В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

25 июня 1967

Дорогая Ира.

Спасибо тебе за твое письмо, написанное в день моего рождения, спасибо за чудесный подарок — морскую золотую дорожку, что бежала за тобой и которую ты даришь мне. Нет, я вряд ли соберусь к морю, хотя захотел остро своей золотой дорожки на восходе. Книжка моя вышла, она и к дню рождения успела, хотя это чистая случайность — издательство ведь не знает моего дня рождения. Это книжка получше прежних, но лучше за счет старых стихов десяти-двадцатилетней давности, к тому же потерпевших всяческие сокращения, урезки. «Аввакум» и «Стихи в честь сосны» — сокращений предельных, а из «Атомной поэмы» напечатана одна тридцатая часть, только вступление («Хрустели кости у кустов…»). «Песня», наименее пострадавшая и то в 5, а не в 6 главах (нет «Я много лет дробил каменья, не гневным ямбом, а кайлом!») И три строфы сняты в конце этой маленькой поэмы. Так что большой радости книжка эта мне не доставила.

Это лучшие стихи сейчас в России, более того — единственные стихи, истинное искусство. Конечно, автору не следует быть самонадеянным, но это только для тебя, Ира.

Писать об этой книжке не будут — я ведь не вхожу ни в какие группы. В прошлом году я выступал на вечере Мандельштама. Выступал не потому, что я футболист, перешедший из команды «Динамо» в команду «Спартак», а потому что Мандельштам — великий русский поэт, потому что он умер на Колыме, а вовсе не потому, что я мандельштамист или пастернакист. Шестидесятилетие свое я, всю жизнь занимавшийся стихами и прозой, встречаю вот с каким итогом. Для того, чтобы иметь литературный успех, известность, популярность, вовсе не нужно быть большим писателем. Нужно иметь банальную идею, выраженную самым примитивным банальным литературным способом, только это обеспечивает успех. Всякая же напряженная работа (над стихом, прозой — все равно), ведущая к созданию новых литературных форм, всякая сколько-нибудь сложная мысль, лежащая в теме, в идее, — никого не интересует. И не нужна читателю. Потому и Пастернак шел к упрощению, а правильнее опрощению своего стиха. Потому неизвестно, за какие писательские заслуги мы считаем классиком Гаршина — незначительного писателя, весьма прогрессивного, толстовского плана. Ну, письмо на этом кончаю — прошу простить за свой эгоизм. Вот мы и повидались.

В. Шаламов

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

Из книги Переписка автора Шаламов Варлам

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской Ире — мое бесконечное воспоминание, заторможенное в книжке «Левый берег». С любовью.В. Шаламов.Март 1967,


В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

Из книги автора

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской Москва, 14 июня 1967Дорогая Ира.Получил твое письмо и написал маленький ответ. И отослал. Письмо написано неуверенно — это потому, что ты еще не свыклась с новой и радостной природой крымской, еще не уверена, что будет тут у моря, на берегу моря,


В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

Из книги автора

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской 18 июня 1967 г.Дорогая Ира.Спасибо тебе за большое чудесное письмо ко дню рождения с лепестком мака. Единственное письмо сегодня. Рассказ о себе — это и не эгоизм совсем. Напротив — если тебе кажется, что мне важно знать о любом твоем дне, о любой


В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

Из книги автора

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской 25 июня 1967Дорогая Ира.Спасибо тебе за твое письмо, написанное в день моего рождения, спасибо за чудесный подарок — морскую золотую дорожку, что бежала за тобой и которую ты даришь мне. Нет, я вряд ли соберусь к морю, хотя захотел остро своей


В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

Из книги автора

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской 3 июля 1967Ире, победительнице хаоса, викингу и дельфину — все сразу. Так и вижу тебя под дождем, как ты бежишь с берега вместе со своими малышами, а я гляжу на тебя из-за кромки дождя. Кеппен — пришлось открыть энциклопедию, прежде чем вспомнить,


В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

Из книги автора

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской Москва, 12 июля 1968Дорогая Ира.Только что принесли твое первое письмо из Нового Света, со штампом 8 июля — да еще наше почтовое отделение задержало — а в норме будут ходить авиаписьма — два-три дня. Раз уж ты в Крыму, то такой срок для писем —


В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

Из книги автора

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской Москва, 12 июля 1968 г.Отправив одно письмо, принимаюсь за другое — все не хочется отпустить тебя от разговора. Умер Яшин. Он числился по ведомству генерала Епанчина-Твардовского в министерстве социального призрения, но вошел в историю


В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

Из книги автора

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской Москва, 13 июля 1968 г.Дорогая Ира.Получил сегодня утром твое письмо от 10-VII, вместе с открыткой от 9-го с «Генуэзской крепостью». Почта — учреждение, которое не любит спешить, несмотря на всякую электронику и прочее. Сам пишу четвертое письмо


В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

Из книги автора

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской Дорогая Ира.Третий день нет писем твоих, писем-приветов. Почему бы? Прошло уже десять дней после твоего ответа. Я ничего не пишу — резкое похолодание, что ли, мешает. Накупил разных брошюрок — в своем всегдашнем стиле — читаю. Стиль такой


В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

Из книги автора

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской Москва, 17 июля 1968 г.Дорогая Ира.Получил сейчас твое письмо от 12-го июля и немедленно отвечаю. «Два-три дня. По авиапочте» — ты пишешь. Это не совсем так. Три-четыре, а то и пять, как последнее, нынешнее. Это меня немного утешает, вселяет надежды,


В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

Из книги автора

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской Дорогая Ира.Получил сегодня два твоих больших письма и читаю, читаю с некоторым оттенком грусти, правда все по тому же главному для тебя вопросу. Ну, все будет хорошо.Спасибо за портрет, очень похож. Сделан, правда, в реалистической манере.


В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

Из книги автора

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской Москва, 22 июля 1968 г.Дорогая Ира.Продолжаю нашу грустную переписку. Если уж в мире укрепилась такая омерзительная общественная формула, такой социальный организм, как семья (а советская семья — самая фальшивая из всех подобных формаций), то


В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

Из книги автора

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской Москва, 23 июля 1968Дорогая, милая Ира.Я получил сегодня утром, несколько часов назад сразу, два твоих письма — от 19-го и 20-го. И только теперь сообразил, что и почта работает, как автобус 64, который ходит всегда по две машины друг за другом, а потом


В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

Из книги автора

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской Дорогая Ира.Я получил сегодня твое письмо от 21 и 22 июля со вложением двух иголочек хвои, которые, оказывается, никуда не потерялись, чему я очень рад. Буду писать, как ты сказала, до 28 числа. Теперь уже недолго ждать. Спасибо тебе за твои милые


В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской

Из книги автора

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской Москва, 28 июля 1968 г.Сегодня 28 июля — последняя моя корреспонденция — в Крым. Кто в выгоде — я или ты, которая до самого отъезда будет получать мои письма, или я, который получу опять до последнего дня — писать уже не имеет права. Я могу,


В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской[377]

Из книги автора

В.Т. Шаламов — И.П. Сиротинской[377] Уважаемая Ирина Павловна.По поводу «Книги жизни» Ивановой, я буду отвечать Вам, а Вы уже решайте, что сообщать и что не сообщать автору.«Книга жизни» — полноценное литературное произведение. Жанр мемуаристики слишком близок