Плотников, Сергей

Плотников, Сергей

1959 (?): родился в поселке Югра Заводоуковского (?) района Тюменской области.

1977-82: университет, физический факультет.

1982-83: преподаватель физики в ПТУ, номера которого не помню.

1983, осень — 1985, весна: служба в армии.

1986 и далее: дальнейшая жизнь, работа научным сотрудником в НИИ Проблем Освоения Севера, семейство и так далее.

Истории.

***

Для начала нужно описать его внешний вид и его причину.

Начнем с причины: году в 1981-м, будучи студентом 4 курса физического факультета он подрабатывал, сторожа по ночам какую-то школу, и ночную скуку разгонял тем, что взялся в школьном же спортзале предаваться всяческой физкультуре при помощи имевшейся там штанги и прочих атлетических снарядов. Ему это дело понравилось, и когда его подработка в школе закончилась уж не знаю по каким причинам, он пошел в клуб тюменских культуристов «Антей» и продолжил свои атлетические занятия там.

И вот и следствия: мышечная его конституция и свойства обмена веществ оказались таковы, что за полтора года этих занятий он из обыкновенного, хотя и довольно крепенького юноши, превратился в человека, грудные мышцы которого, например, были таковы, что когда он, стоя, их напрягал, на грудь его сверху можно было ставить стакан с водкой — и он стоял. При этом он умудрился не выглядеть чудовищем и гориллой — а только хорошо тренированным спортивным молодым человеком, типа вот этого самого дискобола, который в заголовке.

***

Однажды у них в Югре, рассказывал Плотников, еще в годы его отрочества, в 1970-е, образовали клуб «Юный друг милиции» — была в те годы такая мода, я, автор этих строк, тоже помню. Всех более-менее не состоящих на учете в этой самой милиции старшеклассников в него записали, выдали красные повязки и отправили на поселковые танцы — помогать милиции поддерживать порядок. Само собой, рассказывал Плотников, в первый же вечер нам всем навешали там пизды. На следующий день «Юного друга милиции» распустили и образовали «Юного друга пограничника»: от Югры до ближайшей границы хоть три года скачи, не доскачешься, — говорил Плотников, расхаживая по комнате общаги в кальсонах и то и дело подходя к зеркалу, чтобы на них полюбоваться, ибо всякие кальсоны очень любил, и имел их штук пять разных.

***

Еще Плотников очень любил азартные игры на деньги и готов был играть в любую игру от преферанса и самодельной рулетки до орлянки и пристенка. При этом в любой игре — в том же преферансе — он жульничал. При этом он жульничал так. чтобы его на жульничестве сразу ловили. Зачем? Затем, чтобы разгорелся скандал. Чтобы все давай махать руками и кричать что за такие дела в приличном обществе —, а Плотников давай еще больше махать руками, швырять карты на пол и кричать «ни фига», и опять кричать и махать, пока Плотников не соглашался, что хуйню спорол, соглашался заплатить положенный в таких случаях по правилам штраф (в преферансе — «четыре в гору»), после противники Плотникова сидят красные и потные как после банки, градус угара достигает крепостей очень больших, распаленные восторгом азарта и удачей — подловили, голубчики! — противники начинают играть по системе «была не была!», «где наша не пропадала», «кто не рискует, тот не пьет шампанского!» чему Плотников всячески продолжает способствовать, то и дело напоминая. что карта не лошадь, к утру повезет, и что нет пикей, так хуем бей) и тут Плотников, который все для этого и учинил и остался единственным, кто играет по скучным, общеизвестным, но все же верным правилам теории вероятности, в одной партии подсадит зарвавшихся партнеров на 4 копеечки, в другой — вместо двух проигранных копеек, как положено по раскладу, останется с двумя выигранными, из-за того что разгоряченные соперники не желают биться по мелочам, и так, кропотливым и не пропускающим мелочей способом к утренними подсчету всегда остается в итоге в выигрыше. На моей, во-всяком случае, памяти, ни разу не было, чтобы он остался в минусах.

При этом если других мощных картежников, проиграв им раз пять подряд, переставали звать в компанию, то Плотникова звали всегда — так было играть с ним увлекательно и азартно, а что в этот раз проиграл — ну так ведь карта не лошадь!

***

Вот пример, иллюстрирующий силу плотниковского таланта разжигать в людях азарт: благоразумный Евгений Федотов (см.) немалое количество лет проживя в университетском общежитии бок-о-бок с картежниками, и дружа с ними, и живя именно в тех комнатах, где и шла неделями игра от зари до зари, сам тем не менее ни разу за карты не сел, и даже и прикоснуться к ним брезговал:

— Да я лучше пропью на пропой изведу 30 рублей сразу, чем рискну хоть 30 копейками ради такой глупости! — отвечал он всем, пытающимся его втянуть в игру.

Но Плотников его все-таки втянул, и обыграл за ночь на 12 рублей при ставке по 5 копеек за партию — во что? В детскую игру в «чапаева».

В детскую игру, да по копеечной ставке Федотов все-таки не удержался, чтобы не сыгрануть; а проиграв 5 копеек не удержался, чтобы не начать отыгрываться, и опять, и еще, и вынимал из заначек рубли и трояки, и бегал по ночной общаге искать, кто разменяет их на медяки, и к утру у Плотникова этих медяков было полведра.

Из всех игорных истин, с которыми Плотников щедро знакомил своих партнеров, одну он тщательно утаивал, именно следующую: «Не за то отец сына бил, что играл, а за то, что отыгрывался».

***

Еще Плотников любил на деньги — спорить. И готов был спорить — на деньги — всегда и на какую угодно тему — четным или нечетным будет первый автобус, который повернет из-за угла, например. И при этом он тоже жульничал. Однажды, например, по какой-то причине зашел спор, как именно называется следующая за «Динамо» станция в Москве метро: «Аэропорт», на чем стоял я, и как оно и есть в действительности, или же «Аэровокзал», как утверждал Плотников. Естественно, мы сразу же поспорили на пятерку и побежали по комнатам общаги на Семаковке искать, нет ли у кого карты метро.

Нашли.

Плотников тут же схватил ее, свойственным себе зорким взглядом мгновенно узрел истину. и не успел я сказать «Вот видишь», как он возопил:

— Ну, я же тебя говорил! Гони пятерку! Видишь — «Аэропорт»!

— Ты что, охуел? — пробовал возмутиться я. — Это я говорил «Аэропорт»!

— Это ты охуел! — отвечал Плотников, тряся картой, показывая ее всем окружающим и призывая их в свидетели, — Это я говорил «Аэропорт», ты говорил «Аэровокзал»!

Ибо таков он.

***

Выигранные всеми указанными способами деньги Плотников тратил не на пьянку, как это делали остальные университетские картежники (он вообще пил крайне редко и мало), а на разврат. Разврат его был планомерен: выигранные деньги он складывал в специальную банку, и когда количество их в ней достигало некоей, уж не знаю какой, заранее рассчитанной суммы, он деньги вынимал и отправлялся гулять в ресторан «Заря», где у него была компания друзей, с которой он гулял, и где он опять же тратил деньги не на то, чтобы напиться как можно сильней самому, а на угощение девушек. В результате в течение двух лет он восемь раз переболел гонореей.

— Это что! — говорил Плотников. — Там у нас в компании есть один, так у него 16 трипперов было!

— А я так, по мелочи — сокрушался он.

***

Одной из любимых присказок С.Плотникова была фраза «Молодой был — ебаться один раз захотелось». С его подачи, она стала популярной в широких кругах тюменской общественности. Вот история ее происхождения, рассказанная автору этих строк С.Плотниковым самолично.

В 1979 году Плотников болел какой-то опасной для жизни болезнью и лежал в больнице в Москве, чтобы ее излечить. Он лежал не просто в больнице, а в какой-то особой больнице для научных работников, профессоров и академиков, отдельная история, как он в нее проник, она будет рассказана в следующий раз. И вот: лежать в больнице, как известно, скучно, и больные перед сном занимаются, как известно, трепом и рассказами из жизни. А поскольку контингент там лежал, как выше сказано, специфический, треп этот был посвящен по большей части и специфическим темам: инопланетянам, лазерам, звездным войнам, парапсихологии, четвертому измерению и прочим таинственным явлениям бытия, в то время бывшим делом чрезвычайно актуальным и при этом запрещенным. Плотников, тогда — студент второго курса физфака из глухой Тюмени, внимал отверзающимся ему секретным тайнам, как —

И опять же вот: среди всех этих профессоров и академиков, кроме Плотникова был еще один человек, который был здесь лечимым не по чину, а путем тоже видимо, неких тайных ходов. Это был некий кавказский человек лет около тридцати, очень несчастный и печальный обитатель диких гор. В отличие от Плотникова, которой больше, замирая от восторга, слушал, ему тоже хотелось принять участие в беседе, и что-нибудь удивительное рассказать. И он рассказывал. Все, рассказанные им истории, с этой вот фразы и начинались: «А вот, помню, молодой был — один раз ебаться очень захотелось».

И далее следовала история как захотелось — и сделали (рассказчик со товарищи). Но поскольку с девушками у них в горах до свадьбы — ни-ни, родственники узнают — немедленно зарежут, они ебли всевозможную живность: то они раз захотелось — украли у соседа ишака и его —. В другой раз пошли на охоту, захотелось — подстрелили дикую свинью, и пока он еще была жива и билась в конвульсиях, они ее —. Все это осуществлялось не в целях особой извращенности, а исключительно потому, что очень уж хотелось.

Так эти слова и вошли в поговорку.

***

Однажды Плотников взялся читать «Братьев Карамазовых». Читал он их сутки, не отрываясь и чрезвычайно экспрессивно; зрелище было впечатляющее: огромной величины человек ерзает на хлипкой железной кровати, не отрываясь от книги и, то бия кулаком по железной спинке с восклицанием «эх!», то заливаясь краской до ушей, то подпрыгивая на панцирной сетке с криками «ох, стыдоба, стыдоба!», то вскакивая, чтобы пройти нескольку кругов по комнате, отхлебнуть теплой воды из горлышка чайника и припасть к чтению далее. А потом случилось следующее — Плотников откинул книгу в сторону, упал на кровать лицом в подушку и зарыдал. Автор этих строк кинулся к книге, чтобы узнать, какое же место так его проняла, но Плотников вскочил, схватил книгу раньше меня, захлопнул и выкинул в окно, а меня чуть в сердцах не прибил. И больше Достоевского не читал:

— Ну его на хуй, — объяснил он, — Одно расстройство.

***

Вот мнение Плотникова о свойствах разновидностей глистов. По ночам у автора этих строк в те годы от жизни впроголодь по ночам бурчало в животе. Плотников за это меня всячески корил:

— У тебя, не иначе, глисты! — объявлял он. — Солитер! Тебе отдельную тарелку с ложкой выдать нужно, как пидару, с дыркой!

— Чья бы корова мычала! — отвечал я. — У меня глисты есть ли нет ли, неизвестно, а вот ты-то как раз опистрохозный, это всем известно.

— Да ты что? — изумился Плотников. — Ну, ты сказал! Описторх — он же глист благородный!

***

Еще Плотников очень гордился своим носом, который у него был таким, что заставлял вспомнить, что в Сибирь ссылали в свое среди прочих также и пленных горцев в Кавказскую войну.

— Дураки, — говорил Плотников, тем, кто вздумывал насмехаться над его носом, — народной мудрости не знаете: нос горбинкой — хуй дубинкой.

На этом пока все — 16 ноября 1997, 14.17.

Есть много и других историй о Плотникове — да в следующий раз.

Также см. сообщ. «Ямал».

Далее будет описано:

1980: автор этих строк поступает в университет — Плотников уже учится здесь на 4 курсе физического факультета. Знакомство происходит довольно непростым образом:

1981, май: подбивает Юру Зиненко на 42-х дневную голодовку.

М.Немиров и А.Струков, выгнанные с квартиры, которую они снимали на Фабричной улице, поселяются у Федотова в общаге нелегалами.

Тут они и знакомятся с Плотниковым С.

В это время нормы поселения таковы: в комнате 16 кв.м. живут 5 человек. + двое этих, спящих на полу. Да еще голодающий Зиненко. Караул!

Белые ночи с их безумием.

Преферанс еженощно. Артурка совсем сходит с катушек, перестает ходить на пары, не ходит сдавать экзамены— в конце концов приезжает артуркина мама, вырывает из дурной компании, с которой он связался, заставляет сдать-таки все экзамены, после чего увозит с собой дабы впоследствии перевести его учиться в город Куйбышев, нынче Самара.

: 1981, осень — 1982, весна: обитает на Семаковке. Нелегалами у него проживает Е.Федотов и некоторое время М.Немиров Начинает предаваться культуризму, причем заставляет заняться им и Е.Федотова.

: 1982, осень — 1983, весна: его работа педагогом ПТУ. Культуризмом он теперь занимается ежедневно — в «Антее» и ежедневно же, вернувшись оттуда, дома, вовлекя в это дело М.Немирова. Которого приютил приживалом. Следствия культуристических упражнений С. Плотникова: уже к концу 1982-го года он имеет размеры грудных мышц такой величины, что когда он их напрягал, то ежели поставить на них стакан с водой — он стоял.

: В дополнение к описанию внешности можно указать и безумно восторженный взгляд, с которым он восторгом смотрел на все подряд.

: Нежелание его служить в рядах советской армии, и способы, применявшиеся им с целью от этого дела увильнуть.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ПАРАМОНОВ СЕРГЕЙ

Из книги Как уходили кумиры. Последние дни и часы народных любимцев автора Раззаков Федор

ПАРАМОНОВ СЕРГЕЙ ПАРАМОНОВ СЕРГЕЙ (бывший солист Большого детского хора Гостелерадио СССР; скончался от правосторонней пневмонии 15 мая 1998 года на 37-м году жизни).Рассказывает М. Марголис: «Умирал Сережа мучительно. Последние сутки к телефону уже не подходил.


СТОЛЯРОВ СЕРГЕЙ

Из книги Во имя Родины. Рассказы о челябинцах — Героях и дважды Героях Советского Союза автора Ушаков Александр Прокопьевич

СТОЛЯРОВ СЕРГЕЙ СТОЛЯРОВ СЕРГЕЙ (актер театра, кино: «Цирк» (1936), «Руслан и Людмила» (1939), «Василиса Прекрасная» (1940), «Гибель „Орла“ (1941), „Кащей Бессмертный“ (1945), „Голубые дороги“ (1948), „Далеко от Москвы“ (1950), „Садко“ (1953), „Илья Муромец“ (1956), „Тайна двух океанов“ (1957),


СУПОНЕВ СЕРГЕЙ

Из книги Звездные трагедии автора Раззаков Федор

СУПОНЕВ СЕРГЕЙ СУПОНЕВ СЕРГЕЙ (телеведущий, руководитель Дирекции развлекательного и детского вещания ОРТ; трагически погиб – разбился на снегоходе – 8 декабря 2001 года на 39-м году жизни).Трагедия произошла в небольшой тверской деревушке Едимново, где у Супонева была


ТИХОНОВ СЕРГЕЙ

Из книги С Антарктидой — только на "Вы": Записки летчика Полярной авиации автора Карпий Василий Михайлович

ТИХОНОВ СЕРГЕЙ ТИХОНОВ СЕРГЕЙ (актер кино: «Деловые люди» (1963), «Сказка о Мальчише-Кибальчише» (1965), «Дубравка» (1968); погиб в самом начале 70-х).Сережа Тихонов был самым популярным актером-подростком в 60-е годы. Несмотря на то, что снялся он всего лишь в трех фильмах, однако два


ПЛОТНИКОВ Александр Григорьевич

Из книги Большая Тюменская энциклопедия (О Тюмени и о ее тюменщиках) автора Немиров Мирослав Маратович

ПЛОТНИКОВ Александр Григорьевич Александр Григорьевич Плотников родился в 1916 году в деревне Плотниково Каргапольского района Курганской области в крестьянской семье. Русский. Окончил школу ФЗО Златоустовского машиностроительного завода имени В. И. Ленина. Работал


Неистовый Сергей Сергей ПАРАДЖАНОВ

Из книги Кумиры. Тайны гибели автора Раззаков Федор

Неистовый Сергей Сергей ПАРАДЖАНОВ В 1973 году на экраны Советского Союза вышел фильм Сергея Параджанова «Цвет граната». Но он продержался в прокате всего лишь несколько месяцев, после чего был снят. Повод был серьезный – в декабре 1973 года Параджанова арестовали. За что?


Плотников и его эпопея

Из книги А мы служили на крейсерах автора Васильев Борис

Плотников и его эпопея Началась зимовка. Трудная, затяжная... В составе авиагруппы оставались десять человек: руководитель полетов Анатолий Головачев, авиатехники Анатолий Межевых и Николай Ларичкин, слесарь Алексей Кисов, тракторист Василий Боженков, инженер по ГСМ


Плотников, Игорь

Из книги Триумвират. Творческие биографии писателей-фантастов Генри Лайон Олди, Андрея Валентинова, Марины и Сергея Дяченко автора Андреева Юлия

Плотников, Игорь 1982-87: университет, английский язык;1987: работа переводчиком в разных местах, в настоящий момент — в Казахстане, в прославленной компании «Датч-Шелл», которая там разрабатывает нефтяное месторождение Тенгиз.Известны делавшиеся им переводы русских


Плотников

Из книги Пугачёвочка. Концерт в четырёх частях автора Стефанович Александр Борисович

Плотников «Четыре письма, два разговора и два заключения». Здравствуй, милая моя. Уже три недели, как мы в море. Потихоньку привыкаю, только укачиваюсь немножко. Качает сильно, почти все время на ходу, на якоре не стоим, сильный ветер, волны, полетов нет. Конечно многое


Сергей

Из книги Есенин глазами женщин автора Биографии и мемуары Коллектив авторов --

Сергей За пеленой тумана Успех – это труд, которому повезло. О’Cанчес Но вернемся в Москву, где Сергей Дяченко, ничего не зная о Марине, жадно учился во ВГИКе, писал свои первые сценарии, совмещая это с научной работой в Институте медицинской генетики АМН СССР. Билет ВГИКа


Сережа, Сергей, Сергей Михайлович

Из книги Владимир Высоцкий. Сто друзей и недругов автора Передрий Андрей Феликсович

Сережа, Сергей, Сергей Михайлович Когда я мысленно перебираю все свои встречи с ним и его творческую жизнь, передо мной встают как бы три разных Эйзенштейна.Первый — это Сережа Эйзенштейн, мальчик с огромной стриженой головой, бегавший аз коротеньких штанишках.Второй —


Глава двадцатая Валерий Плотников

Из книги Золотые звезды курганцев автора Устюжанин Геннадий Павлович

Глава двадцатая Валерий Плотников Еще об одном нашем друге следует рассказать особо. Это знаменитый фотограф Валерий Плотников. Именно он создал две фотосессии Аллы в образе одинокой женщины с ребенком. Маленькая Кристина играла в этом важную роль. Первую серию снимков


Ты в уме, Сергей?

Из книги автора

Ты в уме, Сергей? Май двадцать четвертого. Квартира Сахаровых. Я все еще связана с этим жильем. Сижу у себя, гоню – надо бы кончить до родов – свой «негритянский» перевод. Меня перебивают на полуфразе: входит Есенин с Александром Михайловичем.Я встаю. Сергей развалился в


ПЛОТНИКОВ Александр Григорьевич

Из книги автора

ПЛОТНИКОВ Александр Григорьевич Александр Григорьевич Плотников родился в 1916 году в деревне Плотниковой Каргапольского района Курганской области в семье крестьянина. По национальности русский. Кандидат в члены КПСС с 1941 года.После окончания семилетки в селе Кирово