Шум и ярость

Шум и ярость

— Джим, я хочу с тобой поговорить, — тихо и доверительно сказал Рей.

— Знаю-знаю… Договор я подписал, через неделю едем записываться. Деньги делим как обычно.

— Нет, Джим. С этим все в порядке. Я о другом. Джон, Робби и я… Мы беспокоимся за тебя. В последнее время ты стал каким-то… Немного не таким, как раньше. Все в порядке?

— Да все отлично! Все просто прекрасно!

Рей внимательно и как-то печально посмотрел на Моррисона.

— Ты в этом уверен?

— Черт подери, Рей. Я уверен, что со мной все замечательно, а вы не уверены?! Выходит, вам, сукиным сынам, виднее? Так?

— Прости, нам просто показалось, что тебе следует быть поосторожнее с наркотой. Это все не идет тебе на пользу.

— Вам показалось?! Да пошел ты… Кто ты вообще такой, чтоб мне указывать?

— Я твой друг. И я желаю тебе добра.

— Друг? Смерть — вот единственный друг человека. Если ты себя им хочешь считать, то, будь добр, отвяжись. Нам еще работать вместе. Тексты пишу я, музыку тоже я, пою тоже я, все на мне. Хочешь остаться в группе — не читай мне нотаций. Я знаю, что делаю. И потом… Я-то без вас смогу, а вот вы без меня сгниете.

Продолжать разговор дальше не имело смысла. Рей тяжело вздохнул и оставил Джима одного.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава X. Ярость благородная

Из книги Севастопольский бронепоезд автора Александров Николай Иванович

Глава X. Ярость благородная После тяжелых боев на дорогах Крыма в Севастополь прибыли Чапаевская дивизия и другие части Приморской армии, эвакуированные из Одессы. Я все надеялся увидеть товарищей из первого морского полка, в котором сражался на подступах к Одессе. Но не


Ярость палачей

Из книги Великая Российская трагедия. В 2-х т. автора Хасбулатов Руслан Имранович

Ярость палачей Успешно продолжили эскалацию конфликта газетчики из так называемых демократических “Известий”, “Московского комсомольца”, “Курантов” (они, как правило, знают, чего от них желает “их” власть). Кремль стремился к реваншу из-за пережитого страха и позора


В. В. Ясиновский СВЯТАЯ ЯРОСТЬ

Из книги На войне и в тылу - по-фронтовому автора Гроссман Марк Соломонович

В. В. Ясиновский СВЯТАЯ ЯРОСТЬ Виктор Васильевич Ясиновский, окончив в 1943 году Орловское бронетанковое училище, был направлен в Челябинскую танковую бригаду Уральского добровольческого танкового корпуса. Командовал танковым взводом, танковой ротой. Дошел до Берлина.За


Глава 55. Я становлюсь сотрудником журнала «Цукунфт». Моя статья о Биробиджане в этом журнале навлекает на меня гнев и ярость большевистской прессы.

Из книги Страницы моей жизни автора Кроль Моисей Ааронович

Глава 55. Я становлюсь сотрудником журнала «Цукунфт». Моя статья о Биробиджане в этом журнале навлекает на меня гнев и ярость большевистской прессы. В 1928 году я вышел из состояния почти полной пассивности, в которой я находился почти все время, в течение которого я работал


XVIII. Шум и ярость

Из книги Черчилль. Молодой титан автора Шелден Майкл

XVIII. Шум и ярость Высокий, оштукатуренный в кремовый цвет дом под номером 33 в конце улицы Экклстон-сквер находился в спокойной и тихой части тогдашнего Лондона. Зеленый анклав простирался между рекой и Белгравией [34]. В том районе селились многие большие и процветающие


Шум и ярость

Из книги Шаман. Скандальная биография Джима Моррисона автора Руденская Анастасия

Шум и ярость — Джим, я хочу с тобой поговорить, — тихо и доверительно сказал Рей.— Знаю-знаю… Договор я подписал, через неделю едем записываться. Деньги делим как обычно.— Нет, Джим. С этим все в порядке. Я о другом. Джон, Робби и я… Мы беспокоимся за тебя. В последнее


Глава 17 Дипломатическая ярость

Из книги Дочь Сталина автора Салливан Розмари

Глава 17 Дипломатическая ярость Рано утром в пятницу десятого марта первый и второй секретари советского посольства в Индии приехали в поместье Сингхов в Калаканкаре. Они сообщили, что Светлана исчезла из гостиницы при советском посольстве, и хотели знать, где она. Брат


Ярость поэта

Из книги Шахерезада. Тысяча и одно воспоминание автора Козловская Галина Лонгиновна

Ярость поэта Довольно скоро после своего приезда в Ташкент Анна Андреевна обросла роем женщин, которых Алексей Федорович прозвал Ахматиссами. Часть из них, меньшая, состояла преимущественно из молодых девушек, искренне и по-настоящему любивших ее поэзию, и они