ПОД ТЯЖЕЛОЙ ПЯТОЙ БОЛЬШЕВИЗМА

ПОД ТЯЖЕЛОЙ ПЯТОЙ БОЛЬШЕВИЗМА

Такая участь постигла Московский университет, когда в 1920 году его первым назначенным ректором, вместо ранее выбранного, стал приват-доцент Боголепов Дмитрий Петрович (1885-1941).

Назначили Боголепова неслучайно. С юношеских лет он примкнул к революционному движению и с 1907 стал активным членом РСДРП (б), был замнаркома финансов, сотрудником редакции «Правды»...

Задачу перед ректором, превращенным в «декретированного» профессора, поставили архитрудную: лишить университет былой автономии в общественной жизни.

А это значило выкорчевать свободомыслие, убрать либеральную, непокорную профессуру, внедрить преподавательский состав, преданный идеям пролетарской революции.

Новый ректор так определил будущее университета: «наука только для бедных». Это был явный перебор. И пыл Боголепова несколько охладил «сам Ленин»: «наука только для коммунистов».

«Первому коммунистическому ректору» наследие досталось тяжелое. Чего стоят, например, такие факты: действовала домашняя университетская церковь, в третью годовщину Октябрьской революции на здании МГУ демонстративно не были вывешены красные флаги, в зале правления не было портрета Ленина!

«Нужно было, — вспоминал Боголепов, — железной метлой выметать весь сор и мусор старых традиций. Борьба с этими традициями не могла не быть достаточно жесткой и упорной, чего не понимали даже такие видные большевики, как т. Л.Б.Каменев, не один раз спрашивавший меня, совсем ли я разгромил университет?»

Видно, недаром Дмитрий Боголепов заслужил тайную кличку «Митька-разбойник». Стали даже поговаривать о том, что для МГУ опять настали «боголеповские времена», намекая при этом на приснопамятного ректора Московского университета Боголепова Н.П. — однофамильца «коммунистического».

Но зато какого однофамильца! Он был ярым борцом за «порядок и дисциплину» и, став в 1898 министром народного просвещения, добился права сдавать студентов — участников беспорядков — в солдаты.

Боголепов-коммунист был настолько прямолинеен в своих действиях, отстаивал позиции с такой агрессивной настырностью, что надоел даже покровителям, и в середине1921 его отстранили от ректорства.

(2-26-16)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Идеология большевизма, идеалы среднего американца и «Общее дело» Федорова

Из книги Как далеко до завтрашнего дня автора Моисеев Никита Николаевич

Идеология большевизма, идеалы среднего американца и «Общее дело» Федорова Сказанного, наверное, достаточно, чтобы увидеть умонастроение автора. Но нам важно не оно, это его умонастроение, само по себе. Сегодня для нас значительно важнее знание того, что роман Беллами имел


Йо Зифферт: Жизнь на пятой передаче.

Из книги История Больших Призов 1971 года и людей их проживших. автора Прюллер Хайнц

Йо Зифферт: Жизнь на пятой передаче. В отличие от Регаццони, который может, держа руки в карманах, гулять по Лугано, говорить каждому "Чао", и чей банковский счет пополняется автоматически, Зифферт ежеминутно работает. У него нет способностей тратить деньги и наслаждаться


О Пятой симфонии e-moll, op. 64

Из книги По направлению к Рихтеру автора Борисов Юрий Альбертович

О Пятой симфонии e-moll, op. 64 Давно не охватывала такая дрожь — как после Мравинского. Он дирижировал Пятой. Все ведь давно знают: это что-то вальсообразное, милое уху Попахивает детством, первыми походами в филармонию. А в его игре — электрическое потрясение, ничего «милого


Предисловие к пятой книге

Из книги Неповторимое. Книга 5 автора Варенников Валентин Иванович

Предисловие к пятой книге Пятая книга посвящена Афганистану и частично катастрофе на Чернобыльской АЭС. Включает в себя только седьмую часть повествования «Неповторимое».Читатель увидит загадочный край, удивительный народ и непрерывные столкновения различных партий,


Под большевицкой[6] пятой

Из книги Воспоминания. В 2 частях. 1916-1920 автора Врангель Петр Николаевич

Под большевицкой[6] пятой После тревожной, нервной жизни в ставке я поражен был найти в Крыму совершенно иную, мирную и, так сказать, глубоко провинциальную обстановку.Еще с первых дней смуты сюда бежало из Петербурга, Москвы и Киева громадное число семейств. Люди в


Ф. Гнесин [284] ТУРКЕСТАН В ДНИ РЕВОЛЮЦИИ И БОЛЬШЕВИЗМА (краткое описание хода событий в Ташкенте, март — декабрь 1917 года) [285]

Из книги Сопротивление большевизму 1917 — 1918 гг. автора Волков Сергей Владимирович

Ф. Гнесин[284] ТУРКЕСТАН В ДНИ РЕВОЛЮЦИИ И БОЛЬШЕВИЗМА (краткое описание хода событий в Ташкенте, март — декабрь 1917 года)[285] Акты об отречении Государя Императора и отклонении принятия на себя власти Вел. Кн. Михаилом Александровичем до решения Учредительного собрания, были


Снова под пятой буржуазии

Из книги Мечты и свершения автора Веймер Арнольд Тынувич

Снова под пятой буржуазии С помощью штыков Антанты. — Договор с Советской Россией. — «После нас хоть потоп». — Перед грозой.Как бы далеко ни стоял человек от политических событий, как бы ни казалось ему, что он «сам по себе», а они «сами по себе», его жизнь в значительной


V. СВЕТ БОЛЬШЕВИЗМА

Из книги Вильямс автора Крупеников Игорь Аркадьевич

V. СВЕТ БОЛЬШЕВИЗМА «Воинствующему духу партийности в науке я учился у Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина». В. Р. Вильямс. Будучи ректором Академии, выполняя многочисленные задания Госплана, Наркомпроса и других организаций, Вильямс ни на один день не прекращал своей


Глава четырнадцатая Об организации и открытии в Фигерасе Театра-музея, наградах и почестях, болезнях и тяжелой утрате — смерти Галы

Из книги Сальвадор Дали. Божественный и многоликий автора Петряков Александр Михайлович

Глава четырнадцатая Об организации и открытии в Фигерасе Театра-музея, наградах и почестях, болезнях и тяжелой утрате — смерти Галы Новым мэром Фигераса в 1960 году горожане выбрали Рамона Гурдиолу. Уроженец Жероны, учитель и юрист, он был неравнодушным к культуре


Нелюбимым («От нежности тяжелой не уснуть…»)

Из книги Вся моя жизнь: стихотворения, воспоминания об отце автора Ратгауз Татьяна Даниловна

Нелюбимым («От нежности тяжелой не уснуть…») От нежности тяжелой не уснуть Всю ночь. Не думать и не ждать рассвета. Пусть молодость еще одну весну Встречает звонким, исступленным цветом. Мы не услышим, мы еще пьяны Разлуки изнуряющим дурманом, И голос искупающей


Четыре — без пятой — свадьбы

Из книги В саду памяти автора Ольчак-Роникер Иоанна

Четыре — без пятой — свадьбы Есть в каком-то фильме Сауры волнующая сцена, где, уже будучи взрослой, героиня сквозь приоткрытые двери заглядывает в столовую своего детства. За столом вся семья: давно умершие родители, она сама — совсем еще маленькая. Ветерок или дуновение


Вирус большевизма

Из книги Бурная жизнь Ильи Эренбурга автора Берар Ева

Вирус большевизма В конце августа 1919 года армия генерала Деникина окружила Киев. Отступая, большевики производят массовые расстрелы заложников. Одиннадцатого сентября в газете «Киевская жизнь» появляется первая статья Эренбурга. До своего отъезда из Киева в середине


УРОКИ БОЛЬШЕВИЗМА

Из книги Дэн Сяопин автора Панцов Александр Вадимович

УРОКИ БОЛЬШЕВИЗМА Глава написана совместно с Дарьей Александровной Аринчевой (Спичак). Они прибыли в Москву — через Германию, где провели больше недели в дружелюбных рабочих семьях, и Польшу — в воскресенье 17 января. На Белорусско-Балтийском железнодорожном вокзале их


Клоны пятой колонны

Из книги Злой дух России. Власть в тротиловом эквиваленте-2 автора Полторанин Михаил Никифорович

Клоны пятой колонны Дополнение ко второму изданию книги «Власть в тротиловом эквиваленте…»Люди наши всегда уповали и теперь уповают на власть. На власть любую, без разницы.И когда Кремль озабочен благополучием нации, судьбой России, то эта надежда на власть имеет


О тяжелой судьбе антисоветчиков в советское время

Из книги Исповедь чекиста [Тайная война спецслужб СССР и США] автора Жорин Фёдор Лукич

О тяжелой судьбе антисоветчиков в советское время Здесь я приглашаю читателя к несложному, неутомительному размышлению.Еще недавняя практика деятельности органов КГБ против идеологической диверсии спецслужб противника и враждебной деятельности разного рода