ГЛАВА 24 Родственные души

ГЛАВА 24

Родственные души

Возможно, вам будет трудно в это поверить, но Голливуд — это место, где люди могут особенно остро ощущать одиночество. Несмотря на постоянную суету и мириады огней, освещающих искусственным светом ночное небо, никакая шумиха не в состоянии заполнить пустоту в вашей душе, если вы одиноки.

Тем не менее в первые несколько лет после нашего с Дианой развода у меня не было никакого желания снова жениться. Я избегал всего, что походило на серьезные взаимоотношения, и полностью отдавался работе. Затем благодаря одному моему другу я познакомился с симпатичной молодой женщиной. Мы начали встречаться, наши отношения обрели стабильность. Однако по какой-то необъяснимой причине я продолжал чувствовать себя не совсем уютно. Мы прожили вместе пять лет и едва не поженились. Я даже преподнес ей колечко в знак помолвки, и мы уже строили планы относительно свадьбы, когда оба поняли, что сами себя обманываем. В наших взаимоотношениях не хватало той полной преданности, и посвящения друг другу, которые требуются в хорошем браке. Мы расстались, я снова стал ходить на свидания, но при этом ощущения одиночества и неприкаянности меня не покидали.

На протяжении первых нескольких лет съемок "Уокера" я был практически поглощен сочинением сценариев, выпуском серий, игрой в сериале и редактированием программ. После работы я возвращался домой, что-нибудь ел и в большинстве случаев в изнеможении валился на постель. Если я и общался с кем-то, то это обычно было на весьма поверхностном уровне.

Где-то это время, пока я снимал "Уокера", Ларри Моралес, один из моих лучших друзей, приехал ко мне в Даллас. Он заметил, как я страдал от одиночества, и сказал, что знает одну женщину, с которой мне следует познакомиться.

— Она очень красивая, ты не пожалеешь. Я хотел бы пригласить ее в Даллас, а ты, возможно, нашел бы для нее какую-нибудь небольшую роль в "Уокере".

— Ради тебя, Ларри, я сделаю это, — ответил я.

Прошло несколько дней. Однажды вечером я с родственниками, друзьями и своей знакомой сидел в ресторане и ел суши. Я был увлечен беседой со своей подругой, когда вдруг услышал, как Ларри представляет всем сидящим за нашим столом женщину по имени Джина. Когда Ларри наконец назвал мое имя, я впервые поднял глаза и увидел самую прекрасную женщину из всех, кого я только встречал в жизни.

— Э-э… рад познакомиться, Джина! — произнес я.

Красавица протянула руку, и я коротко пожал ее. Затем я снова повернулся к собеседнице, но образ Джины уже не выходил у меня из головы.

После ужина Ларри отвез Джину в гостиницу, а я отправился домой. Моей знакомой не понравилось, как я посмотрел на Джину, или же она увидела образ Джины в моем уме. Так или иначе, но разговор об этом она не заводила, а я решил не обострять ситуацию.

На следующий день Джина пришла на съемочную площадку и сыграла небольшую роль в сериале. Она была просто великолепна, к тому же неплохо играла! Я пригласил ее поужинать. За ужином каждый из нас поведал о своей жизни. Джина рассказала, что у нее двое детей, а вся ее семья — мама, братья и сестры — живет в маленьком городке Честер в Калифорнии, в горах Хай-Сьерра, где она была заместителем шерифа округа и даже носила оружие. После того как муж оставил ее, Джине пришлось работать на двух работах — моделью и заместителем шерифа, — чтобы обеспечивать себя и детей.

За то время, пока Джина была в Далласе, я обнаружил, что она обладала не только внешней красотой, но и внутренней. Она словно излучала любовь, мир и радость, о существовании которых я всегда знал, но очень редко испытывал их в своей жизни. Мне захотелось получше узнать Джину, и я пригласил ее снова приехать в Даллас как можно скорее. Она вернулась через пару недель, и наше знакомство постепенно переросло в свидания. И вскоре я понял, что влюбился.

Однако я все еще не решался предложить Джине руку и сердце. Каждый из нас не так давно пережил развод после долгих лет брака, и я не думал, что мы уже были готовы к таким серьезным обязательствам, которые подразумевает брак, — по крайней мере, я не был готов. Но в то же время мне не хотелось, чтобы Джина исчезла из моей жизни, и поэтому убедил ее на какой-то срок переехать в Даллас, чтобы заняться карьерой модели.

В Далласе она демонстрировала свадебные платья. Я посетил показ и был потрясен тем, как Джина вышла в одном платье, затем вернулась за кулисы и сразу же вышла в другом. При этом она в любом наряде выглядела просто потрясающе! У одного из платьев был очень длинный шлейф, и когда Джина обходила угол, чтобы выйти на подиум, шлейф зацепился за цветочный горшок, и горшок поехал по подиуму вслед за Джиной!

Когда она обернулась и увидела это неожиданное дополнение к платью, то пришла в ужас, однако сдержалась и продолжала показ, таща горшок за собой.

После показа мы с Джиной вдоволь насмеялись над этим забавным инцидентом.

— Этот цветочный горшок так хорошо подходил к платью, что я уж собрался было их купить в наборе, — пошутил я.

В ответ Джина игриво толкнула меня в руку.

Позже, в тот же вечер, я позвонил маме и рассказал ей о показе. Должно быть, я с особым восторгом описывал, как прекрасно Джина выглядела в этих свадебных платьях.

— Ты хочешь сказать, что из нее вышла бы хорошая невеста? — задумчиво спросила мама.

— Без комментариев, — бесстрастно ответил я, поскольку брак пока не входил в мои планы.

Тим, десятилетний сын Джины, приехал в Даллас вместе с ней, но ее тринадцатилетняя дочь Келли, учившаяся в школе в Калифорнии, даже слышать не хотела о переезде.

— Ну, пожалуйста, мама, не заставляй меня уезжать из нашего родного города! Ведь у меня здесь все друзья!

У Морин, сестры Джины, была дочь Кэтлин — одного возраста с Келли.

— Пусть Келли пока поживет с нами, — предложила Морин. — Так она сможет остаться с друзьями и продолжать учиться в Честере, а когда будет эмоционально готова, тогда переедет к вам в Даллас.

Джина позвонила мне и рассказала о предложении Морин.

— Что ты думаешь? — спросила она.

— Не знаю, — ответил я. — Как ни крути, ей будет трудно. Ты должна помолиться об этом и поступить так, как тебе подскажет сердце.

Джине было трудно расстаться с дочерью, даже несмотря на то, что та оставалась под присмотром родственников. И все-таки она решила попробовать, поскольку Келли очень хорошо училась и успешно занималась в спортивной секции.

Джину с Тимом, я встречал в аэропорту Далласа — Форт-Уорта. Джи на крепко обняла меня, но Тим остался стоять в стороне. Он с само: и начала дал понять, что ему здесь совсем неуютно. Я его не осуждал — ведь мальчику пришлось покинуть родной город и переехать жить к человеку, которого он практически не знал. Но хуже всего было то, что мм с Джиной не были женаты.

Я относился к Тиму очень осторожно и следил за тем, чтобы у него m создалось впечатления, будто я пытаюсь занять место отца в его жизни. Дело в том, что Тим боготворил своего отца. Я понимал, что должно пройти некоторое время, прежде чем он станет более открытым по отношению ко мне.

Мои сыновья тоже не спешили принимать Джину. Ей приходилось проявлять терпение к моим сыновьям точно так же, как мне — к ее детям, Мы отдавали себе отчет, что завоевать сердца наших детей будет нелегко,

И я и Джина духовно настроенные люди, и если не брать в расчет первоначальное физическое влечение, это стало одним из факторов, благодаря которому мы понравились друг другу. Возможно, именно поэтому я не удивился, когда однажды зашел в дом и увидел, что Джина читает Библию.

— О, узнаю эту Книгу! — со смехом сказал я.

— Карлос, присядь! Посмотри, что я нашла в Библии! — она показала мне место, которое читала, и слова словно ожили на моих глазах.

Я сел, и мы стали вместе читать Библию. С тех пор мы практически каждый день делаем это.

Мы с Джиной стали искать духовную семью — церковь, в которой могли бы познавать библейские истины и возрастать духовно. В Далласе и окрестностях нет недостатка в хороших церквах — напротив, эта часть Техаса гордится таким духовным многообразием, которое способно удовлетворить любые богословские вкусы. Найти церковь было не проблемой, а вот найти нашу церковь было сложно.

Однажды подруга пригласила Джину на служение в некую живую церковь, расположенную в неблагополучном районе Далласа. Пастор Джерри Хауэлл раньше был музыкантом и играл рок-н-ролл, и он все еще был похож на рокера — длинные волосы и все такое. Сердце Джерри было полно любви к страждущим и сокрушенным людям, и он преподносил истину простым и понятным языком.

Мы с Джиной несколько раз побывали на служениях церкви и были песьма впечатлены искренностью Джерри и его жены Джин. Они, без сомнения, вполне могли бы служить в любой мегацеркви, но вместо этого избрали посвятить свою жизнь служению бедным и страдающим людям в неблагополучном районе города. Эта неденоминационная церковь была маленькой и уютной, посещали ее не более нескольких сот прихожан.

Нам нравилось приходить в эту церковь, а проповеди Джерри были исполнены надежды. Однако мы все же осознали, что еще не нашли своего "дома". Это было не то место, где мы должны были быть. Наша жажда по более глубоким взаимоотношениям с Богом стала еще сильнее.

За тот год, который мы с Джиной прожили вместе, никто из нас ни разу не упомянул о браке, и тот факт, что мы "жили во грехе”, хотя и не говорили об этом, противоречил нашим понятиям о правильной жизни. Мы любили друг друга, однако чего-то не хватало: не было посвящения друг друy — полного и безвозвратного. Каждый из нас в любой день мог утром встать, собрать вещи и уйти. Кроме того, когда мы начали посещать церковь и вместе читать Библию, мы все сильнее стали осознавать, что Божий план — это брак, а не сожительство. Мы также понимали, что, живя вместе вне брака, мы показываем ужасный пример сыну Джины Тиму, причем именно в то время в его жизни, когда ему как никогда нужны положительные примеры для подражания. Для двух глубоко принципиальных людей, которыми были мы с Джиной, противоречие между нашими убеждениями и нашей жизнью было очевидным. Удобство, которое давало нам сожительство, не стоило этой неудовлетворенности.

Однажды вечером, когда мы сидели на диване и смотрели телевизор, я неожиданно сказал:

— Джина, хочешь, мы поженимся?

— Зачем? — спросила она.

— Затем, что я люблю тебя и хочу прожить с тобой весь остаток моей жизни.

— Когда?

— У меня единственный перерыв в съемках будет в канун Дня благодарения, через шесть недель, — ответил я. — Ты сможешь за это короткое время организовать свадьбу?

— Я еще не сказала, что согласна.

Тогда я опустился на одно колено и сказал:

— Джина, прошу, будь моей женой!

Она рассмеялась и ответила:

— Буду!

— Отлично! Значит; у тебя на все есть шесть недель.

Но прежде чем объявить о нашей помолвке, я хотел получить одобрение еще одного человека. Я пошел к Тиму, одиннадцатилетнему сыну Джины, и спросил у него разрешения жениться на его маме. Я помнил, как важно было для моей мамы, чтобы я одобрил ее брак с Джорджем, и мог представить себе, что почувствовал бы Тим, если бы мы просто по ставили его перед фактом. К счастью, Тим согласился!

Менее чем за два месяца Джина организовала красивую и духовно трогательную свадьбу. Мы обвенчались в Северной церкви в Кэррол тоне, пригороде Далласа. Церемонию проводил пастор Лоуренс Кеннеди, к которому мы приходили на консультации перед свадьбой. Эти добрачные консультации оказались очень ценными для нас с Джиной, поскольку мы оба раньше уже состояли в браке и принесли с собой в наши взаимоотношения большой эмоциональный багаж. Кроме того, нам нужно было разобраться с вопросами покаяния и прощения грехов, и пастор Лоуренс весьма помог нам в этом.

В свадебной церемонии участвовали все наши дети, а также родители Джины, ее братья и сестры, мои мама и брат, все наши внуки — в общей сложности почти шестьдесят человек!

Джина удивила меня, пригласив кантри-певца Сэмми Кершоу и нескольких музыкантов из его группы, чтобы они исполнили одну из наших любимых песен Ты любовь моей жизни". Это был очень трогательный момент, когда Сэмми пел песню, так точно выражавшую наши с Джиной чувства друг ко другу.

Впрочем, некоторое время я не был уверен, что буду в состоянии пройти по проходу церкви. За три дня до бракосочетания мы с Тимом играли в баскетбол, и я потянул спину. Боль была настолько сильной, что я едва мог ходить. Утром перед репетицией свадьбы Джина отвезла меня в больницу Университета Бэйлор, где мы провели все утро в палате неотложной помощи.

Врачи практически ничего не могли сделать, лишь прописали мне сильнодействующие болеутоляющие средства. Благодаря лекарствам я смог хоть как-то ходить и что-то делать, но чувствовал себя как в тумане. Когда на репетиции свадьбы Джина разыграла меня, я даже подумал, что она говорит серьезно.

В церкви было полно людей, когда Джина сказала:

— Дорогой, я знаю, ты так любишь тренажер "Тотал джим", что я подумала — мы можем обменяться клятвами верности на этих тренажерах.

Я посмотрел на нее так, словно она сошла с ума, но тут служители быстро вынесли два тренажера и поставили их прямо перед пастором Кеннеди.

— Взбирайтесь на тренажеры и повторяйте за мной, — сказал пастор.

Тренажеры стояли по разные стороны от пастора. Джина влезла на один "Тотал джим", а я — на другой. Затем мы повторили вслед за пастором обеты верности, одновременно с этим пытаясь выполнять упражнения на тренажерах. Все это выглядело очень смешно, и добродушное отношение пастора Кеннеди помогло снять напряженность, которую, возможно, испытывали наши родственники.

Когда мы с Джиной репетировали свадебный поцелуй, около двадцати человек, сидящих в церкви, подняли карточки с оценками, подобно тому, как это делают судьи на спортивных соревнованиях. Я рад, что нам поставили высокую оценку!

Ночью накануне свадьбы я чувствовал себя все так же плохо. Спина болела так сильно, что Джина вынуждена была позвонить нашему другу, доктору Ханту Нойхауру. Он заглянул к себе в офис, чтобы взять болеутоляющее, а затем приехал к нам домой сделать мне укол (было уже около полуночи). Я редко употребляю лекарства, поэтому быстро ощутил действие укола. Боль отступила, и я смог продержаться до конца церемонии.

Вся церемония бракосочетания была записана на видео, и теперь время от времени мы с Джиной достаем кассету и оживляем эти приятные воспоминания. Подумать только — бывший заместитель шерифа города Честер, штат Калифорния, и Уокер, техасский рейнджер, сочетаются браком!

Через три дня после свадьбы я уже должен был присутствовать на съемочной площадке "Уокера", поэтому мы с Джиной решили отложить свадебное путешествие до тех пор, пока не сможем насладиться им без помех. Когда у нас наконец появилось свободное время, мы отправились на Бора-Бора.

По возвращении я приложил особые усилия к тому, чтобы убедить Тима, что я — его отчим, а не отец. Я часто говорил ему:

— Тим, я не стараюсь занять место твоего отца. Я — твой отчим, а не твой родной отец. Но это не значит, что я не могу любить тебя как своего родного сына. Хочу, чтобы ты знал: я всегда поддержу тебя и буду  рядом. Если у тебя возникнут какие-то проблемы, пожалуйста, не стесняйся говорить со мной о них.

Тим был тихим, умным мальчиком с весьма сильной волей, почти граничившей с бунтарством. Поначалу и он и Келли отнеслись к нашему с Джиной браку и к своей новой жизни скептически. Они не особенно доверяли мне, так как я был знаменитостью. Впоследствии дети признались, что думали, что я стану относиться к их маме так же, как многие другие звезды Голливуда к своим супругам: "Наскучит — смени". Их не впечатлял ни Голливуд, ни моя телевизионная карьера в Далласе, и еще несколько месяцев после нашей с Джиной свадьбы ни Тим, ни Келли никому не говорили, что я стал их отчимом.

Мне было очень больно оттого, что они не спешили впускать меня в свою жизнь, но я понимал их чувства. Я должен был терпеть, мириться с этим и смиренно стараться проявлять к ним столько любви, сколько они позволят мне, и при этом не становиться эмоционально навязчивым.

Поскольку Тим жил с нами, я постоянно говорил ему, что понимаю, каково жить с отчимом. В конце концов, я сам вырос с отчимом. Я также сказал Тиму, что из-за необычности сложившейся ситуации буду вести себя с ним с большей терпимостью. Однако мы с Джиной ясно дали понять Тиму и Келли, что не собираемся прощать неуважение. Тим хорошо это воспринял, и хотя за эти годы у нас с ним было несколько серьезных бесед "с глазу на глаз", нам ни разу не пришлось сталкиваться с проблемой неуважения.

Мы с Джиной записали Тима в христианскую школу в Далласе, и он постепенно начал выходить из своей раковины. Наш телохранитель Фил Камерон стал для Тима как старший брат, и мы вечно будем благодарны ему за его положительное влияние на мальчика. Вскоре Тим начал раскрываться передо мной.

Я часто молился о том, чтобы Бог каким-то образом помог нам навести мосты между членами нашей новой семьи. Однако я даже не предполагал, как Он ответит на эту молитву.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава вторая . Мертвые души

Из книги Гоголь автора Золотусский Игорь Петрович

Глава вторая. Мертвые души ...«Мертвые души», преддверие немного бледное той великой поэмы, которая строится во мне и разрешит, наконец, загадку моего существования. Гоголь — А. С. Данилевскому, май 1842


27 Родственные души

Из книги Над пропастью во сне: Мой отец Дж. Д. Сэлинджер автора Сэлинджер Маргарет А

27 Родственные души Credo in unum Deum, factotem caeli et terrae, visibilium omnium, et invisibilium[231] Когда наше отлучение закончилось, и мы с подругой, вызывающе загорелые, вернулись в школу, оказалось, что нас разлучили, развели по разным спальным корпусам. Не знаю, каков был замысел подобного


Глава четвертая Нежные души

Из книги Исповедь четырех автора Погребижская Елена

Глава четвертая Нежные души В общем, я так себе понимаю, что к тому моменту, когда Аня впервые пошла со своей старенькой «Кремоной» петь песни на Арбат, она была кандидатом филологических наук. А до этого у нее был перерыв на то, чтобы быть женой и научным работником, а еще


РОДСТВЕННЫЕ УЗЫ

Из книги Записки некрополиста. Прогулки по Новодевичьему автора Кипнис Соломон Ефимович

РОДСТВЕННЫЕ УЗЫ Поэт Александр Блок покоится в Петербурге, в некрополе «Литераторские мостки», но родственные узы связывают его и с Новодевичьим.В одной из могил здесь похоронены: его тетка — Кублицкая Софья Андреевна (1857-1919), сестра матери поэта, дочка известного


«Родственные души»

Из книги Операция «Ы» и другие приключения Вицина, Никулина и Моргунова автора Мягкова Лора

«Родственные души» — Вас когда сильнее донимает? По утрам или ночью?— Ночью. Когда самая работа.* * *Ни черта доктора в этой болезни не понимают!* * *— Одна только вещь помогает.— Припарки из галаадского бальзама?.. Что же, орех святого Игнатия?.. Ну, тогда это…— Хорошая


Родственные узы

Из книги Гончаров без глянца автора Фокин Павел Евгеньевич

Родственные узы Отец Александр Иванович и мать Авдотья Матвеевна Александр Николаевич Гончаров:Об отце его известно мне очень мало. Говорили, что он был человек ненормальный, меланхолик, часто заговаривался, был очень благочестив и слыл «старовером». Занимался он


Ленбытхим или родственные души…

Из книги О чём умолчал Мессия… Автобиографическая повесть автора Саидов Голиб

Ленбытхим или родственные души… «Ленбытхим», наш маленький трудовой коллектив ОНТИ. Фото из личного архива автора.Перебравшись окончательно из Благородной Бухары в «Колыбель революции», я сразу же попал к… эмиру бухарскому. Вернее, не к самому «угнетателю


Родственные души

Из книги Записки питерского бухарца автора Саидов Голиб

Родственные души – Говорите по-русски! – всякий раз возмущается Надя (моя коллега по цеху), застав меня за очередной беседой с земляками-гастарбайтарами, которые составляют чуть ли не треть штата работников нашей столовой.– А шо цэ такэ?! – недоумённо вопрошаю я,


Бусинка тридцать шестая – Родственные души

Из книги Чётки автора Саидов Голиб

Бусинка тридцать шестая – Родственные души ПО «Ленбытхим», Ленинград, 1985 г. Фото из архива автора.Перебравшись окончательно из Благородной Бухары в «колыбель революции», я сразу же попал к… эмиру бухарскому. Вернее, не к самому «угнетателю и притеснителю простого


Глава восьмая «МЕРТВЫЕ ДУШИ»

Из книги Гоголь автора Степанов Николай Леонидович

Глава восьмая «МЕРТВЫЕ ДУШИ» …Но не таков удел и другая судьба писателя, дерзнувшего вызвать наружу все, что ежеминутно перед очами и чего не зрят равнодушные очи, — всю страшную потрясающую тину мелочей, опутавших нашу жизнь, всю глубину холодных, раздробленных,


Глава 41 Мертвые души

Из книги Заложник. История менеджера ЮКОСа автора Переверзин Владимир

Глава 41 Мертвые души Колония продолжает жить своей зазеркальной жизнью. Неожиданно я узнаю, что в ШИЗО сажают старшего нарядчика. Нарядчик в зоне – фигура видная и значимая. Он делает много полезного для сотрудников колонии и за них. За это ему дано право жить в нарядной –


2. Родственные души

Из книги Товарищ Ванга автора Войцеховский Збигнев

2. Родственные души Такой человек, как Людмила Живкова, которая не просто увлеклась, а с головой ушла в эзотерику, веровавшая в истинность писаний Елены Рерих про «диктант с неба», в некоего единого Творца, который способен открываться через «просветленных», в