РИСКУЕТЕ ПОВЕРИТЬ НЕГОДЯЯМ

РИСКУЕТЕ ПОВЕРИТЬ НЕГОДЯЯМ

Со спортивным журналистом Александром Кулешовым я познакомился, когда он приходил к нам, в редакцию журнала «Наука и жизнь».

Подарил он тогда книжку «Советские спортсмены в борьбе за мир», которая выдержала несколько изданий и служила хорошей «визитной карточкой». Кулешов был одним из ее авторов, а составителем и редактором значился некто А.П.Нолле.

Спустя много лет я увидел на Новодевичьем могилу, где покоятся: Коган Петр Семенович (1873-1932), историк литературы, профессор, президент Государственной Академии художественных наук, его жена Нолле-Коган Надежда Александровна (1888-1966), писательница, переводчик, и их сын Кулешов (Нолле) Александр Петрович (1921 -1990).Вот тогда и вспомнил про подаренную книгу. Сразу стало ясно: Нолле под псевдонимом Кулешов и А.П.Нолле — одно и то же лицо.

Фамилия Нолле, «привязанная» к имени его матери, говорила о себе сама.

...Надежда Александровна Нолле была очень близким человеком Александру Блоку. Еще за несколько лет до встречи с ним она стала страстной почитательницей поэта, даже анонимно посылала ему цветы. Их очное знакомство переросло в дружбу, сопровождалось активной перепиской. Приезжая в Москву, Блок останавливался на квартире у Коганов. В августе 1920 года Нолле ездила в Петроград, жила у Блоков месяц...

Из письма Блока к Надежде Александровне 8 января 1921:

«Жалейте и лелейте своего будущего ребенка; если он будет хороший, какой он будет мученик, — он будет расплачиваться за все, что мы наделали, за каждую минуту наших дней».

1924 год. Писатель-эмигрант Роман Гуль собирается поехать в Россию. Марина Цветаева пишет ему:

«...Где будете жить? В Москве? Хочу подарить Вам своих друзей Коганов, целую семью, все хорошие. Там блоковский мальчик растет — Саша, уже большой, три года. Это очень хороший дом...».

И в другом письме:

«Вы спрашивали о сыне Блока... Видела его годовалым ребенком: прекрасным, суровым, с блоковскими тяжелыми глазами (тяжесть в верхнем веке), с его изогнутым ртом. Похож — более нельзя... Видела подарки Блока этому мальчику: перламутровый фамильный крест, увитый розами (...) макет Арлекина из «Балаганчика»... Мальчик растет красивый и счастливый, в П.С.Когане он нашел самого любящего отца. А тот папа так и остался там — «на портрете».

Будут говорить «не блоковский» — не верьте: это негодяи говорят».

(3-63-52)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

«Как мог я – безумный – поверить, что ты виновата?..»

«Как мог я – безумный – поверить, что ты виновата?..» Как мог я – безумный – поверить, что ты виновата? Закатная сырость ползет по сентябрьскому саду, Под липами грустно, а небо чуть зеленовато, И острая жалость сменяет тупую досаду. Сейчас только, здесь только, в сумраке


Константин Райкин ОН ПОМОГАЛ МНЕ ПОВЕРИТЬ В СЕБЯ

Константин Райкин ОН ПОМОГАЛ МНЕ ПОВЕРИТЬ В СЕБЯ Я помню его с раннего детства. Он дружил с моими родителями. Всегда веселый, остроумный, очень обаятельный, очаровывающий, праздничный, артистичный, с умным завораживающим голосом… хромой, но невероятно элегантно


«Поверить алгеброй гармонию»

«Поверить алгеброй гармонию» Каждому из нас не раз приходится думать, как поступить. Так бывает при выборе профессии или места работы, при определении условий быта, к которым следует стремиться. От верности избранного направления во многом зависит наша дальнейшая