Г. Струве. Русская литература в изгнании

Г. Струве. Русская литература в изгнании

<…> У поэтов, воспринявших всего полней завет Адамовича — «поменьше литературности», «отбросьте всякую мишуру», — и потому, как теперь принято считать, всего вернее выразивших «парижскую ноту», было много такого, что роднило их с Георгием Ивановым. Это в первую очередь — Лидия Червинская и Анатолий Штейгер, представители интимной, «дневниковой» поэзии. В статье по поводу стихов Червинской в варшавском еженедельнике «Меч» руководитель пражского «Скита поэтов» А. Л. Бем, критически относившийся к «парижской ноте», писал о «порочном круге», в который заводит эта дневниковая поэзия, и так ее характеризовал:

«Приглушенные интонации, недоуменно-вопросительные обороты, неожиданный афоризм, точно умещающийся в одну-две строки ("все возникает только в боли, все воплощается в тоске"), игра в "скобочки", нарочитая простота словаря и разорванный синтаксис (множество недоговоренных и оборванных строк, обилие вводных предложений, отсюда — любимый знак — тире) — вот почти весь репертуар литературных приемов "дневниковой" поэзии. Выработав литературную манеру, поэзия интимности и простоты неизбежно убивает самое себя. Ибо весь ее смысл был в том, чтобы вырваться из литературщины, даже больше: перестать быть литературой вообще Борьба с красивостью, с литературными условностями кончи лось тем, что "дневниковая " поэзия впала в худшую поэтическую условность — в манерность и позу».

Чтобы не быть голословным, вот одно из характерных (хотя и не лучших) стихотворений Червинской:

Над узкой улицей серея,

Встает, в который раз, рассвет.

Живем — как будто не старея,

Умрем — узнают из газет.

Не все ль равно? Бессмертья нет.

Есть зачарованность разлуки

(Похоже на любовь во сне).

Оттуда ты протянешь руки,

Уже не помня обо мне.

Тема Червинской очень узкая, подчеркнуто личная — тема любви, которая «Не любовь — а только тень от тени / Той, что называется земной». В стихах ее есть несомненная прелесть (есть и умение), но такие стихи в пределе своем — путь к «непоправимо белой странице», к молчанию (к этому в конце концов — в пределе — и звал Адамович).

Гораздо больше и мастерства и своеобразия в области этой интимной поэзии обнаружил Анатолий Штейгер, один из самых молодых поэтов Зарубежья, ведший скитальческую жизнь и скончавшийся в Швейцарии во время войны от туберкулеза. Штейгер нашел свой стиль, свою манеру — его стихи легко отличить от любых других (он имел, однако, некоторое влияние на позднего Георгия Иванова). При всей «дневниковости» этой поэзии, диапазон ее шире, она не однотемна — у Штейгера были разнообразные интересы, в том числе политические (он был активным младороссом), в поэзии его, впрочем, не отразившиеся, была у него большая жадность к жизни (он много лет болел туберкулезом и знал, что обречен). Афористичность его стихов острее и глубже, в стихах его иногда звучит напоминающая Ходасевича ирония (например, в «Кладбище» — написанном в Афинах в I939 году цикле восьмистиший, навеянных блужданием по кладбищу). Вот одно из самых характерных для Штейгера стихотворений — характерных своей сжатостью, своей предельной конденсированностью, своей как бы оборванностью (очень обычный у Штейгера эффект, иногда встречающийся у Ахматовой):

Мы верим книгам, музыке, стихам,

Мы верим снам, которые нам снятся,

Мы верим слову… (Даже тем словам,

Что говорятся в утешенье нам,

Что из окна вагона говорятся)…

(1933)

А вот стихотворение в несколько ином роде, менее субъективное, обращенное к внешнему миру и обнаруживающее способность этот внешний мир с той же четкостью и лаконичностью (напоминающей немного Кузмина) показать — из цикла стихов о Бесарабии, где штейгер провел лето 1939 года:

Две барышни в высоком шарабане,

Верхом за ними двое панычей.

Всё — как в наивно-бытовом романе,

Минувший век до самых мелочей.

И не найти удачней декораций:

Дворянский дом на склоне у реки,

Студент с начала самого «вакаций»,

Фруктовый сад, покосы, мужики.

Но в чём-то всё же скрытая подделка

И вечный страх, что двинется сейчас

По циферблату роковая стрелка…

Уж двадцать лет она щадила нас.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Иван Чонкин и Никита Струве

Из книги Дело № 34840 автора Войнович Владимир Николаевич

Иван Чонкин и Никита Струве Опять вставим маленький комментарий к прежде написанному.Решая в семьдесят третьем году, в каком издательстве печатать «Чонкина», рассматривал я выбор из двух известных мне возможностей: «Посев» и «ИМКА-Пресс». Но у «Посева» было два видимых


РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА В 1841 ГОДУ

Из книги Воспоминания современников о Н. В. Гоголе автора Гоголь Николай Васильевич

РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА В 1841 ГОДУ …А. — …С Гоголя начался русский роман и русская повесть, как с Пушкина началась истинно русская поэзия… Гоголь внес в нашу литературу новые элементы, породил множество подражателей, навел общество на истинное созерцание романа, каким он


РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА В 1843 ГОДУ

Из книги Жизнь и творчество Дмитрия Мережковского автора Мережковский Дмитрий Сергеевич

РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА В 1843 ГОДУ …Со времени выхода в свет «Миргорода» и «Ревизора» русская литература приняла совершенно новое направление. Можно сказать без преувеличения, что Гоголь сделал в русской романической прозе такой же переворот, как Пушкин в поэзии. Тут дело


П. СТРУВЕ СПОР С Д. С. МЕРЕЖКОВСКИМ[193]

Из книги Василий Струве. Его жизнь и научная деятельность автора Литвинова Елизавета Федоровна

П. СТРУВЕ СПОР С Д. С. МЕРЕЖКОВСКИМ[193] I. Первый ответЕсть два вида полемики. Один — полемика ради уничтожения противника. Другой — полемика ради раскрытия всех схождений и расхождений мысли, полемика «по существу».В своем нападении на меня Д. С. Мережковский отдал дань и


ГЛАВА III. ДОМАШНЯЯ ЖИЗНЬ СТРУВЕ

Из книги Воспоминания. Книга третья автора Мандельштам Надежда Яковлевна

ГЛАВА III. ДОМАШНЯЯ ЖИЗНЬ СТРУВЕ Дерптская обсерватория со всеми принадлежащими ей службами и жилыми помещениями обнесена довольно высокой каменной стеной; это придает ей характер мирной обители. В углу довольно обширного двора помещается белокаменный одноэтажный домик


Письма к Глебу Струве

Из книги 99 имен Серебряного века автора Безелянский Юрий Николаевич

Письма к Глебу Струве С Глебом Петровичем Струве (1898–1985) В. В. Набоков был в дружеских отношениях с первых лет эмигрантской жизни: оба они — дети известных русских политических деятелей начала XX века, покинув с родителями революционный Петроград, учились в 1919–1922 гг. в


ШАХ В ИЗГНАНИИ

Из книги Признательные показания. Тринадцать портретов, девять пейзажей и два автопортрета автора Чупринин Сергей Иванович

ШАХ В ИЗГНАНИИ Когда шах покинул Тегеран в середине января 1979 года, я думал, что он направится непосредственно в Соединенные Штаты, где президент Картер предлагал ему политическое убежище. Вместо этого он со своей свитой полетел в Египет по приглашению Анвара Садата. Я не


Из интервью Никиты Струве, главного редактора «Вестника РХД» в Париже (Архангельск, 28-30 сентября 1998 г.)

Из книги И было утро... Воспоминания об отце Александре Мене автора Коллектив авторов

Из интервью Никиты Струве, главного редактора «Вестника РХД» в Париже (Архангельск, 28-30 сентября 1998 г.) На вопрос об отце Александре Мене, его духовном наследии и знакомстве с ним Никита Алексеевич ответил:«У меня не было личного знакомства с отцом Александром или, вернее,


Апостол. (Н.Струве)

Из книги История русского шансона автора Кравчинский Максим Эдуардович


Часть II. «Русская песня — русская история»[10]

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

Часть II. «Русская песня — русская история»[10] Первый русский песенник «У нас тоже были свои „лицедеи“ — скоморохи, свои мейстерзингеры — „калики перехожие“, они разносили по всей стране „лицедейство“ и песни о событиях „великой смуты“, об „Ивашке Болотникове“, о


А. Ф. Струве («Ах, Александр Филиппыч Струве…») Надпись на книге

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 3. С-Я автора Фокин Павел Евгеньевич

А. Ф. Струве («Ах, Александр Филиппыч Струве…») Надпись на книге Ах, Александр Филиппыч Струве, Надолго память уловила Из Вашей азбуки игру «ве», Где вместе Вава и Вавила. Плывет на Вас моя «Прохлада» Не по низинам и канавам, И пусть приятней шоколада На вкус покажется она


СТРУВЕ Петр Бернгардович

Из книги 101 биография русских знаменитостей, которых не было никогда автора Белов Николай Владимирович


Глава 7 РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Из книги автора

Глава 7 РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА Произведения художественной литературы всегда «имеют» своего автора, а вымышленные знаменитости, таким образом, вполне определенное происхождение. Художественная литература объединяет авторские (включая и анонимные) произведения, в отличие