. А в тридцатые годы было уже не до этого. Рукопись Шостаковича пылилась в кладовке. Большого театра.В пятидесятые годы ее обнаружил Геннадий


Глава 5 РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ВЕЧЕР

Из книги U-Boat 977. Воспоминания капитана немецкой субмарины, последнего убежища Адольфа Гитлера автора Шаффер Хайнц


Рождественский Божий Дар

Из книги Под кровом Всевышнего автора Соколова Наталия Николаевна

Рождественский Божий Дар Оставалось около недели до Нового 1959 года, когда у Симы снова заболело горло. Такой страшной ангины с высокой температурой врач наша никогда еще не видела, поэтому предположила дифтерит. Немедленно сделали вливания сыворотки, брали у всех


1. «В этот зимний парижский, рождественский вечер…»

Из книги Синий дым автора Софиев Юрий Борисович

1. «В этот зимний парижский, рождественский вечер…» В этот зимний парижский, рождественский вечер, В общем, невероятно сложилась судьба. Я упорно не верил, но в памятной встрече Ты коснулась ладонью горячего лба. Помнишь, зимние голые ветви каштана Неотвязно метались в


16 Рождественский кошмар

Из книги Моя скандальная няня автора Хансен Сьюзен

16 Рождественский кошмар Можно быть очень, очень избалованным и вместе с тем незаурядным человеком. Но все это отразится на воспитании детей. Селин Дион — У Голдбергов уже есть елка? — спросила я Мэнди в декабре.— О Боже! Да. Футов двадцать высотой. И представь себе: они


Рождественский молебен

Из книги Угрешская лира. Выпуск 3 автора Егорова Елена Николаевна

Рождественский молебен Глаза-глаза зовущие, Глаза-глаза следящие, Незримо вездесущие, Безжалостно палящие. И всюду взгляд Всевышнего — И на земле, и в небе. И снова сердце слышит Рождественский молебен. Просвечен, как рентгеном, Я Божьими глазами. И каждый миг мой


Всеволод Рождественский Есенин

Из книги Жизнь моя за песню продана [сборник] автора Есенин Сергей Александрович

Всеволод Рождественский Есенин Умер Есенин! Это трудно сказать вслух. Это так же трудно сказать, как «нет больше песни… Умерли березовые рощи, вечернее косое солнце, розовая дорожная пыль»…* * *Пустой коридор одной из «гостиниц для приезжающих». Дверь настежь. За круглым


РОЖДЕСТВЕНСКИЙ Всеволод Александрович

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 2. К-Р автора Фокин Павел Евгеньевич

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ Всеволод Александрович 29.3(10.4).1895 – 31.8.1977Поэт, переводчик, мемуарист. Член «Кружка поэтов» (Пг., 1916). Член «Цеха поэтов» (до 1921). Стихотворные сборники «Гимназические годы» (СПб., 1914), «Лето (Деревенские ямбы)» (Пг., 1921), «Золотое веретено» (Пг., 1921), «Большая