Тени былого

Тени былого

Гёте при Веймарском дворе? Друзья юности сочли это чуть ли не приглашением также попытать счастья рядом с ним. В апреле 1776 года в Веймар приехал Якоб Михаэль Рейнхольд Ленц, и не потому, что его туда пригласили, но в поисках средств к существованию, гонимый желанием найти где–то место, где он мог бы спокойно творить, а не перебиваться уроками или служить гувернером. Еще до приезда в столицу Тюрингского государства им были написаны две злободневные пьесы: «Гувернер, или Преимущества частного воспитания» и «Солдаты». Что именно стряслось в Вейма–396

ре с Ленцем, мы не знаем. Поначалу все вроде бы складывалось вполне по–приятельски, дружелюбно. «Увидите миниатюрное, диковинное создание и — полюбите его», — писал Гёте Шарлотте фон Штейн. Ленц, однако, не смог войти в новое для него окружение, не нашел себе надежного места; для него было естественным, что и Гёте и герцог заботятся о нем; всеобщее внимание привлекали его манеры, которые не укладывались ни в какие рамки, — он, был, вероятно, слишком дерзок, нетерпелив, раздражителен. Возможно, также уже тогда впервые проявились признаки развившейся впоследствии душевной болезни. Для Гёте, во всяком случае, общество такого человека довольно скоро оказалось обременительным. Когда Ленц в июле уехал в Берку, курортный городок близ Веймара, Гёте еще отнесся к этому так: «Наконец–то Ленц нам по нраву, любезен и мил — совсем один, за лесами и горами и счастлив, насколько это ему по силам» (письмо Мерку от 24 июля 1776 г.). Но когда 26 ноября Ленц, вернувшись в Веймар, повел себя явно наперекор тому, что почиталось там приличным, Гёте был неумолим. В дневнике записано лишь: «Дурацкая выходка Ленца», и позже делались разные предположения, что за бестактный поступок (возможно, по отношению к светским дамам) совершил этот несчастный. 1 декабря герцог велел ему покинуть Веймар.

Приезжал и Максимилиан Клингер — но уже в октябре уехал прочь из города. «Клингер неспособен измениться вслед за мною, он угнетает меня, сказал я ему, отчего он пришел в неистовство и слов моих не понял, а я не сумел их ему разъяснить, да и не хотел» (письмо Мерку от 24 июля 1776 г.). Внутренне Гёте уже был готов к тому, чтобы оставить далеко позади всякие «бури и натиски», что так волновали и будоражили его в предшествовавшие пять лет. И если сейчас он нередко искал уединения, в этом проявлялось и его желание отмежеваться от бывших своих товарищей. Вопреки всему, что рассказывали порой, Гёте тогда уже подошел к такому жизненному этапу, когда настала пора переоценки ценностей, он уже принялся «менять кожу». «Дорогой Кестнер, не в том дело, что я вас позабыл, а просто я принял обет молчания противу всего света, что советовали еще мудрецы древности; и это весьма для меня благотворно, пока многие развлекают себя небылицами обо мне, как они прежде развлекались сочиненными мною небылицами» (28 сентября 1777 г.).

397

Позже, в «Поэзии и правде», он с насмешкой отозвался, а не то и вовсе отверг вообще какой бы то ни было протест, все то юношеское пристрастие обличать дурное в заведенном, привычном всем порядке вещей; он был исключительно несправедлив к такому потерпевшему в жизни крушение человеку, как Ленц, словно то личная вина самого Ленца, что не мог он найти себе место в этом мире, и именно в связи с ним Гёте действительно писал «о вошедшем тогда в моду самомучительстве без нужды и без каких–либо внешних поводов (!)». Ленц якобы «всю свою жизнь оставался воображаемым плутом», прибегал якобы к самым дурацким способам, чтобы придать реальность своим симпатиям и антипатиям, и будто бы всякий раз разрушал здание, им же построенное. Это суждение Гёте надолго пристало к тому, кого он порицал. Но оно давно уже не считается верным.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

А. Эфрон ОДИНОЧЕСТВО МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ (Неопубликованный отрывок из рукописи «Страниц былого»)

Из книги Воспоминания о Марине Цветаевой автора Антокольский Павел Григорьевич

А. Эфрон ОДИНОЧЕСТВО МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ (Неопубликованный отрывок из рукописи «Страниц былого») Марина казалась той же, что и в Москве, — та же челка, те же серебряные браслеты, те же глаза, глядящие мимо собеседника в свою и его даль, и те же неукоснительные привычки — к


VII. «Я песня дальнего былого…»

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

VII. «Я песня дальнего былого…» Я песня дальнего былого, Ты песня завтрашнего дня. Я не дерзну отдаться снова Приветам знойного огня. Но тем отрадней пред закатом, Перемогаясь, в полусне Дохнуть мгновенным ароматом И свежей вестью о весне. 2 апреля


II. Тени

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

II. Тени Лети, мечта моя, в далекий, Все близкий сердцу уголок, Где знойным летом синеокий Во ржи смеется василек, Где по тропинке чередою Косцы веселые спешат, Где над знакомою водою Уж не шумит мой старый сад, Но где теперь в раю минувшем, В раю потерянном моем, Над домом,


VII. «Я песня дальнего былого…»

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

VII. «Я песня дальнего былого…» Я песня дальнего былого, Ты песня завтрашнего дня. Я не дерзну отдаться снова Приветам знойного огня. Но тем отрадней пред закатом, Перемогаясь, в полусне Дохнуть мгновенным ароматом И свежей вестью о весне. 2 апреля


II. Тени

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

II. Тени Лети, мечта моя, в далекий, Все близкий сердцу уголок, Где знойным летом синеокий Во ржи смеется василек, Где по тропинке чередою Косцы веселые спешат, Где над знакомою водою Уж не шумит мой старый сад, Но где теперь в раю минувшем, В раю потерянном моем, Над домом,


Тени в раю

Из книги Вечерний звон автора Губерман Игорь

Тени в раю Воинственное прошлое жителей Швейцарии осталось в том уплывшем времени, на будущее не распространившись. Когда-то это были отборные воины в европейских армиях любого местного владыки, который воевал с себе подобными, – и на противной стороне швейцарцы бились


СТРАНИЦЫ БЫЛОГО

Из книги О Марине Цветаевой. Воспоминания дочери автора Эфрон Ариадна Сергеевна

СТРАНИЦЫ БЫЛОГО


СТРАНИЦЫ БЫЛОГО

Из книги Моя мать Марина Цветаева автора Эфрон Ариадна Сергеевна

СТРАНИЦЫ БЫЛОГО


Из «Былого и дум» А. И. Герцена

Из книги Гоголь. Воспоминания. Письма. Дневники автора Гиппиус Василий Васильевич

Из «Былого и дум» А. И. Герцена Какая страшная повесть Гоголева «Шинель», – сказал раз Строганов Е. К[оршу], [Евг. Фед. Корш (1810–1897) – публицист и переводчик.] – ведь это привидение на мосту тащит просто с каждого из нас шинель с плеч. Поставьте себя в мое положение и


Глава 2 Тени

Из книги Тени в переулке [сборник] автора Хруцкий Эдуард Анатольевич

Глава 2 Тени


1. Две тени

Из книги Фатьянов автора Дашкевич Татьяна

1. Две тени В 1957 году Василий Соловьев-Седой, отмечал свое пятидесятилетие.25 апреля Алексей Фатьянов вместе с Михаилом Матусовским вышли из комфортабельного вагона «Красной Стрелы».В Ленинграде было очень холодно, по Неве шел лед. Они пошли прогуляться по набережным


Тени

Из книги Таков мой век автора Шаховская Зинаида Алексеевна

Тени


ЗАВЕСУ БЫЛОГО ОТКРОЕМ

Из книги Вспомнить, нельзя забыть автора Колосова Марианна

ЗАВЕСУ БЫЛОГО ОТКРОЕМ Завесу былого откроем, И видим: в горящей стране, Идут рука об руку трое — Война и разлука, и …смерть! Под залпы, под грохот орудий, Сквозь черный удушливый дым — Проходят, как грозные судьи, Тоскующих женщин ряды. Не надо свободы и славы — Мы