Высота 70.9

Высота 70.9

Все затихло на фронте…

И одновременно, казалось, успокоилась и вся природа… Холодные дожди, сырость, туман уступили место ясному небу и сухому, живительному дыханию ветерка. Прояснело и на душе. Но где-то в глубине человеческого организма заложено шестое чувство, открывающее ему то, что недоступно для глаза и для слуха. Это чувство присуще всякому, кто душой отдается своему делу. Оно предупреждает моряка о грозящем ему циклоне, поднимает на заре земледельца, будит бдительность пастуха и пробуждает инстинкт охотника. Это же чувство толкает меня с восходом на наблюдательный пункт, с которого, при первых лучах восходящего солнца, отчетливо вырисовывается весь горизонт — и влажные луга между Писсой и Скродой, и холмистые поля, по которым разбросаны домики деревень Конты и Попки, и возвышенные гребни за ними, где находятся главные позиции немцев…

— Батарея! Кто у телефона?

— Прапорщик Кулаков.

— Не спите, Яков Васильевич?

— Никак нет! И люди уже подле орудий. Только что заходил сюда старичок, командир 34 го полка, что правее нас. Заходил со своими офицерами. Говорили: «Хочу взглянуть на вашу батарею». Говорили, что по всему фронту молчат, наша артиллерия выпустит гранату-другую и снова затихает. А эта крошка все время огрызается, все время посылает в немцев свои снаряды, одна за всех. Все-то она щетинится, все-то она ежится во все стороны… Так мы ее и прозвали «Ежиком»…

— Так-то оно и есть! Придется нам и еще поежиться… Ведь теперь приходится повернуть орудия под прямым углом, так как стрелки ликвидировали обход и выровняли фронт. Теперь перед нами уже новые цели.

— Так я сейчас доложу капитану Шихлинскому. Они еще спят…

— Рустам-бек! Наша задача уже закончена. Стрелки по ту сторону моста выходят на общую линию фронта. Теперь мы остались у них за флангом, надо пристрелять главные точки перед сибирскими полками.

— А что же делает их артиллерия?

— Не знаю. Думаю, что ничего. Пьет чай.

— Так что же, мы одни за всех?

— Как всегда. Потому-то всегда и выходим сухи из воды.

— Да ведь у нас туда может стрелять только одно правофланговое орудие.

— Так я с ним и начну пристрелку. А прочие пусть меняют фронт и роют окопы.

…Готово! Уже пристреляно одиннадцать целей по всему фронту. Но вот эта командующая высота… Она в стороне от других, далеко, почти за пределами нашей досягаемости.

— Цель Н. 12. Высота 70.9.

Рустам-бек протестует: «Люди валятся с ног от утомления, ведь три дня и три ночи ведем сумасшедшую стрельбу, вздремнули только перед рассветом. Теперь меняем фронт, заново вырыли все окопы».

— Ну скажи нашим молодцам, чтоб не обижались, — эта цель уже будет последняя!

Цель пристреляна. С легкой совестью я кончаю работу. Оглядываюсь по сторонам и вижу: шагах в двухстах левее и позади организуется наблюдательный пункт, а за ним, слегка маскируясь складкой местности, батарея… Пойду, взгляну, что это за люди…

Люди эти оказались — 1 батарея Гвардейского стрелкового артиллерийского дивизиона. Нет, бригады… Та батарея, которая создалась нашими руками, руками моих любимых товарищей, офицеров и солдат — из ничего, из случайных взводов 1, 2 и 3 бригад финляндского артиллерийского полка. Сколько имен, сколько лиц проносится в моей памяти! Это та батарея, в которой солдаты плакали, прощаясь со мной, узнав о моем уходе. А теперь это все чужие, незнакомые лица, — только одна эта пушка, которой ствол я обнимаю своими руками, если б в ней билось сердце, могла бы вспомнить былое!

Батареей командовал М.Н.Безкорнилович, бывший когда-то моим помощником по обучению новобранцев во 2-й бригаде. Я знал его мать и трех сестер, был шафером на свадьбе старшей и провожал его с молодой женой в дни его медового месяца.

Такой же простой и наивный, с одним зеленым глазом, а другим голубым. Всегда чему-то удивляющийся — «Микаудивика».

Помню как мой отец озадачил его, послав поклон его батюшке, своему старому товарищу.

— Вот чудак! — говорил Мика. — Как же передам ему поклон, когда он давно уже умер!

Мы пошли на его наблюдательный пункт. Я иду рассеянно, мысли унеслись далеко-далеко в прошлое, а глаза, по старой военной привычке, блуждают по горизонту, по неприятельским позициям.

— Стой! А это что такое?

На голых очертаниях гребней, окружающих высоту 70.9, чернеет какой-то забор… Он движется! Это неприятельские цепи… За ними другие, третьи… Я лечу на свой командный пост…

— К бою! Цель Н.12 — беглый огонь без очереди! Задыхаясь, хватаю двурогую трубу: на переднем скате — целая лавина, макензеновская фаланга. Наши взрывы, меткие, низкие разрывы шрапнелей лопаются между ними, образуя бреши в живой стене. Я меняю прицел и угломер, но куда ни летят мои снаряды, они бьют и косят неприятеля, — все поле полно им. Вот у рощи, левее и ближе высоты, появляется батарея на белых конях… по ней! Запряжки разлетаются во все стороны… Снова бью по цепям; они уже не наступают, окапываются, видно, как их солдаты выбрасывают белый песок, как растут линии свежих окопов.

— Одна граната, две шрапнели! Три патрона, беглый!.. Вздымаются столбики черной земли, немцы выскакивают из неготовых окопов, но тут им в лицо пыхают облачки разрывов шрапнели.

— А что же другие батареи?

— Сибирская, что вправо за горою, дала две очереди и замолчала, та, где вы только что были, как будто молчит.

Я один! За 45 минут я выпустил весь свой боевой комплект. Зарядные ящики ушли галопом в парк за пополнением… Они уже возвращаются… Но бой затихает. Неслыханная, бешеная атака захлебнулась. Батарея разбита, не дала ни одного выстрела. К 6 часам на поле сражения воцарилось полное молчание.

Я посылаю разведчиков во все концы выяснить картину всего случившегося. Вот она.

Позиция 33-го Сибирского полка, за переходом 2-го кавказского на тот берег Скроды, растянулась на семь верст по фронту, углом вдаваясь в немецкое расположение…

Лейб-гвардии 1-й стрелковый полк со своей батареей явился, чтоб укрепить фланг в последнюю минуту, но, видимо, немцы уже успели подвести большие резервы и неожиданной атакой, без обычной артиллерийской подготовки, обрушились на сибиряков, отрезали два батальона и смяли остальные.

Бешеным огнем наших орудий удалось дать возможность гвардейцам и остаткам 33-го полка укрепиться, задержать атаку и совершенно пресечь по пытку немецкого командования обойти 11-й армии, прикрывавшей Ломжу, чтоб, прорваться к беззащитной крепости.

…Зашел к Мике. У него застал Баклунда, который приходил прощаться при отъезде в Италию, куда его командировали в помощь военному агенту. Академикам не сидится на позиции.

— По чему ты стрелял? — удивленно спрашивал меня Мика. — Я потом присоединился к тебе по разрывам твоих шрапнелей. Но видя, что ты и сам справляешься, прекратил стрельбу.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Высота принятия решения

Из книги Раздумья ездового пса автора Ершов Василий Васильевич

Высота принятия решения При снижении по глиссаде рано или поздно наступает момент, когда капитан должен окончательно определить, возможна ли посадка или необходимо немедленно уйти на второй круг. Существует, как и на разбеге, определённый рубеж. Это и есть высота


Высота

Из книги У самого Черного моря. Книга III автора Авдеев Михаил Васильевич

Высота Если бы судьба снова даровала мне молодость и поставила передо мной выбор, я, не задумываясь, вновь стал бы летчиком.И совсем не потому, что эта профессия для меня лучше любой другой.Это — как первая любовь, которая никогда не тускнеет.Кто хоть единожды испытал


Высота Беленького

Из книги Они воевали в разведке автора Шапкин Николай Иванович

Высота Беленького Наконец-то наступило долгожданное лето 1943 года. После затяжной и холодной весны оно пришло в окопы ярким солнцем, которое несколько дней подряд отогревало опаленную землю передовой. Зазеленели леса, болота окрасились разноцветьем неприхотливых


Бессмертная высота (Б. Л. Пастернак)

Из книги Перебирая старые блокноты автора Гендлин Леонард

Бессмертная высота (Б. Л. Пастернак) Молчи, прошу — не смей меня будить. О, в этот век преступный и постыдный Не жить, не чувствовать — удел завидный. Отрадно спать, отрадней камнем быть. Микеланджело. Борис Леонидович Пастернак. Одна из последних фотографий. Борис


Высота 246

Из книги Пламенное небо автора Степаненко Иван Никифорович

Высота 246 Третий год идет тяжелая, кровопролитная война. Враг еще силен, но уверенность советских воинов в победе крепнет изо дня в день.На нашем участке бои ведутся в районе севернее Людиново. Могучее дыхание фронта чувствуется и в воздухе. Большие группы краснозвездных


Головокружительная высота

Из книги Атом солнца автора Звездова Вера

Головокружительная высота Бойкие журналисты (в отличие от дотошных критиков) долго пытались подогнать Безрукова под попсовый стандарт улыбчивого мальчика-обаяшки, эдакого лубочного идола массовой культуры. Беззаботного и самоуверенного, как мотылек. Почитать их, не


9 ПОСЛЕДНЯЯ ВЫСОТА

Из книги Усман Юсупов автора Ресков Борис

9 ПОСЛЕДНЯЯ ВЫСОТА Убеждения не были для него догматом, тем паче привычкой. Они были глубоко осознанной основой нравственной ответственности перед обществом — чувства, владевшего Юсуповым на протяжении всей жизни его. (Он говорил: «перед народом, перед людьми».) Если


Первая высота — Косотур

Из книги Откуда соколы взлетают автора Яковлев Василий Павлович

Первая высота — Косотур Чуть вздрагивает небо над Златоустом. Это отсветы металлургических печей. Клубы дыма, уходящие в небо из высоких заводских труб, кажутся то алыми, то розовыми, то оранжевыми. В Златоусте есть старики, которые по цвету и густоте дыма точно


Первая высота — Косотур

Из книги Записки русского изгнанника автора Беляев Иван Тимофеевич

Первая высота — Косотур Чуть вздрагивает небо над Златоустом. Это отсветы металлургических печей. Клубы дыма, уходящие в небо из высоких заводских труб, кажутся то алыми, то розовыми, то оранжевыми. В Златоусте есть старики, которые по цвету и густоте дыма точно


Высота 70.9

Из книги Пожарский [Maxima-Library] автора Володихин Дмитрий

Высота 70.9 Все затихло на фронте…И одновременно, казалось, успокоилась и вся природа… Холодные дожди, сырость, туман уступили место ясному небу и сухому, живительному дыханию ветерка. Прояснело и на душе. Но где-то в глубине человеческого организма заложено шестое


Высота Вместо послесловия

Из книги Каменный пояс, 1979 автора Катаев Валентин Петрович

Высота Вместо послесловия «Не нужно особенно зорких глаз, чтобы рассмотреть, чем именно всегда были исполнены побуждения Пожарского. Не за личные цели он стоял и не целям какой-либо партии он служил; он стоял за общее земское дело и служил ему чисто, прямо и честно. Вот


ВЫСОТА

Из книги Эти четыре года. Из записок военного корреспондента. Т. I. автора Полевой Борис


Высота Воробецкая

Из книги На дорогах войны автора Шмаков Александр Андреевич

Высота Воробецкая Разбужены мы неожиданно и довольно энергично: где-то, по-видимому совсем рядом с нашим блиндажом, разорвался тяжелый снаряд, посланный из крепости, и все кругом так ощутительно встряхнул, что со стола полетела чернильница и залила белые фадеевские


Д. Веснин ВЫСОТА

Из книги Из одного котелка автора Мыслиньский Станислав

Д. Веснин ВЫСОТА Уезжая летом 1941 года на фронт, старший агроном Полтавского совхоза Григорий Александрович Шкинев сказал на перроне пришедшим проводить его друзьям:— Вернусь. Еще поработаем.Миллионы людей слышали тогда такие слова от родных и близких, уходивших


ВЫСОТА

Из книги Подснежник на бруствере автора Лапин Константин Кириллович

ВЫСОТА Мы отчетливо видели, как они делали длинные перебежки. Потом потеряли их из виду. Покрасневшими от недосыпания глазами осматривали высоту. А она угрюмо молчала, ощетинившись стволами. Высота, одна из наиболее укрепленных в центральном районе гитлеровской обороны


Высота «Глаз»

Из книги автора

Высота «Глаз» Две недели отдыха после боев. Батальон принимал пополнение, среди новичков — жители освобожденных от врага районов. Ветеранов в строю немного: тех, кто возвращался из госпиталей после излечения, направляли в ближние части.Многих боевых товарищей