IV. НЕЛЬЗЯ ПРОСТИТЬ

IV. НЕЛЬЗЯ ПРОСТИТЬ

Тогда, когда тебя я встретил,

Дрожа, ты мне сама открыла

Все то безумное, что было,

Что было прежде, до меня.

Ты помнишь ведь, что я ответил?

Я думал, что простить возможно.

О, как безмерно, как тревожно

Я полюбил, с того же дня!

О, как я верил в непорочность,

Хотя б души твоей, дрожавшей,

Души твоей, к моей припавшей,

Все мне отдавшей, полюбя.

Но нет, я вижу всю непрочность

Любви, которой я поверил.

Я все возможности измерил –

И отрываюсь от тебя!

Не знаю я, как это было.

Быть может, долго ты боролась.

Или склонилась, точно колос, Или упала, как звезда.

Но нет во мне ни грез, ни силы.

Я не могу быть оскорбленным,

Так оскорбленным, так казненным

Тобой, неверная, всегда.

Ах, сердце этого боялось.

Уже давно в бреду пророчеств,

Я видел ужас одиночеств,

Сознаний режущую нить.

Скажи, зачем ты не дождалась.

Ужель ты не могла предвидеть,

Что это ведь должно обидеть,

Что этого нельзя простить?

Быть может, было то весною,

В вечерней мгле, в душистом мраке,

Когда кругом вставали маки,

Самовлюбленные цветы…

И он, мой враг, бродил с тобою, –

Была ты, как цветок дрожащий,

Был он упорный и томящий,

Манящий тайные мечты…

Проклятье ласковому бреду,

Проклятье вашему объятью,

Проклятье, вечное проклятье

Пусть поразит его, губя!

Я позабуду. Я уеду.

Ах, ты не знаешь, как я верил.

Я все возможности измерил –

И отрываюсь от тебя!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

НЕЛЬЗЯ КРИЧАТЬ

Из книги Перед восходом солнца автора Зощенко Михаил Михайлович

НЕЛЬЗЯ КРИЧАТЬ На улицах беспорядки. Побили городового на углу. Жандармы скачут на лошадях. Что-то происходит необычайное.В нашей гимназии тоже творится что-то странное. Старшие ученики собираются в группы и о чем-то тихо беседуют. И малыши шалят больше


Нельзя распускаться!

Из книги Романтика неба автора Тихомолов Борис Ермилович

Нельзя распускаться! Приземистые корпуса военного госпиталя с белыми занавесками на высоких сводчатых окнах чинно стояли среди гигантских, в несколько обхватов, тополей и карагачей. Прямые аллеи, тротуары, выложенные кирпичом, высокие стены аккуратно подстриженных


Горбачева нельзя простить

Из книги Как готовили предателей. Начальник политической контрразведки свидетельствует... автора Бобков Филипп Денисович

Горбачева нельзя простить (Из интервью ФД Бобкова ЖУРНАЛУ «Российский кто есть кто», №5 за 2000г.)—Филипп Денисович, вы не однажды выступали по проблемам холодной войны… Хотелось бы возвратиться к этой теме, имея в виду обстановку вокруг России, складывающуюся в нынешних


«НЕЛЬЗЯ ЛИ У ВАС ЗАКУСИТЬ?»

Из книги Война от звонка до звонка. Записки окопного офицера автора Ляшенко Николай Иванович

«НЕЛЬЗЯ ЛИ У ВАС ЗАКУСИТЬ?» Когда я вышел с завода, на улице было уже светло. Легкий туман заполнил улицы до самых крыш, но небо хорошо просматривалось, бледно-голубое, чистое. Город еще спал, но его утреннюю тишину уже нарушали отдаленный гул моторов и лязг металлических


Глава 21 «МНЕ НЕ ЗАБЫТЬ, НЕ ПРОСТИТЬ»

Из книги Мне 40 лет автора Арбатова Мария Ивановна

Глава 21 «МНЕ НЕ ЗАБЫТЬ, НЕ ПРОСТИТЬ» В пятом классе на родительском собрании произошла разборка: сыновья расклеивали по школе самодельные листовки с текстом «Убей коммуниста!» и отказались носить пионерские галстуки. Шёл 1988 год.Я объяснила, что поговорю с детьми по


«Нам уходить нельзя…»

Из книги Восхождение. Современники о великом русском писателе Владимире Алексеевиче Солоухине автора Афанасьев Владимир Николаевич

«Нам уходить нельзя…» В конце 50-х годов, когда мое поколение входило в жизнь, у России уже был Владимир Солоухин, мы уже бродили вместе с ним «Владимирскими проселками», умывались «Каплей росы», растили с его помощью в душе русское понимание судьбы и жизни.А потом – потом


И ПТИЦЕ НЕЛЬЗЯ

Из книги Вспомнить, нельзя забыть автора Колосова Марианна

И ПТИЦЕ НЕЛЬЗЯ Пускай там люди другие… Не порвется живая нить, Я хочу уехать в Россию, Чтобы там работать и жить. Неужели для певчей птицы Надо визу, штамп и печать? И солдаты там на границе Могут птице крылья связать? Я тихонько жалуюсь Богу (Людям жаловаться


Глава 45 Что я не могла бы себе простить

Из книги Мужем битая… Что мне пришлось пережить с Германом Стерлиговым автора Стерлигова Алена

Глава 45 Что я не могла бы себе простить Я по жизни очень жизнерадостный человек. Но я понимаю, что эта легкость дается только потому, что, Слава Богу, меня не отягощает чувство вины, которое я сама себе не смогла бы простить.На мой взгляд, в жизни женщины есть две вещи,


Нельзя наугад

Из книги В лабиринтах смертельного риска автора Михалков Михаил Владимирович

Нельзя наугад Девятого марта 1943 года рота расквартировалась в одном из сел Сумской области.Как сейчас помню утро, когда до нас вдруг донеслась стрельба, орудийный гул. Казалось, стреляют километров за десять, «фронт! — подумал я. — Фронт гудит!»В роте царила суматоха.


То, что нельзя помнить

Из книги Триумвират. Творческие биографии писателей-фантастов Генри Лайон Олди, Андрея Валентинова, Марины и Сергея Дяченко автора Андреева Юлия

То, что нельзя помнить Его первым воспоминанием был салют. Победный салют 9 мая 1945 года. Здравый смысл с дотошностью препода много раз пытались вдолбить в голову Сергея Дяченко, что такого просто не может быть, что трехнедельные дети (он родился 14 апреля 1945 года) не способны


А нельзя ли проще?

Из книги НА ПОРОГЕ ВОЙНЫ автора Емельянов Василий Семёнович

А нельзя ли проще? Помимо броневой стали заводам главка приходилось готовить много других сортов. В частности, на Южном заводе производилась листовая сталь для корпусов строящихся судов. Технические требования к такой стали были очень высокими. Необходимо было


А нельзя ли проще?

Из книги На пороге войны автора Емельянов Василий Семёнович

А нельзя ли проще? Помимо броневой стали заводам главка приходилось готовить много других сортов. В частности, на Южном заводе производилась листовая сталь для корпусов строящихся судов. Технические требования к такой стали были очень высокими. Необходимо было


НЕЛЬЗЯ

Из книги Отрывки из Ничего автора Ванталов Борис

НЕЛЬЗЯ Доброта – не сю-сю-сю. Доброта – печаль путника, перевалившего через хребет отчаяния. Он знает, что никому нельзя помочь, но не помогать тоже нельзя. Всю оставшуюся жизнь он будет брести в ущелье, между этих двух нельзя, без всякой надежды на