Константин Тарновский

Константин Тарновский

Морозова я впервые услышал в 1999 году, когда увлёкся музыкой Чижа и для количества приобрёл помимо альбомов последнего кассету «Юрий Морозов и Чиж и K°. Иллюзия». Мне тогда было 13 лет, и Чиж стал вторым крупным открытием осознанной жизни после «Мумий Тролля». И вот я слушал купленную кассету Юрия Морозова, пока ещё не до конца понимая, что это собственно такое. В комнату вошла мать и спросила, что я слушаю. Я сказал, что это Юрий Морозов, такой человек, который сам записал кучу альбомов (это я уже знал) и, кроме того, который записывает Чижа. Песни последнего мать знала и очень высоко ценила. Она спросила: «И как?». Я сдержанно ответил: «Нормально».

Тогда запомнились только несколько песен, не столько сами песни, сколько манера исполнения, голос, подача. Кое-что показалось забавным, но не более. Основная ассоциация после тогдашнего прослушивания: пятидесятилетний дядька поёт, что «тёлка хороша, не тёлка, а блюуууз». В целом, я нечасто тогда обращался к прослушиванию Морозова. Правда, я слушал альбомы Чижа, и в них работа Морозова давала мне понятие о том, как должно звучать хорошо записанное музыкальное произведение. Я в то время как раз начинал сам писать песни и экспериментировать со звукозаписью, и в этом смысле Морозовская работа была лучшим примером. Как написано в одной книге: «Суть звукорежиссёрских подвигов Морозова скорее заключалась в приверженности “правильному” сбалансированному звучанию, нежели в каких-то новаторских звуковых находках». Возможность уловить это звучание, понять, как выстраиваются инструменты, — это было очень важным. Я начинал понимать, как делается запись — вот здесь вступает гитара, вот тут — барабаны, клавишные, где-то надо сделать погромче и так далее.

Когда у меня появился Интернет (2002 г.), я стал время от времени искать там информацию о Морозове. Её почти не было. Единственное, что встретилось, — скупая биографическая справка на сайте Чижа, там же — одна фотография. Ну, и несколько текстов песен на lib.ru Я удивлялся этому, но поделать ничего не мог. Потом, уже позже, некоторые альбомы удалось скачать в музыкальных ЖЖ-сообществах, таких как i-am-rare и ru-tape. Но это было, кажется, уже после смерти Морозова. О ней я узнал лишь спустя несколько месяцев, тоже из ЖЖ. А ещё в 2002 г. я купил на кассете запись концерта с «Чиж и K°» в зале у Финляндского вокзала. В то время я уже гораздо серьёзнее воспринимал Морозова. Песни его производили сильное впечатление, которое было таким, возможно, ещё из-за его образа: этакий немолодой дядька, записавший полсотни альбомов, с нестареющей душой (вывод о последнем делался как раз из песен типа «Всё равно» и «Концерта», где имела место дон-жуанская, как мне тогда казалось, тематика, упоминались «постель» или что-нибудь в этом роде).

Всё последующее происходило после смерти Морозова. Причём не сразу, а спустя пару лет. Тогда я, во-первых, придумал открыть ЖЖ-сообщество памяти Морозова (morozovjv.livejournal.com), а во-вторых и в главных, открылась группа «В Контакте» и настоящий, достойно оформленный сайт. Тогда же, в 2008 году, я заказал несколько книг, одну из которых («Подземный блюз») я мечтал раздобыть ещё давным-давно, когда только узнал, что такая книга существует. Второй книгой были «Наши дни» с некоторыми произведениями Морозова и воспоминаниями Нины Морозовой, а третьей — «Догоняющий ночь» (с романами «Голубой мессершмитт» и «Догоняющий ночь»).

По прочтении этих книг я утвердился в своём мнении о Морозове. Дело в том, что в нём и в его творчестве, как мне кажется, поразительно сочеталось телесное и духовное.

Боль от их неразделённости, синкретизма — это вечная боль Морозова. Вообще, для него, по-моему, определяющими стали две темы — любовь и боль. Ну, ещё, возможно, память. Мотив памяти, ностальгии. Но всё же любовь и боль — везде. И меня поражало вот это единство, которое в нём было, единство телесного и духовного. Конечно, понятно, что я не могу утверждать этого, так как не был лично с ним знаком, но такое впечатление складывается из песен, прозы, всего творчества.

Вообще, у меня есть теория, заключающаяся в том, что наиболее интеллектуально развитый человек одновременно наиболее страстен, интересен в сексе, и это касается и мужчин, и женщин. Образованность, интеллектуальность, открытый ум — всё это даёт возможность не бояться экспериментов, в том числе и в этой области. И в то же время такой человек благодаря своему интеллекту и своей духовности постоянно пытается разделить телесное и духовное, возвыситься, отбросить тело. Мне кажется, эта теория применима и к Морозову (вспомним хотя бы йогу, воздержание и прочие практики, которые он использовал). Потом он, возможно, сам не хотел разделять телесное и духовное в себе, а может быть, и не задумывался над этим. Важен результат — в его песнях телесное и духовное предстают в абсолютном единстве. Здесь и религиозный «Amen», и достаточно земной «Концерт» или последнее прозаическое произведение «Догоняющий ночь».

Боль связана не только с любовью, но и с жизнью вообще, с той жизнью, которая происходит в обществе и в государстве. Когда я читал «Подземный блюз» и «Голубой мессершмитт», то поражался русофобии Морозова, которая, на мой взгляд, оставляет далеко позади такие якобы русофобские СМИ, по мнению некоторых, как «Эхо Москвы» или журнал New Times. Последние остаются далеко позади и в смысле изощрённости сравнений и доказательств, и стиля изложения вообще.

Но, думаю, русофобия Морозова, да и упомянутых мною СМИ, касается скорее государства, чем народа, как такового, природы или русской культуры. Думаю, это была самая настоящая боль, чувство стыда за то, что твоя страна, в которой ты родился, с которой есть кровная связь, находится в неподобающем состоянии. То, что Морозов никуда не эмигрировал в конце 1980-х, подтверждает данное мнение, хотя, возможно, предложения о работе на Западе поступали. Его нападки на Россию, весьма резкие, являются, думаю, именно отражением этой боли.

Высказывания его о музыкантах тоже кажутся весьма резкими. Полагаю, отчасти это отражение той же боли, вызванной пониманием отсталости «совка», в том числе и в музыке, и даже в подпольном роке. Однако, во мнение о роке вплетаются, на мой взгляд, личные амбиции Морозова, связанные с чертами его характера. Он был, очевидно, одиночкой, возможно, не лишённым снобизма. Не без основания считал, что сам работал качественно. И у него, наверное, вызывало сожаление, что то, которое, по его мнению, являлось туфтой, находится «на топе», тогда как его собственная музыка понятна лишь избранным. Я не могу согласиться с мнением Морозова относительно «Аквариума». Думаю, Морозов негодовал не столько по поводу концертных групп, сколько по поводу ассоциативности в текстах, вторичности, пьянства. Всё перечисленное имело место в так называемом русском роке, каким его застал Морозов.

Он был одиночкой, и в этом — его некая избранность, которую он осознавал. Мне близка его фраза, которая сейчас красуется на главной странице сайта: «Бегущий ночью по степи морозной голодный волк — тот понял бы меня». Скорее всего, он любил людей, любил общаться с ними, но всегда подмечал в них варварство, какие-то отрицательные стороны, не хотел терпеть их примитивизм, погоню за пустой славой, оставаясь свободным и от шоу-бизнеса, и от государства. Он предпочитал не жертвовать своими принципами, и не просто предпочитал, а не мог иначе — отсюда редкость концертов и альбомы, записанные большей частью самостоятельно. Это не значит, что Морозов не любил играть концерты. Уверен, что любил. Просто осознавал ненужность своей музыки «массам», а донести её до тех, кому она действительно нужна, было весьма сложно. Ведь в 80-е не было ни маленьких клубов, ни Интернета. В 90-е клубы появились лишь в небольшом количестве, нередко оказывались связанными с наркотиками и криминалом.

Сложно писать о человеке, о котором как будто бы знаешь многое, но на самом деле никогда его не видел. И поэтому неудивительно, что всё написанное мной выглядит как некая гипотеза. Но в заключение напишу о тех записях и книгах, которые произвели наибольшее впечатление. Напишу сухо:

1) «Концерт в зале около Финляндского вокзала». Именно там впервые услышал «Волков», «Смутные дни» — очень сильные песни. «Ведь Софья Власьевна волков опаснее…» Я ещё не понимал, что это за «Софья Власьевна», но догадывался, что это связано с государством. Может быть, слышал от кого-то типа Новодворской и подсознательно понимал, о чём идёт речь.

2) Вообще, поздние альбомы очень впечатлили. Назову отдельные песни из них: «Девочка-боль», «Отходная», «Не уезжай», «Суть не в ней».

3) Отдельно хочу сказать о некоторых песнях из альбомов конца 80-х — несмотря на кажущуюся плакатность, они весьма художественны: уже упомянутые «Смутные дни», «Порнографическое время», «Старый гонщик», «Песня эмигранта», «Орлёнок» и другие.

4) Из семидесятых и начала восьмидесятых нравятся особенно почему-то «Перейти воду», «Славянский вопрос» и «Когда стены не будет».

Вообще, если говорить об альбомах, то кроме «Концертника», у меня нет любимых альбомов. Мне кажется, такая уж черта была у Морозова, что он стремился зафиксировать всё, что казалось ему мало-мальски важным, и получилось, что на каждом альбоме было 2–5, где-то больше или меньше, талантливых песен, а остальные — специфичные, подходящие лишь под определённое настроение. Особо хочу сказать, что, несмотря на всю русофобию Морозова, было в его вокале, музыке и даже некоторых текстах что-то советское. Я вполне могу представить, как ту же «Балладу о Храме», если не иметь в виду её текст, пели какие-нибудь «Синие гитары» или «Лесные братья». Недаром же так пришлись по вкусу советским цензорам песни «Там, где дали темны» и «Ностальгия», пусть и не в исполнении автора. «Ответ, наверное, есть» тоже выдержана вполне в духе филармонической музыки 1970-х.

Из книг запомнился более всего «Голубой мессершмитт». Очень сильная, хотя к концу и излишне неправдоподобная книга. Та же боль, которая имела место в песнях, проявилась и в этой книге. Думаю, в ней Морозов достиг самого серьёзного уровня литературного мастерства.

В целом, Юрий Морозов в своей многогранности близок к таким личностям, как Юрий Визбор или Владимир Набоков. Мне импонирует его сдержанность и внутренняя целеустремлённость. Его песни, как хорошее вино — со временем они вряд ли испортятся и, надеюсь, будут оценены по достоинству.

9 ноября 2009 г.

Константин Юрьевич Тарновский — 1986 г. р., московский музыкант, автор песен. Играет сольно с 2007 года. Начал писать песни с 1998 г. под влиянием группы «Мумий Тролль». В 1999 году создал бэнд «Новая тема», преимущественно занимавшийся домашней звукозаписью. С 2001 по 2007 гг. музыка группы формировалась под влиянием Beatles, Fountanis of Wayne, «Аквариума», «Вени Дркина», «Кино», П. Короленко, Ю. Морозова, «МультFильмов», «Мумий Тролля», В. Шумова и др. музыкантов. В 2003–2005 гг. К. Тарновский и второй участник группы А. Ступников наладили работу сайта «Новой темы», благодаря которому о группе стало известно более широкой публике. Однако как концертирующий коллектив группа известна не была, хотя состоялось несколько концертов в 2003–2006 гг.

В 2007 г., убедившись в бесперспективности данной ситуации, К. Тарновский начинает в одиночку записывать альбомы в той же домашней студии, стремясь к большему профессионализму в саунде и игре. На время создаётся концертирующий электрический проект «Dolores Haze» (по имени героини романа В. Набокова) в составе: К. Тарновский (вокал, эл. гитара), А. Лобанов (барабаны), М. Урсегова (директор). Параллельно записываются и новые песни.

В 2009 г. его альбомы появляются в Интернете (альбом «Семантика»), состоялись и выступления в различных клубах. В июне 2009 — феврале 2010 автор реализует новый проект «Артём Грачевский», под маркой которого появляются диски «Жизнь Богаче!» (первая профессиональная запись из шести песен) и «Пятнашки» (сборник по итогам трёхлетней работы). С 2010 г. выступает под своим именем — в клубах Москвы, Иваново, выступает и как организатор. В конце 2010 г. представляет новый альбом «Стеклограф».

Константин Тарновский окончил исторический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова. Преподаёт философию в МГУПС (МИИТ). Кроме песен, пишет рассказы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

КОНСТАНТИН БЕСКОВ

Из книги …Я постепенно познаю… автора Гафт Валентин Иосифович

КОНСТАНТИН БЕСКОВ Два «Спартака» — один в Большом, Другой в Большом футболе, Но я б в театр не пошел, Когда «Спартак» на поле. Тогда мой театр — стадион, Скажу, быть может, резко: Хоть Григорович и силен, Сильнее Костя


ЛОКТЕВ КОНСТАНТИН

Из книги Как уходили кумиры. Последние дни и часы народных любимцев автора Раззаков Федор

ЛОКТЕВ КОНСТАНТИН ЛОКТЕВ КОНСТАНТИН (хоккеист, играл в командах: «Спартак» (Москва) – 1952–1953, ОДО (Ленинград) – 1953–1954, ЦСКА – 1954–1966, сборная СССР – 1956-1966; чемпион СССР (1955, 1956, 1958–1961, 1963–1966), чемпион мира (1964–1966), Европы (1958-1960, 1964–1966), Олимпийских игр (1964); старший тренер ЦСКА


Константин РАЙКИН

Из книги Досье на звезд: правда, домыслы, сенсации. Кумиры всех поколений автора Раззаков Федор

Константин РАЙКИН К. Райкин родился в июле 1950 года в Ленинграде в актерской семье. Его отец - Аркадий Исаакович - был актером и художественным руководителем Государственного театра миниатюр, мать - Руфь Марковна - работала вместе с мужем. Кроме сына в семье Райкиных был еще


ТАРНОВСКИЙ Михаил Васильевич

Из книги Офицерский корпус Армии генерал-лейтенанта А.А.Власова 1944-1945 автора Александров Кирилл Михайлович

ТАРНОВСКИЙ Михаил Васильевич Майор ВВС КОНРРодился в 1907 г. в Царском Селе под Санкт-Петербургом. Русский. Из семьи полковника Русской армии В.В. Тарновского. 14 ноября 1920 г. вместе с семьей эвакуировался из Крыма. В 1921–1922 гг. с семьей жил во Франции, с 1922 г. — в


Константин Симонов

Из книги Лиля Брик. Жизнь автора Катанян Василий Васильевич

Константин Симонов Из календаря от 2 декабря 1963 года: «В 4 часа заедет с письмом от Эльзы Константин Симонов».С Константином Симоновым у Лили Брик на протяжении тридцати с лишним лет отношения были полярные. Как молодого поэта она его не ценила, он не был в когорте Глазкова


Константин Паустовский

Из книги Сборник воспоминаний об И.Ильфе и Е.Петрове автора Ардов Виктор Ефимович

Константин Паустовский


Константин СИМОНОВ

Из книги Вблизи сильных мира сего автора Ерёменко Владимир Николаевич

Константин СИМОНОВ К. Симонов (детское имя – Кирилл) родился в Петрограде 28 ноября 1915 года (Стрелец-Кот). Читаем в гороскопе:«Деревянный Кот (его год длился с 14 февраля 1915 по 2 февраля 1916 года; повторяется каждые 60 лет) легок в общении, дружелюбен, быстро адаптируется в любой


6. Константин Симонов

Из книги 100 знаменитых тиранов автора Вагман Илья Яковлевич

6. Константин Симонов Весной семьдесят седьмого мне пришлось лежать в одной клинике с Константином Михайловичем Симоновым. До этого я уже был знаком с ним, но так, шапочно, по роду службы. А тут целый месяц в одной больнице, за высоченным забором Четвёртого медицинского


КОНСТАНТИН I ВЕЛИКИЙ

Из книги Красные фонари автора Гафт Валентин Иосифович

КОНСТАНТИН I ВЕЛИКИЙ (род. в 285 г. – ум. в 337 г.) Римский император (с 306 г.). Последовательно проводил централизацию государственного аппарата, поддерживал христианскую церковь, сохраняя при этом языческие культы.Ситуация в Римской империи к моменту начала восхождения


Константин Бесков

Из книги Константин Васильев автора Доронин Анатолий Иванович

Константин Бесков Два «Спартака» — один в Большом, Другой в Большом футболе, Но я б в театр не пошел, Когда «Спартак» на поле. Тогда мой театр — стадион, Скажу, быть может, резко: Хоть Григорович и силен, Сильнее Костя


КОНСТАНТИН ВЕЛИКОРОСС

Из книги Судьбы Серапионов [Портреты и сюжеты] автора Фрезинский Борис Яковлевич

КОНСТАНТИН ВЕЛИКОРОСС Неси свет радости своей во внешний мир, и он преобразится… (Древняя мудрость) С трудом верится, что уже более двух десятилетий прошло с того дня, когда несколько энтузиастов, потрясенных однажды картинами трагически погибшего художника


Константин Федин

Из книги Вся Юлина рать автора Руденко Сергей Игнатьевич

Константин Федин Вот фрагмент из воспоминаний Полонской: «Мое знакомство с Фединым началось в 1921 году. Я встретила его в Доме искусств, в „обезьяннике“ — так назывался подвальный этаж дома купца Елисеева на углу Мойки, Невского и Морской… Здесь Федин в тот день, когда я


Жеваго Константин

Из книги Гвардия советского футбола автора Васильев Павел Александрович

Жеваго Константин Когда в мае 2006 года Константин Жеваго перешел во фракцию БЮТ, в политических кулуарах было единодушие: это - не надолго. Мол, Блок Юлии Тимошенко для прагматичного миллиардера всего лишь временная «пристань». Но Жеваго задержался в окружении Юлии


КОНСТАНТИН БЕСКОВ

Из книги автора

КОНСТАНТИН БЕСКОВ Входил он в динамовский буфет, и все забежавшие сюда в перерыв ветераны, одноклубники, подопечные, просто знакомые сразу как-то вскакивали, подтягивались, замирали, норовили заслонить рюмку и шумно здоровались, дыша в сторону. Он быстро и хитро оглядывал