ГЛАВА 26 Чудо- дети

ГЛАВА 26

Чудо-дети

В это время я не находил себе места в гостиничном номере в Вашингтоне. Я злился на второго пилота за то, что он выпил, хотя на самом деле в том, что мы застряли в Вашингтоне, его вины не было. Пилоты планировали возвращаться в Лос-Анджелес только на следующее утро после президентского обеда, и мы тогда не знали, что Джина оказалась в больнице и что ее положение настолько серьезно.

Разговаривая в тот вечер с Джиной, я заверил ее, что вернусь домой так быстро, как только смогу. И как только пилоты готовы были лететь, мы поднялись в воздух и направились домой. Всю дорогу я молился, прося Бога сохранить жизнь Дакоте и Данили.

Утром перед операцией врач сообщил Джине о еще одном потенциальном осложнении. Существовала вероятность того, что амниотический мешок, в котором находились дети, разорвется, и тогда Джина потеряет детей. Напуганная Джина начала молиться и просить Бога о чуде. И снова наши молитвы были услышаны — операция прошла успешно!

После операции Джине был предписан строжайший постельный режим, и моей активной жене это давалось нелегко. Она могла вставать только для того, чтобы принять душ и сходить в туалет. Ей дали прибор, который нужно было носить на животе и который дважды в день считывал ее схватки. Кроме того, два раза в неделю Джину посещала медсестра, которая слушала сердцебиение малышей.

На двадцать седьмой неделе беременности Джины доктор Деворе обнаружил, что вокруг сердца Данили скапливается жидкость. У Данили была аномальная частота сердечных сокращений — она колебалась от очень высокой до очень низкой. Доктор Деворе был обеспокоен этим и сказал, что должен внимательно наблюдать за близнецами.

Живот у Джины вырос достаточно огромных размеров, а сама она чувствовала себя так плохо, что сосредоточивалась только на том, чтобы прожить очередной день; все остальное было для нее слишком сложным. Мы много читали Библию, и это помогало нам оставаться сильными духом. В то время когда Джина не читала Библию, она изучала все медицинские книги, какие только смогла достать, в которых шла речь о беременности и рождении близнецов.

Сердечный ритм Данили все еще оставался нерегулярным, но мы знали, что она борется за жизнь. Находясь в утробе Джины, она постоянно двигалась; казалось — наша малышка никогда не спит! Иногда по ночам, когда Джина старалась заснуть, я клал руку ей на живот и чувствовал толчки и удары. Каждый из близнецов двигался своим каким- то особенным образом. Дакота двигался далеко не так активно, как Данили, но делал это с такой силой, что становилось ясно — этот малыш настроен серьезно. Наверное, ему периодически надоедало, что сестра постоянно его толкает!

Джина посещала доктора Деворе два раза в неделю. Мы очень ждали этих встреч, потому что они давали нам возможность посмотреть на детей во время УЗИ — не только для того, чтобы убедиться, что с ними все в порядке, но и чтобы полюбоваться тем, как удивительно они устроены. В Библии сказано, что Бог знает нас еще до того, как мы рождаемся, и что каждый из нас дивно устроен. Я начал понимать это более полно, когда еженедельно наблюдал за ростом и развитием наших детей в утробе Джины. Мы с Джиной заключали пари на то, сколько будет весить каждый ребенок. Когда доктор Деворе смотрел Дакоту, он всегда поддразнивал нас, говоря:

— Похоже, у вас растет великан! Наверное, будет играть в американский футбол!

Накануне тридцатой недели беременности Джины доктор Деворе сообщил нам, что скоро ему доставляет новый аппарат для УЗИ, позволяющий получать трехмерные изображения. Он собирался использовать его для обследования Джины, потому что с помощью этого аппарата можно было лучше рассмотреть наших детей. Этот новый аппарат буквально спас им жизнь.

На 23 октября Джине была назначена операция, и ожидание казалось для нее вечностью. На тридцать первой неделе беременности у Джины начались резкие боли в правом боку. Она пробовала сменить позу, но боль не утихала. "Может быть, эти резкие боли вызваны тем, что я ношу близнецов? — думала Джина. — Но во время прежних беременностей у меня никогда не было таких сильных болей". Пять дней она терпела боль, а затем все-таки позвонила своему гинекологу. Врач велел Джине немедленно приезжать к нему в офис.

Он сделал анализ крови, чтобы убедиться, что у нее не аппендицит, а затем сделал УЗИ.

— Все выглядит нормально, — сказал он. — Может быть, это растяжение?

Это было маловероятно, но Джина согласилась с его предположением и вернулась домой. Началась тридцать вторая неделя беременности — большая веха для нее. Для акушеров и врачей-неонатологов тридцать два является "волшебным" числом. Дети, рождающиеся после этого срока, выживают гораздо чаще и с меньшим количеством серьезных осложнений, чем те, кто рождается раньше.

Перед тем как лечь спать в тот вечер, мы с Джиной, как обычно, помолились. Затем Джина сказала мне:

— Мне почему-то немного страшно, и я не знаю почему, но я хочу тебе кое-что сказать. Если со мной что-то случится, прошу тебя, никогда не забывай, как сильно я люблю тебя, и не расставайся с Иисусом.

На следующее утро Джина заметила, что Дакота перестал двигаться и что ее старый шрам от кесарева сечения стал выглядеть как-то не так. Ей показалось, что он выпирает наружу. Мы сразу же позвонили доктору Деворе. Когда он стал обследовать Джину на своем новом ультразвуковом аппарате, я заметил, как его глаза расширились, а на лице обозначилась тревога. Он сказал, что вокруг сердца Данили скопилось еще больше жидкости, а сердце Дакоты работает слишком напряженно. Затем он провел датчиком УЗИ над животом Джины и сказал:

— Детей нужно рожать немедленно. У Джины может произойти разрыв матки. Поезжайте прямиком в больницу — не домой, не еще куда- нибудь, а в больницу.

Шокированные и перепуганные, мы помчались в больницу. Джина всю дорогу рыдала и говорила, что детям еще рано появляться на свет. Я гнал машину как сумасшедший и считал, что у нас нет выбора.

Джину уложили на каталку, привезли в операционную и стали готовить к срочной операции, а медсестра тем временем дала мне необходимые указания и выдала синий хирургический костюм с шапкой, которая была похожа на женскую шапочку для душа, и парой бахил. Я надел все это поверх одежды.

В это время Джина находилась под другим, весьма необычным покровом. Когда она лежала на каталке, одна темнокожая медсестра ласково спросила ее:

— Хотите, я помолюсь с вами перед операцией?

Джина удивилась и едва слышно произнесла:

— Да. И помолитесь за наших деток.

Эта милая женщина помолилась простой молитвой и попросила Бога быть с Джиной и детьми во время всей операции и направлять врачей, которые будут делать эту операцию. Затем она стала читать двадцать второй псалом, а Джина повторяла за ней:

— Господь — Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться… Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, ибо Ты со мной…

Спустя некоторое время я пришел к Джине в родильный зал. Вместе со мной пришел и четырнадцатилетний сын Джины Тим, который собирался снимать появление малышей на свет на видео. Но он так нервничал, что забыл включить камеру!

Хирург, начав операцию, подтвердил, что доктор Деворе был прав:

— Я ясно вижу головы обоих детей сквозь стенку матки; она тонкая, как целлофан. Как хорошо, что вы приехали вовремя!

Наблюдать за рождением наших детей было новым и удивительным переживанием для меня. Когда моя первая жена рожала наших сыновей, меня не пускали в родильный зал, поэтому теперь я не хотел упустить ничего!

Только отец, который присутствовал на родах и наблюдал, как его ребенок появляется на свет, и слышал его первый крик, может понять, насколько радостное и волнующее это переживание. Я буквально не мог сдержать слез.

Дакота родился первым. Он появился на свет с громким криком и весил два килограмма. Вслед за ним родилась Данили, которая тоже кричала достаточно громко, возвещая всему миру о своем приходе. Она весила 1 кг 700 граммов. Сразу же после рождения каждого близнеца я перерезал их пуповины, и их увезли в неонатальное отделение.

Когда хирург закончил оперировать Джину, ее отвезли в послеоперационную палату, где я уже ожидал ее. Я обнял ее, поцеловал и сказал, как горжусь ею. Джина захотела увидеть Дакоту и Данили, и медсестры доставили ее на каталке в отделение интенсивной терапии новорожденных. Там мы с Джиной через стекло увидели наших чудо-детей. Данили чувствовала себя хорошо и дышала сама, но на обоих детях было множество датчиков, в их крошечные вены были вставлены капельницы, и каждому из них в нос была помещена трубка, ведущая в желудок, по которой поступало питание. Все датчики были подключены к мониторам, показывающим частоту сердечных сокращений и дыхания. Если возникала какая-то проблема, включался сигнал тревоги, вызывающий дежурную медсестру или врача.

Через пару дней нам с Джиной наконец разрешили взять детей на руки. Какое это блаженство! Однако когда я держал на руках Дакоту и разглядывал его прекрасное личико, вдруг сработал сигнал тревоги. Оказалось, он перестал дышать. У меня самого едва не случился сердечный приступ!

На сигнал тревоги прибежала дежурная медсестра. Она схватила Дакоту и стала легонько его трясти. Сигнал тревоги замолк. Она улыбнулась и аккуратно вернула малыша мне. Я все еще был в шоке.

— Что это было? — воскликнул я.

— Недоношенные часто перестают дышать, — пояснила она. — Когда такое случается, мы стимулируем ребенка, чтобы он снова задышал.

Медсестра говорила об этом так буднично! Может быть, для нее это и было обычным делом, но когда это твой ребенок, ты не воспринимаешь это как что-то обыденное! Это очень напугало нас, и, несмотря на все объяснения, мы с Джиной сильно перенервничали.

Дакота хоть и был большим из близнецов, но проблем с ним было больше. Почему-то у недоношенных мальчиков бывает больше проблем с дыханием. Я знаю, что в это трудно поверить, но их легкие просто слабее. У Дакоты была средняя степень дыхательной недостаточности. Он пять дней находился под аппаратом искусственной вентиляции легких и получал питание только внутривенно. И все же вскоре он начал сам нормально дышать.

Данили и Дакота должны были оставаться в неонатальном отделении неотложной помощи, как минимум, восемь недель. Но после четырех недель жизни в больнице мы с Джиной решили забрать малышей домой и договорились о круглосуточном медицинском наблюдении на дому.

Данили и Дакота оставались подключенными к сердечным мониторам еще три месяца. Их отключили от мониторов в канун 2002 года, перед самым Рождеством. Для нас с Джиной это стало самым лучшим рождественским подарком, о котором мы только могли мечтать.

Мы так радовались, что Данили и Дакота были с нами дома, что ч то практически невозможно выразить словами. Многие наши друзья дари ли малышам подарки и желали им всяческих благ. Одна написанная от руки записка особенно нам дорога:

Мои друзья были правы. Появление у нас детей стало одним из самых приятных и восхитительных моментов в моей жизни. В молодости я был слишком занят зарабатыванием на жизнь и очень многое пропустил в воспитании собственных детей. Но теперь я мог оставаться дома и растить детей вместе с Джиной.

С каждым месяцем я замечал, как растут наши дети. Вот они научились ползать, затем начали ходить и выражать себя как личности. Эти моменты я буду хранить в сердце до конца своих дней. Сейчас мы с

Джиной, как родители, отвечаем за то, чтобы внушить нашим детям чувство собственного достоинства — не эгоистическую гордость, но средства созидания характера, основанные на библейских принципах.

Не успели мы немного расслабиться, как заметили, что младший сын Джины, четырнадцатилетний Тим, стал ревновать нас к малышам из-за того внимания, которое мы им оказывали. Тим совершенно не хотел общаться с ними. Келли же, напротив, сразу полюбила своих новых братика и сестричку. Она часто выговаривала Тиму: "Как ты можешь не любить таких малышей?"

В ответ Тим хмыкал и уходил от нее прочь.

Переломный момент наступил, когда близнецам было около шести месяцев. Однажды Тим проходил мимо их кроваток и увидел, что Дакота тянется к нему. И тут он не смог устоять. Тим взял Дакоту на руки и стал его качать. Сегодня Тим наслаждается своей ролью старшего брата.

Келли и Данили просто не расстаются друг с другом. После школьных матчей по баскетболу и бейсболу Келли брала Данили на руки и шла приветствовать команду соперников.

К сожалению, по отношению ко мне Келли не проявляла таких нежных чувств. На протяжении почти шести лет она ни разу не ответила на мои объятия. Мне оставалось только молиться и надеяться, что однажды она полюбит меня так же, как я полюбил ее.

Часто, когда Джина обнимала Келли после спортивных матчей, я оставался в стороне. Я не хотел вмешиваться в эти особые отношения между матерью и дочерью и не хотел переходить границы в качестве отчима Келли.

На день решающего матча чемпионата по баскетболу, в котором участвовала Келли, у меня была назначена важная встреча, и Джина решила, что полетит на игру без меня. Однако внутренний голос подсказал: "Твое присутствие важно", и я в последний момент отменил встречу и вылетел в Калифорнию вместе с Джиной. Я знал, что это будет последняя игра Келли, и не хотел ее пропустить.

Команда Келли проиграла с разницей в четыре очка, и Келли плакала от досады, а также от осознания того, что ее школьные дни закончились. Джина обнимала ее, а я, как обычно, стоял в стороне. Неожиданно Келли отпустила Джину, обняла меня и стала плакать, уткнувшись мне в плечо. Я стал утешать ее, говоря, что они прекрасно играли, но мое сердце переполняла радость — эта юная красавица наконец-то приняла меня как своего отчима!

Благодаря Божьей благодати Данили и Дакота стали связующим звеном между нашими двумя семьями. Теперь у нас чудесная сводная семья. Мой старший сын Майк часто звонит Джине, когда ему нужен совет, а мои внуки ласково называют ее Джима[5], и Джине это очень нравится.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ГЛАВА XXV «U-792», чудо-лодка

Из книги Охотники за охотниками. Хроника боевых действий подводных лодок Германии во Второй мировой войне автора Бреннеке Йохан

ГЛАВА XXV «U-792», чудо-лодка Оперативная сводка. Весной 1943 года, за месяц до того, как германские подводные лодки встретили свой Сталинград, лейтенант Хеллер был назначен проводить испытания новой «подводной лодки Вальтера» – серии XVIIa. Не хочу ничего плохого сказать о


Глава 12 Чудо

Из книги Распутин. Почему? Воспоминания дочери автора Распутина Матрена

Глава 12 Чудо Доктор Боткин бессилен — Григорий Ефимович поможет — «Открой глаза, сын мой!» — Было ли «подтравливание» — Рецепт Распутина Доктор Боткин бессиленОднако совершенно невозможно удержать здорового в других отношениях мальчика от занятий, которые могут


Глава 10. Чудо

Из книги Лубянка — Экибастуз. Лагерные записки автора Панин Дмитрий Михайлович

Глава 10. Чудо Почему мы не погибли от голода в лагерной тюрьме Нас, двадцать восемь заключенных, привлеченных за «попытку вооруженного восстания», продержали в лагерной тюрьме Вятлага одиннадцать месяцев с 19 марта 1943 по 19 февраля 1944 года.В 1941-42 годах изолятор был набит до


Глава 25 «U-792», ЧУДО-ЛОДКА

Из книги Немецкие субмарины в бою. Воспоминания участников боевых действий. 1939-1945 [HL] автора Бреннеке Йохан

Глава 25 «U-792», ЧУДО-ЛОДКА Оперативная сводкаВесной 1943 года, за месяц до того, как германские подводные лодки встретили свой Сталинград, лейтенант Хеллер был назначен проводить испытания новой «подводной лодки Вальтера» — серии XVIIa. Не хочу ничего плохого сказать о


Глава XI Немецкое чудо

Из книги Конрад Аденауэр - немец четырех эпох автора Ежов Всеволод Дмитриевич

Глава XI Немецкое чудо В воспоминаниях, речах и интервью Аденауэр практически не использовал термин «немецкое чудо» или «экономическое чудо», хотя им пестрели и немецкие газеты, и печать многих других стран. Так обозначали мощный экономический подъем, который пережила


Глава 2 Чудо

Из книги Мужем битая… Что мне пришлось пережить с Германом Стерлиговым автора Стерлигова Алена

Глава 2 Чудо Нашу встречу с Германом я всегда считала настоящим чудом. Посудите сами. Жила-была в Советском Союзе самая бедная девушка в самом прямом смысле этого слова. Дело в том, что моя мама, оставшись после смерти мужа одна с двумя детьми, очень растерялась. Привыкшая


Глава 8 ЧУДО?

Из книги Константин Леонтьев автора Волкогонова Ольга Дмитриевна


III. Елка в клубе художников. Дети мыслящие и дети облегчаемые. «Обжорливая младость». Вуйки. Толкающиеся подростки. Поторопившийся московский капитан

Из книги Слезинка ребенка [Дневник писателя] автора Достоевский Федор Михайлович

III. Елка в клубе художников. Дети мыслящие и дети облегчаемые. «Обжорливая младость». Вуйки. Толкающиеся подростки. Поторопившийся московский капитан Елку и танцы в клубе художников я, конечно, не стану подробно описывать; все это было уже давно и в свое время описано, так


Глава 14. Чудо в миниатюре

Из книги The Intel [Как Роберт Нойс, Гордон Мур и Энди Гроув создали самую влиятельную компанию в мире] автора Мэлоун Майкл

Глава 14. Чудо в миниатюре Был еще один клиент, на этот раз совсем неожиданный, повлиявший на путь Intel.Первым крупным электронным рынком, использующим полупроводники, оказались настольные вычислительные машины. Табуляторные машины были стары, как абак.Проникновение


Глава 5. Чудо пустыни

Из книги Пир бессмертных: Книги о жестоком, трудном и великолепном времени. Цепи и нити. Том V автора Быстролетов Дмитрий Александрович

Глава 5. Чудо пустыни С каждым зигзагом дороги, упорно вьющейся вверх, горизонт расширяется, земля уходит вниз, и новые горы встают рядом с нами — дикие и страшные зубья, упирающиеся в небо и основанием уходящие в глубокие пропасти, подернутые горячей серой мглой.Да, да —


Глава I. ЯПОНСКОЕ ЧУДО

Из книги Япония по контракту автора Круглова Ольга

Глава I. ЯПОНСКОЕ ЧУДО Цветы сурепки вокруг.На западе гаснет солнце,Луна на востоке встаёт.БусонПрощание с Родиной (Ищите Шинканзен!)Сначала покинул траву…Потом деревья покинул…Жаворонка полёт.БасёНебо над белыми кочками облаков становилось всё светлее — самолёт


Глава 44 Первое чудо

Из книги Заложник. История менеджера ЮКОСа автора Переверзин Владимир

Глава 44 Первое чудо Уезжает Зуев, уезжает Винни. Артура, несмотря на то, что он был ранее судим, оставляют в нашей колонии как особо ценного специалиста. В моей жизни ничего не меняется. Я – рабочий хоздвора. Каждое утро я иду на работу, где иногда мне приходится разгрузить


Глава 57 Второе чудо

Из книги Том 4. Приключения Тома Сойера. Жизнь на Миссисипи автора Твен Марк

Глава 57 Второе чудо В декабре вносятся поправки в Уголовный кодекс. Опять меняются сроки по моей статье. Максимальный снижается с десяти лет до семи. Мой срок – восемь с половиной лет, на полтора года больше максимального. По закону и логике мне должны снизить срок по


Глава XXXVIII «Чудо-дом»

Из книги автора

Глава XXXVIII «Чудо-дом» В Новый Орлеан мы прибыли на цинциннатском пароходе, или, иначе говоря, в цинциннатском пароходе. Оба выражения правильны: первое — в восточных штатах, второе — в западных.Мистер Диккенс не соглашался с тем, что пароходы на Миссисипи «великолепны»,