ГЛАВА 12 Настоящие друзья

ГЛАВА 12

Настоящие друзья

Однажды, перед самым началом занятий, у меня зазвонил телефон. Я снял трубку и услышал: "Здравствуйте, это Стив Маккуин. Я бы хотел привезти к вам своего сына Чада, чтобы вы дали ему несколько частных уроков". Сперва я подумал, что это чей-то розыгрыш, хотя голос и трубке казался знакомым. Как бы там ни было, я предложил Стиву приехать завтра с сыном в школу в Шерман-Оукс.

Я не стал никому говорить о звонке, потому что не был уверен, что Маккуин действительно приедет. Однако в назначенный час я услышал на улице рев мотоцикла. Один из моих "черных поясов", стоявший у окна, повернулся ко мне и восхищенно воскликнул:

— Только что на мотоцикле подъехал Стив Маккуин!

Стив в костюме мотоциклиста вошел в зал. За ним шел его сын Чад, которому на вид было лет семь. Мальчик был одет почти в точности, как его отец. Под мышками оба несли мотоциклетные шлемы.

Стив представился и без промедления перешел к делу. Оказалось, что Чад подрался в школе, и отец хотел, чтобы сын научился защищаться. Я немного поговорил с Чадом, чтобы оценить его готовность заниматься. Мальчик произвел на меня хорошее впечатление, и я согласился учить его.

Чад все схватывал быстро и вскоре уже овладел основными приемами каратэ. Иногда Стив приходил и наблюдал, как Чад тренируется. Однажды Стив признался, что хотел бы и сам взять несколько частных уроков. Он тоже быстро освоил основы каратэ, потому что обладал превосходными рефлексами и природными способностями к спорту. Стив был прирожденным бойцом и ни с кем не боялся выяснять отношения.

Если он принимал решение чем-то заниматься, то выкладывался полностью. Самой большой проблемой Стива во время тренировок была недостаточная гибкость, также он испытывал определенные трудности при выполнении высоких ударов ногами. Мы довольно долгое время работали над этими двумя проблемами, и однажды у нас родилась идея, которая, как мы надеялись, должна была помочь Стиву.

Жена Стива, актриса Эли Макгроу, пригласила нас со Стивом на занятия своей группы в Беверли-Хиллз.

— Мы много занимаемся растяжками, — сказала она.

Когда мы пришли, там уже присутствовали Ширли Джонс и Сюзан Дей, звезды телесериала "Семья- Партридж". Инструктор Рон Флетчер выдал нам со Стивом пару тонких трико — синее и розовое. Я сразу же схватил синее, и мы пошли переодеваться в раздевалку.

Сказать, что у нас был смешной вид в этих нарядах, значило бы не сказать ничего. Кроме того, в туго обтягивающих трико мы выглядели весьма откровенно. Стив взглянул на себя в зеркало и проговорил:

— Я в таком виде никуда не пойду! — и стал раздеваться.

— Послушай, — возразил я, — если мы просто войдем в зал и будем себя вести так, словно мы всю жизнь ходили в таких трико, на нас никто не обратит внимания.

— Ну, ладно, — неохотно согласился Стив.

Он опять натянул розовое трико и вышел из раздевалки первым. Как только он вышел, я захлопнул за ним дверь и закрыл на замок. Стив, услышав звук закрывающейся двери, вернулся и стал барабанить по ней кулаками, но я его не пустил. Я рассудил, что девушки вдоволь насмотрятся на Стива и насмеются, а на меня уже не обратят внимания.

Спустя несколько минут я услышал, что смех утих, и вышел из раздевалки. Стив сидел на полу зала и разговаривал с женщинами. Я непринужденно подошел и сел рядом с ним. Я оказался прав — единственным, кто вообще посмотрел на меня, был сам Стив. Но если бы взгляды могли убивать, я бы точно упал замертво!

Для меня занятия не представляли сложности, потому что мое тело уже было гибким, а Стив еще не один день жаловался на свою скованность и, конечно, на то, что я его перехитрил. За то время, пока Стив брал у меня уроки, мы стали хорошими друзьями. Часто оставались после занятий, чтобы просто посидеть и откровенно поболтать. Однажды вечером Стив удивил меня вопросом:

— Чак, как ты различаешь, когда ты нравишься человеку из-за того, какой ты есть, а когда — из-за того, что ты звезда?

— Ну, я не такая звезда, как ты, — ответил я, — но если мне приятно проводить время с этим человеком, я не задумываюсь о том, есть у него какие-то тайные мотивы или нет. Если ты будешь переживать по этому поводу, это будет угнетать только тебя одного.

Стив Маккуин, наверное, был со мной более открытым, чем с большинством людей, но та эмоциональная стена, которую он в попытке защититься возвел вокруг себя, препятствовала настоящей искренности в наших взаимоотношениях. Несмотря на то, что мы были хорошими друзьями, наши разговоры редко касались чего-то, кроме гонок, машин, мотоциклов и боевых искусств.

Впрочем, мы оба любили проводить время с нашими мальчишками. И когда моим сыновьям Майку и Эрику было, соответственно, одиннадцать и восемь лет, мы со Стивом повезли их на Индейские дюны, что неподалеку от Лос-Анджелеса. Там мы научили ребят кататься на мотоциклах, но взяли с них обещание, что они будут носиться только на пустырях и никогда — по улицам. Мальчики согласились, хотя и неохотно. Эрик особенно увлекся мотогонками. Когда он стал старше, его страсть к гонкам проявлялась по-разному: то в виде мотогонок по пересеченной местности, то гонок на легковых автомобилях и грузовиках и даже участия в гонках западной серии NASCAR, в которых он победил в 2002 году.

Я наслаждался своей ролью учителя боевых искусств и считал, что новые владельцы хорошо заботятся о нашем финансовом состоянии. К сожалению, я ошибался — наш бизнес находился на грани краха. Хотя компания, купившая мои школы, и увеличила их количество, ее сотрудники не имели ни малейшего представления о том, как вести дела в сфере персонального обслуживания, когда решения приходится принимать немедленно. Мы с моим партнером Бобом Уоллом пытались объяснить новым владельцам, в чем они ошибаются, но они не захотели прислушаться к нам. В конечном счете Бобу надоело стучаться в закрытую дверь, он продал свою долю в школах и занялся торговлей недвижимостью.

К 1973 году владельцы наших школ оказались в весьма затруднительном финансовом положении и потеряли более миллиона долларов. Они продали школы другой группе, которая, в свою очередь, перепродала их человеку, который был больше заинтересован в выкачивании средств, чем в увеличении прибыли. Он сообщил мне, что через несколько месяцев школы обанкротятся.

Хотя на тот момент я не нес никакой финансовой ответственности, однако не хотел, чтобы школы, носившие мое имя, оказались запятнаны банкротством. Я спросил у нового владельца о сумме долга. Он признался, что задолжал 140 тысяч долларов — огромную сумму для 1973 года.

— Если ты возьмешь на себя этот долг, можешь забрать оставшиеся семь школ, — сказал он мне.

Я заключил с ним договор, но из-за недостатка деловой смекалки не вписал в него пункт о том, что буду нести ответственность только за долги, упомянутые в купчей. Это оказалось большой ошибкой.

Затем я взял блокнот и стал составлять план действий. Выходило, что если я продам пять школ за 25 тысяч долларов каждую, я выручу 125 тысяч долларов. С помощью своих небольших сбережений я смог бы покрыть разницу, и тогда у меня еще остались бы две "Школы каратэ Чака Норриса”, и мой бизнес остался бы на плаву.

Я связался со своими "черными поясами", руководившими теми пятью школами, предназначенными на продажу, и спросил каждого из них, хотел бы он выкупить ту школу, которой руководил. Все пятеро обрадовались такой возможности стать владельцем школы каратэ, и каждый из них пообещал заплатить первый взнос — пять тысяч долларов, а затем выплачивать оставшуюся сумму по пятьсот долларов в месяц.

Я позвонил кредиторам и объяснил ситуацию. Я сказал, что не хочу оформлять банкротство по статье 11, и лично пообещал заплатить все долги до последнего цента, если только они мне предоставят на некоторое время отсрочку. Большинство из них изумились, услышав такое предложение, но согласились принять его. Они понимали, что если я объявлю себя банкротом по статье 11, то по закону буду обязан выплатить им только одну десятую часть от всей суммы долга. Я еще раз напомнил кредиторам, что не хочу объявлять себя банкротом, и, к счастью, они согласились сотрудничать со мной. Они разрешили мне выплачивать долг, деля поровну между кредиторами те 2500 долларов, которые я получал ежемесячно от своих "черных поясов".

Новые владельцы платили регулярно, и все шло гладко до тех пор, пока однажды мне не предъявили дополнительные счета на 120 тысяч долларов, в том числе за невыплаченную зарплату, налоги в казну штата и федеральные налоги, о которых предыдущий владелец не счел нужным мне сообщить. Представители Налоговой службы сказали, что если я не уплачу им минимальную сумму — 12 тысяч долларов, они немедленно закроют все школы.

Я не мог позволить себе нанять адвоката, поэтому обратился к другу — Бизнесмену, показал ему свою бухгалтерию и попросил совета.

Объявляй себя банкротом, — сказал он. — У тебя нет никаких шансов выпутаться.

Я был совершенно на мели, но такой вариант, как банкротство, меня не устраивал. Я продал свои последние две школы, получив за них десять тысяч, а мой отчим Джордж смог занять мне еще тысячу. Однако мне не хватало еще тысячи долларов, чтобы заплатить минимум в Налоговую службу.

Когда я рассказал о своей проблеме Бобу Уоллу, он ответил, что наличных денег у него нет, но он может снять тысячу долларов со своей кредитной карточки. Что он и сделал, вручив мне недостающую сумму. Я пока не представлял, как буду возвращать деньги Джорджу и Бону, но твердо решил, что обязательно найду способ выплатить все до последнего пенни.

Тем временем мне нужно было освободить офис. Мой друг Ларри Моралес приехал помочь мне с переездом. Он пригнал пикап, захватив пару своих рабочих. Я сказал Ларри, что у меня есть четыре письменных стола, которые хочу продать по сотне долларов за штуку. Ларри знал человека, которого это предложение могло заинтересовать, и увез столы с собой. Через два часа он вернулся и вручил мне четыреста долларов.

— Ух ты! Ларри, ты молодец! А кто их купил?

— Да один парень, которому они очень были нужны, — небрежно ответил Ларри.

Через пару месяцев я заехал к Ларри в мастерскую и случайно заглянул к нему на чердак. Там я увидел свои четыре стола. Я понял, что он сам купил их, чтобы выручить меня, хотя сам переживал трудные времена и едва сводил концы с концами.

Истинная дружба основывается на поступках, подобных тем, что совершили Боб и Ларри. Они поддержали меня, когда я нуждался в них, и я не забыл этого. Мне доставляет огромное удовольствие знать, что сегодня оба моих друга — преуспевающие бизнесмены.

Я продал свои последние две школы, а также свой прекрасный золотой "Кадиллак" и пустил деньги на погашение долгов. Я рассказал кредиторам о неожиданной проблеме с налогами и попросил их дать мне еще немного времени. Я сказал им, что хотя мне потребуется немного больше времени, чтобы расплатиться с ними, но я прослежу за тем, чтобы они получили все до последнего цента. Такое предложение их устроило.

Чтобы заработать себе на жизнь, я стал проводить семинары и давать частные уроки. Хотя на тот момент я так не думал, однако потеря школ и переход к частным урокам стали поворотным моментом в моей карьере. Наверное, я бы никогда не снялся в кино, если бы не та перемена. Правда, это не значит, что мне было легко это сделать, — совсем наоборот!

Я все еще был на мели. Я решил по возможности не продавать дом, однако тех денег, которые я зарабатывал, не хватало даже на самые основные нужды нашей семьи. Я не знал, сколько мы еще сможем продержаться.

В это трудное время Диана оказала мне очень большую поддержку. По иронии судьбы, мы больше опирались друг на друга и работали, как одна команда, когда пришла беда, чем во дни изобилия, вскоре после продажи школ. Проблемы сплотили нас сильнее, чем преуспевание. В самом деле, те четыре года, что мы провели, спасая наши школы каратэ, были самыми лучшими годами нашего с Дианой брака.

Однажды вечером я спросил Диану:

— Что самое худшее может случиться? Нам просто придется все начать заново. Неужели это так страшно? Если посмотреть на проблемы других людей, наши неприятности покажутся совершенно незначительными.

Диана согласилась со мной.

Билл Марр, преуспевающий бизнесмен из Норфолка, штат Вирджиния, который владел там компанией "Йеллоу кэб", а также несколькими другими фирмами, увидел это телешоу. На следующий день он потопил мне и сказал, что его маленький сын берет уроки каратэ у корейского инструктора, а он сам собирается в Калифорнию и хотел бы встретиться со мной.

Возможно, меня заинтересует приобретение прав на ваши школы каратэ, — сообщил мне мистер Марр.

Я не знал, с чем это может быть связано, а поскольку бизнесмен собирался приехать и просто поговорить, я не придал этому большою лишения, хотя и ответил ему, что буду рад встретиться и ответить на все интересующие его вопросы.

Наша встреча с Биллом состоялась у меня в офисе. Он поинтересовался моим мнением относительно того, почему люди хотят изучать каратэ. Я поделился с ним своим убеждением, что когда человек говорит, что хочет научиться каратэ, на самом деле он имеет в виду: "Я хочу стать более уверенным в себе человеком. Помогите мне".

— Те положительные понятия, — сказал я Биллу, — которые развиваются у учеников во время тренировок, дают им возможность почувствовать себя лучше и морально и физически. Потому что я побуждаю их не только к напряженным физическим и умственным тренировкам, но в то же время стараюсь внушить им философский подход к жизни, который весьма поможет обрести уверенность в себе.

Мои идеи заинтересовали Билла, но он хотел посмотреть и другие школы в стране. Он пообещал, что позвонит мне, если решит заключить со мной сделку. Спустя два месяца он позвонил и сказал, что посмотрел много школ и предпочитает мою систему другим. Билл хотел приобрести права на мои школы каратэ вместе с моими учителями и методами обучения.

Когда мы подписали контракт, мой брат Аарон и Рик Прието, оба обладатели черных поясов, отправились в Вирджиния-Бич, чтобы открыть две новые "Школы каратэ Чака Норриса". Они руководили этими школами еще пять лет, так хорошо вдохновляя и побуждая своих учеников, что школы процветали. Школы Билла Марра стали одними из самых преуспевающих школ каратэ в мире на то время.

Деньги, полученные мной от Билла, помогли нам с Дианой выбраться из долгов и встать на ноги. Несмотря на то, что я лишился школ, зато со временем я смог вернуть кредиторам все долги до последнего цента. Это был долгий и трудный процесс, но он того стоил и в финансовом, и в эмоциональном, и в этическом отношении. Однажды я столкнулся с тем самым бизнесменом, который советовал мне объявить себя банкротом. Когда я рассказал ему обо всем, что сделал, он покачал головой и проговорил:

— Я бы согласился поставить тысячу долларов против пончика, что ты не сможешь этого сделать.

Однако я сделал это, и теперь чувствовал себя так, словно у меня с гора с плеч свалилась. Я был готов к новым испытаниям.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 6 «Настоящие бомбы в гребаных конвертах»

Из книги Хью Лори [От «Дживса и Вустера» до «Доктора Хауса»] автора Банко Энтони

Глава 6 «Настоящие бомбы в гребаных конвертах» Ожидая вызова на площадку, Хью Лори проводил в своем трейлере долгие часы. Этот человек обожал чтение, находился под сильным влиянием любимого писателя П. Г. Вудхауса и искал возможность выплеснуть безумные мысли,


Глава 6 Настоящие фрики

Из книги Стив Джобс и я: подлинная история Apple автора Возняк Стив

Глава 6 Настоящие фрики В 1971 году, за день до того, как у меня начинался третий учебный год в университете Беркли, я сидел дома на кухне, и передо мной лежал номер журнала Esquire. И хотя я никогда не читал этот журнал, я почему-то принялся его листать.Я наткнулся на статью под


Настоящие люди

Из книги Грамши [с иллюстрациями] автора Рапопорт Александр Соломонович

Настоящие люди «Одно из самых больших в моей жизни «угрызений совести» я испытываю из-за того, что доставил глубокое огорчение моему доброму профессору Бартоли из Туринского университета, уверенному, что я — архангел, которому судьбой предназначено окончательно


Настоящие люди

Из книги Грамши автора Рапопорт Александр Соломонович

Настоящие люди «Одно из самых больших в моей жизни „угрызений совести“ я испытываю из-за того, что доставил глубокое огорчение моему доброму профессору Бартоли из Туринского университета, уверенному, что я — архангел, которому судьбой предназначено окончательно


Глава пятая. МОШЕННИКИ, ОНИ ЖЕ НАСТОЯЩИЕ МЕДИУМЫ

Из книги Блаватская автора Сенкевич Александр Николаевич

Глава пятая. МОШЕННИКИ, ОНИ ЖЕ НАСТОЯЩИЕ МЕДИУМЫ Доктор Генри Т. Чайлд был фигурой знаменитой среди спиритуалистов. Он входил в руководство Британской национальной ассоциации спиритуалистов, которая образовалась в 1873 году. Среди его вице-президентов находились Чарлз


НАСТОЯЩИЕ ПИСАТЕЛИ КАРТ-БЛАНШУ НЕ ПРОСЯТ

Из книги Случай Эренбурга автора Сарнов Бенедикт Михайлович

НАСТОЯЩИЕ ПИСАТЕЛИ КАРТ-БЛАНШУ НЕ ПРОСЯТ Не стану длить рассказ о том первом нашем визите к Эренбургу. Заключая его, отмечу только, что в целом он прошел хорошо. Несмотря на непредвиденное участие Манделя — на высоком дипломатическом уровне. (Чем другим, но дипломатом наш


ДРУЗЬЯ МНИМЫЕ И НАСТОЯЩИЕ

Из книги Владимир Высоцкий без мифов и легенд автора Бакин Виктор Васильевич

ДРУЗЬЯ МНИМЫЕ И НАСТОЯЩИЕ


Настоящие лётчики

Из книги Стартует мужество автора Кожевников Анатолий Леонидович

Настоящие лётчики На занятия к нам иногда приходил начальник училища полковник Оковин, бывший кавалерист Чапаевской дивизии. Оковин был летчиком, но легендарная слава чапаевцев так владела нашим воображением, что в часы, когда полковник проводил с нами беседу, мы чаще


Глава 25 Дважды настоящие

Из книги Волк с Уолл-стрит автора Белфорт Джордан

Глава 25 Дважды настоящие С колько эпизодов сериала «Остров Гиллигана» может посмотреть человек подряд, прежде чем решит сунуть в рот дуло пистолета и нажать на курок?Холодное утро среды. Несмотря на то, что было уже одиннадцать, я все еще валялся в постели и смотрел


Глава 25 Дважды настоящие

Из книги Волк с Уолл-стрит автора Белфорт Джордан

Глава 25 Дважды настоящие Сколько эпизодов сериала «Остров Гиллигана» может посмотреть человек подряд, прежде чем решит сунуть в рот дуло пистолета и нажать на курок?Холодное утро среды. Несмотря на то, что было уже одиннадцать, я все еще валялся в постели и смотрел


Настоящие мужчины

Из книги «Волчьи стаи» во Второй мировой. Легендарные субмарины Третьего рейха автора Громов Алекс

Настоящие мужчины В этом фильме подводники показаны героями, но в дальнейшем в кинематографе рейха, под неусыпным контролем и давлением Геббельса, образы командиров и матросов флота стали еще более брутальными, а фильмы — типично «мужскими» лентами. Именно к таким


Глава пятнадцатая Мои друзья, ее друзья

Из книги Пугачёвочка. Концерт в четырёх частях автора Стефанович Александр Борисович

Глава пятнадцатая Мои друзья, ее друзья Мы часто проводили время с друзьями и знакомыми. Одни были из моего окружения, другие — из окружения Аллы.БоярскийКак-то выходим из «Балалайки», так мы называли ресторан Дома композиторов, и я обнаруживаю, что заднее колесо моих


«Мои настоящие родители на 100 %»

Из книги Стив Джобс. Тот, кто думал иначе автора Секачева К. Д.

«Мои настоящие родители на 100 %» Биологические родители Джоан Симпсон и Абдулфатта Джон Джандали не состояли в браке до рождения ребенка. Джоан Симпсон была аспиранткой Висконсинского университета, а Абдулфатта Джандали – ассистентом преподавателя.Джандали был


Настоящие дневники Че

Из книги Че Гевара, который хотел перемен автора Войцеховский Збигнев

Настоящие дневники Че Осенью 1958 года, двигаясь из гор Сьерры в восточной части Кубы в центральную провинцию Лас-Вильяс, колонна Че умудрилась наткнуться на отряд Сельской гвардии Кубы численностью в двадцать человек, который тут же открыл огонь по мятежникам. Группа Че


Глава пятая Настоящие люди

Из книги Ройзман. Уральский Робин Гуд автора Панюшкин Валерий

Глава пятая Настоящие люди Помним же мы, с чего начинался Фонд – с презрения. Со слов Дюши о том, что наркомания не болезнь, и наркоман – не человек. Это позволило действовать. Был бы наркоман больным человеком, так надо ведь как-то лечить его, сострадать ему, разговаривать