Неужели настоящий лирник?

Неужели настоящий лирник?

Живем в Кишеньках — большом украинском селе, широко раскинувшемся на Днепре. В округе это село одно из немногих, что сохранилось и от артогня, и от фашистских факельщиков, выжигавших все при отступлении. До правого берега от села рукой подать. Оттуда день и ночь несутся звуки канонады. Горшки и макитры все время звенят на полках. Из вмазанного в стену крохотного окошка чуланчика, где Петрович оборудовал для себя фотолабораторию, отлично видны дымки разрывов над приднепровскими холмами, а по утрам, умываясь из глиняного рукомойника системы «здравствуйте-прощайте», мы можем наблюдать с крыльца и налеты немецкой авиации на наши переправы, и воздушные бои. Вот где достигается непосредственность впечатлений! Даже двум Пьерам, которые что-то зажились у нас, есть на что поглядеть.

Хата наша хороша и тем, что перед ней на лужайке сложены бревна. Это излюбленное место сельских девчат. Сейчас, когда в село вернулись свои, они собираются сюда со всех концов и до утра поют молодыми голосами украинские песни. Поют с той жадностью, с какой насыщается долго не евший человек, попав, наконец, за обильный, гостеприимный стол. Хорошо поют. Мы засыпаем под эти концерты.

Сегодня, оставшись без света вследствие каких-то неполадок в аккумуляторном хозяйстве Петровича, лишенный возможности работать, я открыл окошко и впервые по-настоящему прислушался к пению. Странное дело — на мотивы известных песен девушки пели какие-то другие, новые, рожденные, очевидно, в немецкой неволе слова.

Засветил карманный фонарик и стал записывать. Удалось записать целиком песню, рисующую картину отправки мобилизованных в Германию. Ее пели на мотив старой матросской песни «Раскинулось море широко», а слова были вот какие:

Раскинулась площадь вокзала,

На ней эшелоны стоят.

Они с Украины вывозят

В Неметчину наших девчат.

    И видим мы матерей слезы

    И хмурые лица отцов,

    Которые нас провожают,

    Как будто живых мертвецов.

В вагоне меня запирают,

А мать все поклоны мне шлет.

— Ой, что я скажу, дорогая,

Как с фронта родной брат придет?

    Не плачь, не грусти, моя мамо,

    Прошу, позабудьте меня;

    Родному ты брату расскажешь,

    Что жизнь уж пропала моя.

Прощайте, зеленые рощи,

Мне больше по ним не гулять,

Я еду в прокляту Германию

Свой век молодой доживать.

Горькие эти слова девушки пели с такой грустью и столько в них слышалось тоски по погибшим в Неметчине подругам, что без волнения невозможно было слушать.

Потом они пели то, что в наших краях зовут частушками, а тут — байками, и среди них были гневные, злые, ядовитые.

Чи ты чуешь, Украино-маты,

Чи ты чуешь, гай!

Палять наши хаты,

Жгуть нашых людэй.

Или:

Говорила у поля картошка:

— Ось почекаетэ трошкы,

Будуть менэ выкапуваты,

А поганого фрыця закапуваты.

Я записал десяток таких песенок, и «темный вечер» не пропал даром.

Потом сын нашей хозяйки, Василь, подросток, и Петрович, ходившие на бревнышки «до дивчат», вернулись домой. Я спросил у Василя, кто сочиняет эти песни?

— Та я не знаю. Дивчата гуторять, начэ якыйсь дид Левко их спивав. Начэ лирнык такый був, чы партызан, чы що, начэ на очи тэмный и з посохом ходыв…

Дид Левко? Вот бы напасть на след этого партизана-лирника!

Впрочем, сейчас не до лирника, хотя я кое-что о нем узнал. Четыре дня не был дома и ничего не передавал с такого «горячего» фронта. Запоздал с сообщением о взятии крупного железнодорожного узла Пятихатки.

На узле связи лежит несколько недоуменных телеграмм из редакции, и среди них опять одна вежливо-саркастическая: «Сообщите, как вы проводите свои досуги?»

На такую телеграмму можно ответить только делом. Я посылаю одну за другой корреспонденции о развитии нашего прорыва за Днепром, о танковом ударе от Днепра на Криворожье и о том, как между делом мне удалось разгадать тайну этого самого «дида Левка». Но об этом после. Сейчас, очутившись в наших Кишеньках, постараюсь записать все по порядку.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Неужели не возьмут?

Из книги автора

Неужели не возьмут? И вот приходит мне повестка: Явиться в райвоенкомат. Не плачь, не плачь, моя невеста. Мне в руки дали автомат. (Из солдатской песни) «Неужели не возьмут?» — думал я после первого посещения военкомата, когда меня вызвали на медкомиссию и сразу же направили


«Неужели ты снова здесь?..»

Из книги автора

«Неужели ты снова здесь?..» Неужели ты снова здесь? Те же волосы, рост, улыбка… Неужели… И снова смесь Пустоты и тоски — ошибка. Как-то сразу согнёшься весь. Nice,


«Неужели сентябрь? Неужели начнется опять…»

Из книги автора

«Неужели сентябрь? Неужели начнется опять…» Неужели сентябрь? Неужели начнется опять Эта острая грусть, и дожди, и на улице слякоть… Вечера без огня…Ведь нельзя постоянно читать. Неужели опять, чуть стемнело, ничком на кровать — Чтобы больше не думать, не слышать и


«Неужели навеки врозь?..»

Из книги автора

«Неужели навеки врозь?..» Неужели навеки врозь? Сердце знает, что да, навеки. Видит всё. До конца. Насквозь… Но не каждый ведь скажет — «Брось, Не надейся» — слепцу, калеке… Париж,


«Неужели какой найдется?..»

Из книги автора

«Неужели какой найдется?..» На Октябрьскую — снова на Октябрьскую: сколько же счастливых воспоминаний, славных событий связано в нашей семье с торжественными днями праздника революции! — справляли свадьбу Бориса.Юра и Валя приехали по телеграмме, привезли подарки, вино.


Неужели вы их бросите?

Из книги автора

Неужели вы их бросите? Казалось, ничто не предвещало беды. Институт работал вдохновенно и слаженно. Население города занималось своими делами и исправно выполняло предписания Великого дивана, руководимого комиссарами Монжем и Бертолле, и указаниями Каирского дивана,


«Неужели Рокоссовский ошибается?..»

Из книги автора

«Неужели Рокоссовский ошибается?..» Прежде чем перейти к описанию боевых действий АДД во время Курской битвы, считаю полезным и нужным весьма коротко остановиться на событиях, которые имели место после завершения Сталинградской битвы.4 февраля К. К. Рокоссовский был


А молодые? Неужели они молчали?

Из книги автора

А молодые? Неужели они молчали? Бомонт сначала был сторонником теории юморов и, конечно, поддерживал Джонсона в этих спорах. Его «Рыцарь пламенеющего пестика» тоже был ударом по романтической драме. В ней даже пародийно цитировались строки из Шекспира. Зато Джон Флетчер


Неужели цель достигнута?

Из книги автора

Неужели цель достигнута? А Москва еще на военном положении. На заставах стоят противотанковые заграждения, строго соблюдаются правила светомаскировки. С наступлением темноты окна закрываются шторами из плотной черной бумаги. Улицы и транспорт не освещены. Только в


«НЕУЖЕЛИ Я ЕДУ В РОССИЮ?»

Из книги автора

«НЕУЖЕЛИ Я ЕДУ В РОССИЮ?» Тридцатого октября 1839 года, минуя Московскую заставу — полосатую будку и инвалида на деревяшке, поднимающего шлагбаум, — въехал в Петербург небольшой дилижанс и покатил по направлению к Владимирской улице. Не доезжая до Владимирской, дилижанс


Неужели отлетался?

Из книги автора

Неужели отлетался? Перед глазами Павла замельтешили деревья, сливаясь в сплошную массу. По плоскостям забарабанили ветки. Перед носом машины взметнулось зеленое месиво с комьями земли. Опасаясь удара, Пологов свободной рукой схватился за борт кабины. Сильный толчок


НЕУЖЕЛИ?

Из книги автора

НЕУЖЕЛИ? Неба край закат чуть-чуть озолотил… Неужели нет на Родину пути? Я на рельсы прямо грудью упаду, И шепну им: «хоть по шпалам, но уйду!» Телеграфные столбы о чем поют? Только слово уловила я: «убью у-т!» Ветер волосы развеял, распушил. Никого… ах, неужели ни


Неужели я от него не отделаюсь!

Из книги автора

Неужели я от него не отделаюсь! В связи с поручением Орджоникидзе по изучению производства конверторной стали мне пришлось вновь поехать во Францию. С французскими промышленниками только что был заключен договор, и атмосфера была чрезвычайно благоприятной.Узнав о моем


Неужели я от него не отделаюсь?

Из книги автора

Неужели я от него не отделаюсь? В связи с поручением Орджоникидзе по изучению производства конверторной стали мне пришлось вновь поехать во Францию. С французскими промышленниками только что был заключён договор, и атмосфера была чрезвычайно благоприятной.Узнав о моем


Неужели я от него не отделаюсь!

Из книги автора

Неужели я от него не отделаюсь! В связи с поручением Орджоникидзе по изучению производства конверторной стали мне пришлось вновь поехать во Францию. С французскими промышленниками только что был заключен договор, и атмосфера была чрезвычайно благоприятной.Узнав о моем