Двойная жизнь адвоката

Двойная жизнь адвоката

Вскоре после успешного заключительного экзамена Гёте вернулся в родной Франкфурт, и уже 28 августа 1771 года, в день своего рождения, он подал формальное прошение о допущении к адвокатской практике. Он великолепно владел витиеватым церемонным стилем, принятым в таких случаях:

«Высокородные и высокоблагородные, ученейшие и заботливейшие правительствующие высокоуважаемые господа судебный шультгейс и шеффены.

Имею честь обратиться к Вашим высокородиям и высокоблагородиям впервые с наипокорнейшей просьбой, на удовлетворение каковой я позволяю себе питать лестную надежду, основанную на свойственной Вашим милостям доброжелательности.

Поелику после многих лет учения, каковые я посвятил со всем доступным мне прилежанием юриспруденции, высокочтимый юридический факультет Страсбурга после надлежащего диспута удостоил меня степени Licentiati Juris, то ничего не может быть для меня более важного и желательного, как только употребить полученные до сей поры знания и сведения на пользу моему отечеству, а именно прежде всего в качестве адвоката послужить своим согражданам в их правовых заботах, дабы тем самым подготовиться к более важным делам, каковые почтенные власти мне затем могут милостиво поручить…»

В течение трех дней прошение было удовлетворено. 3 сентября молодой адвокат принес присягу и как адвокат, и как гражданин Франкфурта. Перед ним открывалась карьера, которая могла бы привести его к пред–166

ставительным официальным должностям. Отец был бы доволен, если бы сын встал на этот путь и, может быть, пошел бы по стопам незадолго до этого скончавшегося деда Текстора, городского шультгейса. Но очень скоро выяснилось, что соответствующие намеки в вышеприведенном прошении оказались слишком поспешными. Возможно, они говорят о том, что Гёте когда–нибудь и послужил бы родному городу, заняв какой–нибудь официальный пост, но, может быть, это были ни к чему не обязывающие общие слова. Юный адвокат действительно открыл в отцовском доме на Гросер–Хиршграбен адвокатскую контору, вел процессы и пользовался помощью отца, который, будучи императорским советником, не имел права вести дела. Но деятельность адвоката составляла лишь часть его жизни. «Впрочем, я весьма усерден, чтобы не сказать — прилежен, адвокатствую старательно и сочиняю к тому же нечто душевное и умственное», — сообщал он весной 1774 года (Лангеру, 6 мая или 6 марта).

Адвокатские представления, которые Гёте составлял в эти франкфуртские годы, сохранились. Там, где речь идет об обычных формальностях, они написаны в том церемониальном тоне, которым Гёте всегда владел виртуозно. Когда же речь идет о самом деле, то создается впечатление, что фразы эти продиктованы красноречивым поэтом. Чересчур щепетильным при выборе своих выражений молодой юрист не был, так же как и юристы противной стороны, среди которых были друзья его молодости. В апреле 1772 года суд вынес порицание адвокатам Гёте и Моорсу за «употребление неблагопристойных выражений, ведущих лишь к ожесточению и без того раздраженных умов». Вплоть до осени 1775 года, то есть до отъезда в Веймар, адвокат Гёте занимался практикой и провел всего 28 процессов. Лишь пребывание в Вецларе (май—сентябрь 1772 г.), поездка по Рейну (июль—август 1774 г.) и первая поездка в Швейцарию (май—июль 1775 г.) прерывали его профессиональную деятельность. Но его главным занятием в эти годы она не стала. Его счастьем было то, что он не должен был существовать на доходы от своей юридической практики; он мог особенно не стараться. Сын состоятельного императорского советника dr. jur. Каспара Гёте мог не мучиться вопросами материального положения. Его занимали другие идеи. Он вернулся из Страсбурга в двадцать два года с законченным юридическим образованием, а также с новыми представлениями об искусстве, чуждый всему тому,

167

что было им создано под знаком лейпцигских лет. Когда знакомишься с письмами и теоретико–литературными работами Гёте после возвращения из Страсбурга, видишь, как во всех них решается один центральный вопрос: что такое творческая продуктивность и как надо творить, созидать. Произведения этого времени были опытами поэтического созидания, протекавшими под знаком испытания собственных творческих сил. В письме к Иоганну Готфриду Рёдереру он, думая о строителе Страсбургского собора, набрасывает характеристику произведения, создаваемого «великим духом», гением, в отличие от невеликого духа: «Его произведение самостоятельно, оно, оставляя без внимания совершенное другими, как бы предназначено существовать вечно, тогда как невеликие головы своим неуклюжим подражанием обнаруживают свою скудность и ограниченность» (21 сентября 1771 г.). В этом Гёте был убежден, уверенности же относительно самого себя юный Гёте еще не обрел. Колебания, сомнения, поиски дают себя знать все снова и снова в письмах к близким людям. Казалось, это не только проблема поэтического творчества, а самого существования: как и зачем жить. Постоянные самонаблюдения и поиски самого себя, вопрошающие сомнения, размышления над притязаниями и стремлениями личности в их соотнесенности с требованиями «мира», непрекращающееся конструирование жизни человека в особых условиях — все это делает чтение огромной массы гётевских писем захватывающим занятием. Гёте никогда ничего не облегчал себе, хотя и был избавлен от забот о насущных потребностях.

Он ни в чем еще не обрел уверенности в отношении самого себя, хотя с такой уверенностью писал о гении и его создании. Зальцману он признавался 28 ноября 1771 года: «Мой nisus [стремление, натиск] вперед столь силен, что я редко могу принудить себя перевести дыхание и оглянуться назад». Во Франкфурте ему было тесно. Умея сочинить столь витиеватое прошение и подчиниться правилам соответствующего поведения, он при этом чувствовал опасность закоснения. В том же самом письме, в котором он сообщал Зальцману о работе над «Готфридом фон Берлихингеном», он писал: «Франкфурт — это гнездо. Nidus, если хотите. Годится, чтобы выводить птенцов, а в остальном иносказательно spelunca, несносная дыра. Помоги, господи, выбраться из этой дряни. Аминь. И раньше: «Грустно жить там, где приходится вариться в

168

собственном соку». Молодой лиценциат жил «двойной» жизнью: как адвокат, подчиняющийся требованиям и нормам общественной жизни, и как творческая личность, живущая по собственным законам, говорящим о силе гения.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

V. Зловещая карьера венского адвоката

Из книги Нюрнбергский эпилог автора Полторак Аркадий Иосифович

V. Зловещая карьера венского адвоката Недоумения исчезают Когда я впервые вошел в зал, где происходил Нюрнбергский процесс, и оглядел скамью подсудимых, у меня как-то сразу возник вопрос: неужели же этими двумя десятками людей ограничивается круг главных военных


Тайна четвертая ДВОЙНАЯ ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Из книги Андропов. 7 тайн генсека с Лубянки автора Семанов Сергей Николаевич

Тайна четвертая ДВОЙНАЯ ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Прежде всего осветим вопрос о борьбе Брежнева—Суслова—Пономарева со своими противниками-сталинистами, так сказать, второго поколения.Брежнев, деятель, в общем-то, мягкий, отнюдь не жесток, как Сталин, и не крут, как Хрущев. Но


Арест адвоката «Юкоса»

Из книги Русская мафия 1988-2007 автора Карышев Валерий

Арест адвоката «Юкоса» Симоновский суд Москвы арестовал бывшего адвоката, а ныне вице-президента «Юкоса» Василия Алексаняна, который был защитником М.Ходорковского.По словам прокурора, обстоятельства дела подтверждаются показаниями многочисленных свидетелей, в том


Арест российского адвоката в Испании

Из книги Разведчик «Мертвого сезона» автора Аграновский Валерий Абрамович

Арест российского адвоката в Испании Мадридский суд принял решение о заключении под стражу известного российского адвоката Александра Гофштейна (в прошлом адвоката В. Иванькова). Адвокат обвиняется в причастности к отмыванию денег своего подзащитного – вора в законе


Уголовное дело против адвоката

Из книги Сколько стоит человек. Тетрадь двенадцатая: Возвращение автора Керсновская Евфросиния Антоновна

Уголовное дело против адвоката Генпрокуратура направила в суд представление о даче согласия на привлечение соучредителя юридической фирмы «Интеллект групп», известного адвоката по налоговым делам Андрея Николаева-Полыновского в качестве обвиняемого в групповом


1.5. Отрывки из книги «Люди на мосту» адвоката Р. К Абеля — Джеймса Донована

Из книги Сколько стоит человек. Повесть о пережитом в 12 тетрадях и 6 томах. автора Керсновская Евфросиния Антоновна

1.5. Отрывки из книги «Люди на мосту» адвоката Р. К Абеля — Джеймса Донована Полковник А. так верил в разведывательную службу своей страны, что не допускал даже мысли о возможной присылке ему столь ненадежного и некомпетентного помощника, как X.Вот факторы, приведшие X. к


«Двойная жизнь»: шахта и мама

Из книги Нюрнбергский эпилог автора Полторак Аркадий Иосифович

«Двойная жизнь»: шахта и мама Итак, я опять в Норильске. Опять шахта. Опять моя работа — мастера буро-взрывных работ.Но какая огромная разница!Теперь я не одинока! В ящике для писем если не каждый день, то через день ждет меня объемистый конверт из бурой глянцевитой бумаги,


«Двойная жизнь»: шахта и мама

Из книги Одна жизнь — два мира автора Алексеева Нина Ивановна

«Двойная жизнь»: шахта и мама Итак, я опять в Норильске. Опять шахта. Опять моя работа — мастера буро-взрывных работ.Но какая огромная разница!Теперь я не одинока! В ящике для писем если не каждый день, то через день ждет меня объемистый конверт из бурой глянцевитой бумаги,


V. Зловещая карьера венского адвоката

Из книги Тайная семья Высоцкого автора Кудрявов Борис Павлович

V. Зловещая карьера венского адвоката Недоумения исчезают Когда я впервые вошел в зал, где происходил Нюрнбергский процесс, и оглядел скамью подсудимых, у меня как-то сразу возник вопрос: неужели же этими двумя десятками людей ограничивается круг главных военных


Таинственные шаги адвоката Морриса

Из книги Валькирия революции [Maxima-Library] автора Ваксберг Аркадий Иосифович

Таинственные шаги адвоката Морриса Наконец накануне Рождества появился наш адвокат Моррис, с ним пришли господин Джоллис с женой, г-н Бармин с женой и Л. А. Голицына. Мы считали, что из всех, здесь присутствовавших, лучше всех понимает наше состояние г-н Бармин, так как он


Молчание адвоката

Из книги Самые пикантные истории и фантазии знаменитостей. Часть 1 автора Амиллс Росер

Молчание адвоката Мне удалось пообщаться с адвокатом Татьяны Иваненко Борисом Кузнецовым. Вот его слова: «Про эту историю ничего рассказывать не буду. Поделюсь одним — дело о вмешательстве в личную жизнь мы с Татьяной Васильевной тогда выиграли».Удивительное дело, в


Двойная жизнь

Из книги Русская мафия 1988–2012. Криминальная история новой России автора Карышев Валерий

Двойная жизнь Даже из тех ограниченных материалов, которыми ее снабжали, а в еще большей мере из прессы и из бесед с хорошо осведомленными шведскими политиками Коллонтай знала, что Сталин озабочен позицией своего ближайшего соседа — Финляндии. Тайные зондажи, которые


4. Бисексуальность и двойная жизнь

Из книги Большая игра автора Треппер Леопольд

4. Бисексуальность и двойная жизнь Бисексуальность сразу же удваивает твои возможности найти себе пару субботним вечером. Рони


Арест российского адвоката в Испании

Из книги Председатель КГБ Юрий Андропов автора Семанов Сергей Николаевич

Арест российского адвоката в Испании Мадридский суд принял решение о заключении под стражу известного российского адвоката Александра Гофштейна (в прошлом адвоката В. Иванькова). Адвокат обвиняется в причастности к отмыванию денег своего подзащитного — вора в законе


10. МОЯ ДВОЙНАЯ ЖИЗНЬ

Из книги автора

10. МОЯ ДВОЙНАЯ ЖИЗНЬ Легенды о шпионаже живучи… В них обычно рассказывается, как будущего разведчика посылают учиться в некую школу, где его, согласно принятой традиции, приобщают к более или менее таинственной науке о сборе разведывательных сведений. Сидя за партами в


ДВОЙНАЯ ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Из книги автора

ДВОЙНАЯ ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Со второй половины 60-х годов стало складываться русское национальное возрождение. В Москве сплетничали тогда, что нам-де помогают Полянский, Шелепин и другие. Это совершенно неверно, никто из "старых молодогвардейцев" не только с этими