Военный совет в Смоленске

Военный совет в Смоленске

25 июля (6 августа) состоялся военный совет, на котором присутствовали Барклай-де-Толли и князь Багратион, великий князь Константин Павлович, начальники штабов армий генералы А. П. Ермолов и граф Э. Ф. Сен-При, генерал-квартирмейстеры 1-й армии — полковник К. Ф. Толь и 2-й армии — генерал М. С. Вистицкий 2-й, а также полковник Вольцоген, который после отъезда императора остался в должности дежурного штаб-офицера при Барклае-де-Толли.

Генерал И. Ф. Паскевич, командовавший тогда бригадой в 7-м пехотном корпусе генерала Раевского, рассказывает:

«В Смоленске созван был Военный совет. <…> Полковник Толь первый подал мнение, чтобы, пользуясь разделением французских корпусов, расположенных от Витебска до Могилева, атаковать центр их временных квартир, сделав движение большей частью сил наших к местечку Рудне. Хотя сначала намеревались было ожидать неприятеля под Смоленском и действовать сообразно сего движения, но как между тем получено было известие, что против нашего правого фланга неприятель выдвинул корпус вице-короля Итальянского с кавалерией, то и решились, по мнению полковника Толя, идти атаковать его, полагая, что и вся армия Наполеона там находится» [1. С. 90].

Д. П. Бутурлин также утверждает, что именно полковник Толь «предложил, чтобы, пользуясь разделением французских корпусов, немедленно атаковать центр их временных квартир, обратив главную громаду российских сил к местечку Рудне. Он представил, что, действуя с быстротою, должно надеяться легко разорвать неприятельскую линию» [33. С. 206]. По словам этого военного историка, «мнение сие, одобренное цесаревичем и князем Багратионом, принято было всеми единодушно. В самом деле, оно представляло самые очевидные выгоды» [33. С. 201].

Генерал М. И. Богданович уточняет:

«Еще до созвания совета Толь подал Барклаю-де-Толли записку, в которой, изложив необходимость воспользоваться благоприятными обстоятельствами для перехода к наступательным действиям, предлагал двинуться быстро и решительно по дороге, ведущей через Рудню к Витебску: действуя таким образом, можно было, по мнению Толя, разобщить неприятельскую армию на две отдельные части, занять между ними центральное положение и разбить их порознь сосредоточенными силами. Последствия показали, что мы не имели тогда верных сведений ни о числе наполеоновых войск, ни о расположении их, и потому весьма трудно судить, какую степень вероятности успеха представлял план, предложенный Толем. Осторожный, хладнокровный Барклай, хотя и считал неприятеля слабейшим и более растянутым, нежели как было в действительности, однако же оставался убежденным, что тогда еще не настало время к решительному противодействию войскам Наполеона. С другой стороны, Барклаю было известно общее жаркое желание войск и начальников их — помериться с неприятелем и положить предел успехам его. Сам государь изъявлял ему надежду свою, что соединение наших армий будет началом решительного оборота военных действий» [19. С. 224].

Как видим, Барклай-де-Толли находился под сильным давлением, в том числе и самого императора Александра. Понятно, что мнение последнего всегда и во всем было решающим и ослушаться было практически невозможно. При этом подчеркнем еще раз: Барклай-де-Толли «оставался убежденным, что тогда еще не настало время к решительному противодействию войскам Наполеона» [19. С. 224].

Между тем император Александр писал Михаилу Богдановичу:

«Я не могу умолчать, что хотя, по многим причинам и обстоятельствам, при начатии военных действий нужно было оставить пределы нашей земли, однако же не иначе как с прискорбием должен был видеть, что сии отступательные движения продолжались до Смоленска. С великим удовольствием слышу я уверения ваши о хорошем состоянии наших войск, о воинственном духе и пылком их желании сражаться. Не менее доволен также опытами отличной их храбрости во всех бывших доселе битвах и терпеливостью, оказанною ими во всех многотрудных и долгих маршах.

Вы развязаны во всех ваших действиях, без всякого препятствия, а потому и надеюсь я, что вы не пропустите ничего к пресечению намерений неприятельских и к нанесению ему всевозможного вреда…

Я с нетерпением ожидаю известий о ваших наступательных движениях, которые, по словам вашим, почитаю теперь уже начатыми» [19. С. 224–225].

Фактически это был приказ наступать, и никак иначе слова императора понимать невозможно.

Генерал М. И. Богданович констатирует:

«Таким образом, Барклай находился в самом затруднительном положении: с одной стороны — собственное убеждение в невозможности противостоять сильнейшему противнику побуждало его уклоняться от решительной с ним встречи; с другой — все окружавшие его, вся армия, вся Россия и, в челе ее, сам государь, требовали, чтобы наши армии заслонили от врага родную землю. Оставаясь в бездействии у Смоленска, невозможно было остановить дальнейшее нашествие французов.

Таковы были обстоятельства, заставившие Барклая-де-Толли при объяснении с Толем изъявить, против собственного убеждения, готовность свою предпринять наступление, но не иначе, как обеспечивая сообщение войск со Смоленском и не подвергаясь опасности быть атакованным с обеих сторон. Для этого, по мнению Барклая, следовало, оставив 2-ю армию у Смоленска для прикрытия Московской дороги, двинуть 1-ю против левого крыла неприятельской армии, овладеть пространством между Суражем и Велижем и занять его отрядом генерала Винценгероде. Когда же Первая армия таким образом утвердится на фланге неприятеля, тогда войска обеих армий должны были направиться к Рудне и действовать сосредоточенными силами» [19. С. 225–226].

22 июля (3 августа) Барклай-де-Толли писал императору:

«Я намерен идти вперед и атаковать ближайший из неприятельских корпусов, как мне кажется, корпус Нея, у Рудни. Впрочем, по-видимому, неприятель готовится обойти меня с правого фланга корпусом, расположенным у Поречья» [19. С. 226].

На военном совете 25 июля (6 августа) полковник Вольцоген предложил укрепить по возможности Смоленск и ждать в нем французов. Это предложение явно не согласовывалось с общим мнением о том, что у Смоленска не было выгодной оборонительной позиции.

Богданович подчеркивает:

«За исключением Вольцогена, всегдашнего поборника отступления, и самого Барютая-де-Толли, все члены совета желали решительных наступательных действий, и потому положено было идти соединенными силами на центр неприятельского расположения, к Рудне» [19. С. 226].

В заключение Михаил Богданович сказал:

«Мы будем иметь дело с предприимчивым противником, который не упустит никакого случая обойти нас и через то вырвать из наших рук победу» [19. С. 227].

A. Г. Тартаковский утверждает, что «в результате горячих дебатов» Барклаю-де-Толли «был навязан тот способ действий, который в глубине души он не одобрял» [132. С. 55].

А вот биограф князя Багратиона Е. В. Анисимов четко указывает на то, что «идея движения на Рудню принадлежала Багратиону» [5. С. 554]. И еще он отмечает, что Барклай-де-Толли в тот момент «явно нервничал» [5. С. 555].

B. И. Левенштерн, служивший в 1812 году адъютантом Михаила Богдановича и пользовавшийся его большой доверенностью, потом рассказывал:

«Я никогда не замечал у Барклая такого внутреннего волнения, как тогда; он боролся с самим собою: он сознавал возможные выгоды предприятия, но чувствовал и сопряженные с ним опасности» [5. С. 555].

Все это явно противоречит утверждению Е. В. Тарле о том, что Михаил Богданович «решил предупредить нападение на Смоленск и сам двинул было авангард в Рудню, но почти сейчас же отменил приказ» [131. С. 114].

На самом деле, не сам решил и не сам двинул. Как пишет профессор Е. Н. Щепкин, «военный совет старших начальников единодушно высказался теперь за наступление, и Барклай, вопреки собственному убеждению, согласился… <…> начать движение к Рудне» [154. С. 187]. Историк Н. А. Троицкий развивает и дополняет эту мысль: «Барклай принял мнение совета, но “с условием не отходить от Смоленска более трех переходов” — на случай, если Наполеон попытается отрезать русские войска от Смоленска» [136. С. 106].

Тем временем Багратион все никак не мог успокоиться. Раздраженный всем, что делает Барклай-де-Толли, он писал Ф. В. Ростопчину в конце июля:

«Между нами сказать, я никакой власти не имею над министром (Барклаем-де-Толли. — С. Н.), хотя и старше я его. Государь по отъезде своем не оставил никакого указа на случай соединения, кому командовать обеими армиями, и по сей самой причине он, яко министр… Бог его ведает, что он из нас хочет сделать: миллион перемен в минуту, и мы, назад и вбок шатавшись, кроме мозолей на ногах и усталости, ничего хорошего не приобрели» [56. С. 73].

В своей горячности он шел и еще дальше, пытаясь обвинять в военных неудачах самого императора:

«От государя ни слова не имеем, нас совсем бросил. Барклай говорит, что государь ему запретил давать решительные сражения, и все убегает. По-моему, видно государю угодно, чтобы вся Россия была занята неприятелем. Я же думаю, [что], русский и природный царь должен наступательный быть, а не оборонительный» [56. С. 98].

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава XI.  Решение Корнилова атаковать Екатеринодар. Бои 29, 30 марта. Смерть полковника Неженцева. Последний военный совет в жизни Корнилова. Его смерть утром 31 марта

Из книги Ледяной поход (Воспоминания 1918 года) автора Богаевский Африкан Петрович

Глава XI.  Решение Корнилова атаковать Екатеринодар. Бои 29, 30 марта. Смерть полковника Неженцева. Последний военный совет в жизни Корнилова. Его смерть утром 31 марта Сравнительная легкость, с какой моей бригаде удалось разбить и отбросить большевиков, наступавших 27 марта


Глава 27. ЭПИЛОГ. ВОЕННЫЙ СОВЕТ

Из книги Военный летчик: Воспоминания автора Прендес Альваро

Глава 27. ЭПИЛОГ. ВОЕННЫЙ СОВЕТ Время неумолимо бежит.И вновь я оказываюсь в военной разведке. Но здесь уже кое-что изменилось: обращение стало более мягким, еда получше. Нам даже дают ложку для супа. Мы стали терпимее друг к другу, и многие тщательно готовятся к заседанию


Глава II Военный совет Главного командования сухопутных войск

Из книги Неповторимое. Книга 6 автора Варенников Валентин Иванович

Глава II Военный совет Главного командования сухопутных войск Состав Военного совета и его приверженность. Не на обочине, а в центре событий. Участие Военного совета в решении проблем. Заявление съезду народных депутатов. Участие в политической жизни страны. Поездки, и не


Обращение русского комитета в Смоленске от 27 декабря 1942 г. к бойцам и командирам Красной армии, ко всему русскому народу и другим народам Советского Союза

Из книги Генерал Власов: Русские и немцы между Гитлером и Сталиным автора Фрёлих Сергей Борисович

Обращение русского комитета в Смоленске от 27 декабря 1942 г. к бойцам и командирам Красной армии, ко всему русскому народу и другим народам Советского Союза Друзья и братья!БОЛЬШЕВИЗМ — ВРАГ РУССКОГО НАРОДА! Неисчислимые бедствия принес он нашей Родине и, наконец, вовлек


Военный совет в Витебске

Из книги Барклай-де-Толли автора Нечаев Сергей Юрьевич

Военный совет в Витебске В этой непростой ситуации Барклай-де-Толли собрал военный совет.На нем генерал А. П. Ермолов сказал:«Нас спасает одно обстоятельство — фронт позиции прикрыт Лучесою, которую перейти в брод довольно трудно. Пока неприятель будет отыскивать броды,


Военный Совет

Из книги Когда усталая подлодка... автора Люлин Виталий Александрович

Военный Совет Старенький фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов не гнушался посоветоваться со своим генералитетом и офицерами помладше перед принятием решения на сражение.Посоветовался фельдмаршал с подчиненными в Филях, и так надрал задницу императору Наполеону,


XVII Учителя. В.А.Лидин. Миша и Хамченко. Выставка в Смоленске

Из книги Вооруженные силы Юга России. Январь 1919 г. – март 1920 г. автора Деникин Антон Иванович

XVII Учителя. В.А.Лидин. Миша и Хамченко. Выставка в Смоленске Наша жизнь в Петербурге, временами за границей, не мешала мне заботиться о моей школе, следить за ней и постоянно вносить в нее разные улучшения. Я никогда не упускала ее из виду и, где бы я ни была, продолжала


XXXIII Дом на Английской набережной. Лазарет в Смоленске

Из книги Маршалы и генсеки автора Зенькович Николай Александрович

XXXIII Дом на Английской набережной. Лазарет в Смоленске *[98] Мой дом в Петербурге, по Английской набережной, с июля 1914 года, т.е. с начала войны, был занят солдатами. До войны главную часть дома занимало Суворинское театральное училище, но как вышло, что училище в один


Глава XXV. Военный совет. Мой отъезд. Константинопольская драма

Из книги Джон Кеннеди. Рыжий принц Америки автора Петров Дмитрий

Глава XXV. Военный совет. Мой отъезд. Константинопольская драма О том, что происходило на Военном совете, я узнал лишь много времени спустя. Я думаю, что тогда и генерал Кутепов, и я не вполне верно оценивали добровольческие настроения.Приведу описание этих событий,


Глава 4 ВОЕННЫЙ СОВЕТ

Из книги Корабли атакуют с полей автора Фрейберг Евгений Николаевич

Глава 4 ВОЕННЫЙ СОВЕТ «Заговор маршалов» 1937 года благодаря односторонней трактовке в прессе и исторической литературе и по сей день воспринимается массовым сознанием как сфальсифицированная в узком кругу тайная расправа Сталина над невинными жертвами. Однако такой


Глава первая. Военный совет

Из книги Генерал Алексеев автора Цветков Василий Жанович

Глава первая. Военный совет 1В штате Массачусетс есть тихие места. Одно из них — городок Хианнис-Порт, что на мысе Кейп-Код, где Атлантика и романтика, и пляжи, и волны, и яхты… И где всерьез, а не с бухты-барахты Джон, Бобби и Тэдди гонялись когда-то на лодках, и каждый из них


Военный совет

Из книги Аннапурна автора Эрцог Морис

Военный совет На штабном пароходе «Капитан Маматов» собрались начальники дивизионов. Высокий, жилистый Леонтьев, всегда спокойный и выдержанный, явился первым. На маленькой шлюпке, с одним матросом, подгрёб плотный и суровый начальник четвёртого дивизиона Водоватов.


3. «Перевод в строй»: командование 13-м армейским корпусом, жизнь в Смоленске

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

3. «Перевод в строй»: командование 13-м армейским корпусом, жизнь в Смоленске Период 1908—1913 гг. не являлся для Михаила Васильевича безоблачным в служебном отношении и в карьерном росте. В 1911 г. он был награжден орденом Святого Владимира 2-й степени. Но отношения с военным


Военный совет

Из книги автора

Военный совет Анг-Таркэ разливает нам целые реки кофе. Жара давит. Солнце сверкает нестерпимо, но в общую палатку, где мы собрались, сквозь стенки проникает приятный зеленоватый свет.Лица сосредоточенны. Как бы ни шутил Ляшеналь, я чувствую, что смех и веселье маскируют