НА БУЛЬВАРЕ ВЕСНОЙ

НА БУЛЬВАРЕ ВЕСНОЙ

Придя на бульвар, Сергей Иванович задумчиво остановился. Все же здесь хорошо: большие развесистые липы и тихая, темная, словно сырая между ними тень. В ярко зазеленевшей траве, в кудрявых навесах деревьев радостно чувствуется весна. Но это только здесь, на боковой, отдаленной дорожке: там, посредине, там суетливая толпа, та же пыль, та же улица. И кажется, даже музыка там сегодня.

Сергей Иванович присел на скамью. Уже свежеет как будто. Небо вверху бледно и ясно: таким нежным, таким прозрачным оно бывает только весной. Но справа, в простенках высоких белых домов оно измазано желто-красными потоками, забрызгано отплесками заката. Где-нибудь за городом пламенно догорает день, свежие весенние леса наверно пышно увенчаны, изукрашены золотом.

Стало грустно. Откинув голову, Сергей Иванович принялся о чем-то думать. Как странно: все последние дни он занят воспоминаниями. Неожиданно и ярко всплывает вдруг целая жизненная полоса, опять переживаются старые волнения и печали. Сегодня, вот, неотступно помнится одна весна: не здесь, в городе, а в молодом, мерцающем, блаженно-вздрагивающем лесу… Кто-то был там с ним вместе, и все походило на сон. Вспоминаются нежные, мягкие руки и тонкая вырезная кофточка, голубая, как небо.

В глубине дорожки показались несколько фигур. Впереди высокий господин в широко распахнутом пальто, потом студент и две девушки сзади. Все направляются туда, в шумящую, тесную толпу. И со всех сторон, по всем дорожкам спешат и стекаются туда же, на главный бульварный проход. Сегодня там музыка сегодня празднуют весну. Тихая городская весна, в честь нее собираются сюда эти вечерние пришельцы, в честь нее среди зазеленевших деревьев торжественно загремит оркестр!

Сергей Иванович прислушался. Да, кажется, уже началось уже слышна музыка. Мягко и отрывисто долетает она сюда. Что ж, пойти туда, вмешаться в толпу, жить с нею? Там много людей, там женщины веселы и нарядны, там легкая и радостная любовь.

Кое-где уже зажглись фонари. Тускло желтеют по сторонам дорожек: близко придвинулись к деревьям, прячутся под листвою, точно люди, кроющиеся от дождя. Листва вокруг них темная и дымная, словно окутала ее непроглядная пыль.

С каждым шагом вперед – все слышнее музыка. Громкой, резкой, встревоженной делается постепенно она. Все более спешащих, озабоченных людей, и все они идут в одном направлении. Кажется, музыка стягивает их со всех концов своими влекущими стонами, смешивает в эту покорную ей толпу. И Сергея Ивановича тоже притягивает музыка. Ведь пошел же он послушно на ее встревоженный зов.

И вот он уже в толпе. Мощная она и зыбкая, неоглядна ее даль и не смолкает шум. Идти можно только медленно, только как все, как велит музыка. Подхватывает, мерно раскачивает, теснит и двигает толпа. Со всех сторон чужие лица, тела, чужие разговоры и мысли. Может быть, это хорошо: уйти от одиночества? Может быть, здесь исцеление тоске?.. Покорно и доверчиво отдавался он воле толпы.

Спереди, сзади, со всех сторон идут женщины. Почему не радостны, не праздничны их лица? Безразлично, лениво и тупо смотрят они перед собой. И как они некрасивы, как чужды весне. Подле них мужчины — или сзади, суетливо догоняя их. Мужчины тревожны, что-то шепчут, идя, робко заглядывают в лица. И все, и женщины и мужчины, о чем-то тоскуют, чего-то ищут здесь. Растерянно и неотступно мигают серебристые ресницы звезд.

Впереди идет девушка. На ней синяя жакетка, стройно облегающая ее спину. В руке белый, нарядный зонтик. Почему-то думается, что она молода и красива, что у нее нежные, сияющие глаза. Если бы можно с ней заговорить, пойти с нею рядом! Странно похолодело сердце, когда на мгновение она вдруг замедлила шаг.

Внезапно оборвалась музыка. Последний аккорд рассыпался в воздухе тысячами звенящих осколков. Сразу стало спокойнее, тише, темнее. Как-то поник, обессилел бульвар. Это музыка двигала, дергала, колыхала эту толпу. Над неподвижной, темной толпою будет пьяно цвести весенняя ночь.

Что-то непонятно пленительно в этой синей жакетке. Сергей Иванович все еще идет за нею. Что-то напоминает она ему и от этого становится сладостно и больно. Эти нежные линии талии, этот мягкий, немного вялый изгиб – он приводит в трепет. Сергей Иванович давно уже знал, что эти линии напоминают ему другую, ту – в весеннем, мерцающем лесу. Он чувствовал себя странно взволнованным. И жаждал и боялся он взглянуть незнакомке в лицо.

Опять весело задергала музыка притихшую толпу. Все встрепенулись. Словно вставили во всех новые, туго заведенные пружины. И Сергей Иванович выпрямился, решительнее пошел за своей незнакомкой. Вот уже опередил ее. Из-под шляпы с голубыми цветами глянуло на него заостренно птичье, рябоватое лицо. Заискивающе и вопросительно улыбнулись бесцветные глаза.

Он отшатнулся. Поспешно повернул обратно, но вскоре вновь остановился. С болезненной тревогой, словно кого-то ища, стал пристально вглядываться в проходящих.

И уже было ясно. Он искал ее линий, ее глаз, чего-нибудь на нее похожего, минутного намека, смутного воспоминания о ней. Но нет, этого не было нигде, нигде. Что за унылые выходцы собрались на этот бульвар! У женщин опухшие, усталые лица, нездоровые щеки, распутные глаза. Мужчины идут за ними словно в отчаянии…

Вот новые проходят, теснят его, глядят на него мимоходом. Ему нужно лишь одно лицо, одни любимые глаза, нежные, сладостные руки. Здесь, на этом загрязненном бульваре, ищет он воспоминания о ней! Это показалось безумным. Нестерпимо остро заныла в груди тоска.

И вдруг он с ужасом увидел, что все такие же, как и он. Все безнадежно тоскуют, думают о другой, о другом. Все измучены невыносимою грезой. Любят другие глаза, другие руки. Притворяются, что пришли сюда добровольно.

Уже совсем темно, и странно и жутко здесь стало. Точно громадное, копошащееся тело, движется и ворочается бульвар. Извивается непомерной змеей, но не тронется с места, обессиленный разложением. Под мертвенными навесами деревьев тускло горят фонари. Или это просто желтые пятна на теле громадной змеи, копошащейся в своем разложении?..

По боковой темной дорожке поспешно уходил он прочь. Толпа и музыка медленно замирали за ним. Уже затихала, немела издыхающая змея. Едва поблескивали фонари – желтые пятна на ее облупившемся теле. Вот и улица. Сонно и уныло на ней. Вслед музыка добрасывает что-то тоскливое, безнадежное, полное мучительных грез. Не надо, не надо. И так обессиливает тоска. Глухо звучали на улице его поспешные шаги.

Навстречу идет проститутка. У нее опухшее, ярко-розовое лицо, заплывшие глаза. Идет, спотыкаясь,— в потертой, неуклюжей кофте. Сергей Иванович прошел мимо, не взглянув на нее. Потом вдруг остановился. Долго смотрел ей вслед. Одиноко и жалко пошатывалась она в дали улицы. Быстро нагнав, он взял ее под руку. Она обернулась, посмотрела ему в лицо, громко и бессмысленно засмеялась. Вместе они подошли к дремавшему возле фонаря извозчику.

Серебристо вспыхнув, скатилась в это время по небу бледная звезда.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 34 ПАХНЕТ ВЕСНОЙ

Из книги Андрей Миронов и Я автора Егорова Татьяна Николаевна

Глава 34 ПАХНЕТ ВЕСНОЙ На двадцать шестом году жизни, в возрасте Анны Карениной, я безжизненно сидела на диване, поджав под себя ноги и укрывшись пледом, безучастно смотрела в окно. Там играли снежинки – с легкостью встречались, расставались, вихрем поднимались вверх и,


8. НА БУЛЬВАРЕ

Из книги Полутораглазый стрелец автора Лившиц Бенедикт Константинович

8. НА БУЛЬВАРЕ Никого, кроме нас… Как пустынна аллея платановая! В эти серые дни на бульвар не приходит никто. Вот — одни, и молчим, безнадежно друг друга обманывая. Мы чужие совсем — в этих темных осенних пальто. Все аллеи как будто устелены шкурою т?гровою… Это — желтое


НА БУЛЬВАРЕ

Из книги Морозные узоры: Стихотворения и письма автора Садовской Борис Александрович

НА БУЛЬВАРЕ Покинув грязный тротуар, Меж звонких конок легким бегом Спешу на праздничный бульвар, Блестящий первым, юным снегом. Вчера, угрюм, как нетопырь, Я здесь бродил, потупя взгляды. Был скучен серый монастырь И туч тоскливые громады. И там, где, озаряя грязь, Рой


V. НА БУЛЬВАРЕ

Из книги Любовь к далекой: поэзия, проза, письма, воспоминания автора Гофман Виктор Викторович

V. НА БУЛЬВАРЕ Зловеще-мертвенный и синий Над городом сгустился пар. Рядами освещенных линий Живет и движется бульвар. Как блеск безжизненного глаза — Просветы каменных домов. Тревожно вспыхивают газы, И черный падает покров… – «Ваш профиль ласковый и тонкий. Он душу


Заклятье весной

Из книги Колымские тетради автора Шаламов Варлам

Заклятье весной Рассейтесь, цветные туманы, Откройте дорогу ко мне В залитые льдами лиманы Моей запоздалой весне. Явись, как любовь — ниоткуда, Упорная, как ледокол. Явись, как заморское чудо, Дробящее лед кулаком! Сияющей и стыдливой, В таежные наши леса, Явись к нам,


ЮБИЛЕЙ НА ТВЕРСКОМ БУЛЬВАРЕ

Из книги Стихи про меня автора Вайль Петр

ЮБИЛЕЙ НА ТВЕРСКОМ БУЛЬВАРЕ Сергей Есенин 1895-1925Письмо матери Ты жива еще, моя старушка? Жив и я. Привет тебе, привет! Пусть струится над твоей избушкой Тот вечерний несказанный свет. Пишут мне, что ты, тая тревогу, Загрустила шибко обо мне, Что ты часто ходишь на дорогу В


Весной в балке

Из книги Там, где всегда ветер автора Романушко Мария Сергеевна

Весной в балке Я первый раз в жизни весной на природе. Снега почти нет, только в каких-то рытвинах и в тени кустов. Теплынь… солнышко… небо без единого облачка.ЗЕМЛЯ – СИНЯЯ ОТ ПОДСНЕЖНИКОВ!…Это поразило и запомнилось на всю жизнь. Поразило так сильно, как если бы я попала


Глава 5 НА НОВИНСКОМ БУЛЬВАРЕ (1906–1922)

Из книги Семейная жизнь Федора Шаляпина: Жена великого певца и ее судьба автора Баранчеева Ирина Николаевна

Глава 5 НА НОВИНСКОМ БУЛЬВАРЕ (1906–1922) Мария Валентиновна была красавицей, обладательницей «незабываемо прекрасных голубых глаз», как вспоминала о ней польская певица Ванда Верминьска. Современники отмечали, что в ее облике было что-то от старообрядок-раскольниц из


Март на Цветном бульваре

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

Март на Цветном бульваре Цветной бульвар… Такой недлинный, А все же нет ему конца. Два долгих шага от Неглинной И до Садового кольца. Цветной неон кинотеатра И снега белая печаль Как будто в середине марта Еще бесчинствует февраль. Вокруг толпа людей похожих, Как будто


Запахло весной

Из книги Химия автора Володарский Александр

Запахло весной В воздухе ощущается весна: потеплело, холод сменился сыростью, через которую иногда пробивается солнце. Коты затеяли брачные игры, белый кот Блондин, совершенно глухой и потому бесстрашный и непоколебимый, и черная Ася в ошейнике словно бы изображают сцены


На французском бульваре

Из книги Чёрная кошка автора Говорухин Станислав Сергеевич

На французском бульваре Одесская киностудия стоит на Французском бульваре, в самом, пожалуй, милом уголке Одессы. Раскинулась на тридцати гектарах в чудесном парке над морем. Вековые платаны, акации, высоченные каштаны. Осенью все дорожки усыпаны шоколадными плодами,


М. Н. Кюнерту («Здесь на Сретенском бульваре…») В альбом

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

М. Н. Кюнерту («Здесь на Сретенском бульваре…») В альбом Здесь на Сретенском бульваре, После двух бутылок пива, Я мечтаю не о Варе, Что колюча как крапива, Нет, в лирическом фасоне Вспоминаю я о Соне!.. 1928 г. 24 апреля.


Весной 45-го в Восточной Пруссии

Из книги Дело всей жизни. Неопубликованное автора Василевский Александр Михайлович

Весной 45-го в Восточной Пруссии Разработка плана. – Два этапа операции. – Памяти Ивана Черняховского. – Развернутая подготовка. – Перед Кенигсбергом. – Наше решение. – Штурм. – Исторический финал. – Имени героев. – Несколько слов о Берлинской операцииВосточная


Весной 1921-го

Из книги Литератор автора Каверин Вениамин Александрович

Весной 1921-го Я помню весенний день 1921 года, когда Горький впервые пригласил к себе молодых петроградских писателей, и меня в их числе. Он жил на Кронверкском, из окон квартиры открывался Александровский парк. Мы вошли и, так как нас было много, долго и неловко рассаживались:


Кисловодск весной

Из книги Воспоминания. Шум времени автора Мандельштам Осип Эмильевич

Кисловодск весной Разные бывают солнца, но такого, как в Кисловодске, нет, кажется, больше нигде. При высшей своей жгучести оно не палит, не жжет, а глубоко, насквозь пронизывает тело радостью…Тоже и кисловодский воздух. Разные бывают воздухи – степной, морской,