Глава 3. Позор математики

Глава 3. Позор математики

Математика — не церемониальный марш по гладкой дороге, а путешествие по незнакомой местности, где исследователи часто рискуют заблудиться. Строгость должна стать указанием для историка о том, что данная местность нанесена на карту, а настоящие исследователи отправились дальше.

У.С. Энглин

«С тех пор, как я еще мальчиком впервые столкнулся с Великой теоремой Ферма, она стала моим увлечением на всю жизнь, — вспоминает Эндрю Уайлс, и его дрогнувший голос выдает тот трепет, с которым он относится к этой задаче. — Я обнаружил, что эта проблема оставалась нерешенной на протяжении трех столетий. Не думаю, чтобы многие из моих школьных друзей подхватили математическую лихорадку, поэтому я не стал обсуждать проблему Ферма с моими одногодками. Но мой учитель математики сам занимался исследованиями, и он дал мне книгу по теории чисел, из которой я почерпнул кое-какие указания относительно того, как приступить к решению проблемы. Прежде всего я решил (и принял это в качестве исходной гипотезы), что Ферма не мог знать намного больше математики, чем я. И я попытался найти его утерянное доказательство, используя те разделы математики, которые мог использовать он сам».

Уайлс был наивным ребенком, преисполненным честолюбивых замыслов, который мечтал достичь успеха там, где потерпели неудачу поколения математиков. Кому-нибудь другому такое намерение могло бы показаться глупой мечтой, но юный Эндрю был совершенно прав, полагая, что он, двенадцатилетний школьник, живущий в XX веке, знает математику в ничуть не меньшем объеме, чем Пьер де Ферма — гений, живший в XVII веке. В своей наивности он действительно мог наткнуться на доказательство, которое пропустили Другие, более искушенные, математики.

Но, несмотря на весь энтузиазм Эндрю, все его попытки доказать Великую теорему Ферма неизменно оканчивались неудачей.

Изрядно поломав голову и подробнейшим образом изучив школьные учебники, он не сумел добиться ничего. После года бесплодных поисков Эндрю решил изменить стратегию и попытаться извлечь что-нибудь полезное для себя из ошибок известных математиков. История Великой теоремы Ферма была необычайно романтичной. Много людей размышляли над ней, и не один великий математик в прошлом пытался доказать ее и потерпел неудачу, отчего Великая проблема становилась все большим вызовом и все большей тайной. «Многие математики XVIII и XIX веков. пытались самыми различными способами доказать Великую теорему Ферма, и я, мальчишка, решил изучить все эти методы и понять, что делали великие математики прошлого».

Юный Уайлс принялся изучать методы всех, кто когда-либо делал серьезную попытку доказать Великую теорему Ферма. И начал он с изучения трудов одного из наиболее плодовитых математиков в истории, которому удалось осуществить первый прорыв в битве с Великой теоремой Ферма.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

20 ПРЕДЕЛЫ МАТЕМАТИКИ

Из книги Чаплыгин автора Гумилевский Лев Иванович

20 ПРЕДЕЛЫ МАТЕМАТИКИ Как сердцу высказать себя? Другому как понять тебя? Поймет ли он, чем ты живешь? Мысль изреченная есть ложь. Тютчев Чаплыгин обладал умом необыкновенным. Но ученикам его и современникам, пораженным необъяснимой мощью этого ума, не удалось ясно и


V Позор отца Георгия

Из книги Сама жизнь автора Трауберг Наталья Леонидовна

V Позор отца Георгия Теперь напомню, что «мы», как правило, -люди позора. Не грязи, тем более – злобы или той самой аномии, которая цветет «под землей». Это уже отыграли; всем видно, что «выйти за стан» можно не только к Христу. Помню, отец Станислав Добровольские тщетно


АРЕСТЫ В КИЕВЕ. ПОЗОР ЛИЦЕМЕРНОЙ ЛИРЕ!

Из книги Леся Украинка автора Костенко Анатоль

АРЕСТЫ В КИЕВЕ. ПОЗОР ЛИЦЕМЕРНОЙ ЛИРЕ! Не очень-то приветливо встретил Лесю родной край. Тяжелая утрата в Софии, а вслед за нею смерть бабушки Елизаветы Ивановны в Гадяче, утомительная дорога со многими пересадками — все это пошатнуло и без того слабое здоровье. К тому же


«СТЫД! ПОЗОР!»

Из книги Я пел с Тосканини автора Вальденго Джузеппе

«СТЫД! ПОЗОР!» Прошло некоторое время, и я уже думал, что Тосканини изменил свои намерения относительно оперы, как вдруг однажды во время репетиции в «Метрополитен» мне позвонил Вальтер и сказал, что маэстро ждет меня в Эн-Би-Си в 13 часов, он хочет срочно поговорить со мной.


IX Смерть отца и мой двойной позор

Из книги Моя жизнь автора Ганди Мохандас Карамчанд

IX Смерть отца и мой двойной позор Мне шел шестнадцатый год. Отец мой был прикован к постели: у него, как я уже говорил, был свищ. Ухаживали за ним главным образом мать, старая служанка и я. На мне лежали обязанности сиделки, которые в основном сводились к тому, что я делал отцу


Глава XIII КРЕПОСТНИЧЕСТВО — ПОЗОР РОССИИ

Из книги Воронцов автора Удовик Вячеслав Афанасьевич

Глава XIII КРЕПОСТНИЧЕСТВО — ПОЗОР РОССИИ И Александр Романович, и Семен Романович Воронцовы были противниками крепостного права. М. С. Воронцов унаследовал взгляды отца и дяди. Он говорил, что существование крепостничества в христианской России является позором. При


3. Математики

Из книги Книга 1. На рубеже двух столетий автора Белый Андрей

3. Математики Математики — наибольшие революционеры в сфере абстракций — оказывались наиплотнейшими бытовиками, что на моем языке значило: скучными людьми, лишенными воображенья в практической жизни; быт жизни берется математиком вполне «напрокат», как мебель черт


Глава 1 Гордость семьи и ее позор

Из книги Приключения Конан Дойла автора Миллер Рассел

Глава 1 Гордость семьи и ее позор ПО СТРАННОЙ ИРОНИИ СУДЬБЫ в Эдинбурге, где в Старом городе родился сэр Артур Конан Дойл (разумеется, задолго до того, как этот район был снесен), и по сей день нет памятника писателю, но зато стоит памятник его герою, знаменитому Шерлоку


23. ПОЗОР

Из книги Непримиримость. Повесть об Иосифе Варейкисе автора Хотимский Борис Исаакович

23. ПОЗОР Четыре неприветливых стены. Неуютная койка. Надежно запертая дверь. Над головой — потолок в причудливых бликах от неяркой лампочки. Нет простора в камере, нет свободы.Михаил Артемьевич, не в силах успокоиться и совладать с собой, шагает из угла в угол — по


Глава 6 Майор Лавров, преподаватель математики

Из книги За нашу и вашу свободу: Повесть о Ярославе Домбровском автора Славин Лев Исаевич

Глава 6 Майор Лавров, преподаватель математики Знал Ярослав имя и другого человека, прикосновенного к «Современнику» и чьими статьями он зачитывался: Чернышевский. В этих статьях звучали проповедь социализма и призыв к борьбе с произволом.Но и Некрасов, и Чернышевский,


«Позор для поэта»

Из книги Тайные гастроли. Ленинградская биография Владимира Высоцкого автора Годованник Лев

«Позор для поэта» Или об особенностях человеческого восприятия История про несостоявшийся концерт Высоцкого в Агрофизическом институте на этом могла бы закончиться, когда бы не непредсказуемый характер пытавшегося его организовать Сергея Мелещенко. Во время общения


Глава VIII. Доктор прикладной математики

Из книги Путь ученого автора Осипов Осип Миронович

Глава VIII. Доктор прикладной математики Николай Егорович торопливо шел по узкой, занесенной снегом улице. Фонари тускло светили сквозь медленно падающий снег. Задумавшись, он свернул на Садовую к знакомым воротам, но тут остановился и засмеялся:— Ах, ах, я и позабыл!


«Новогодний позор»

Из книги «Волчьи стаи» во Второй мировой. Легендарные субмарины Третьего рейха автора Громов Алекс

«Новогодний позор» Приоритет в перехвате конвоев был отдан подводным лодкам после неудачной атаки надводных кораблей на конвой JW-51B. Этот конвой вышел из Лох-Ю в СССР 22 декабря 1942 г. В его состав входило 14 торговых судов, которые везли 202 танка, 2046 прочих транспортных


Провал после триумфа, или Польский позор

Из книги Владислав Третьяк. Легенда №20 автора Раззаков Федор

Провал после триумфа, или Польский позор 23 марта 1976 года завершился чемпионат Советского Союза по хоккею. Впервые после семилетнего перерыва (1969) чемпионом стала моя любимая команда — московский «Спартак» под руководством Николая Карпова. Вот я радовался: ходил по


Дважды отец и… Венский позор

Из книги автора

Дважды отец и… Венский позор В декабре 1976 года в Москве проходили игры на Приз газеты «Известия». В воротах сборной СССР стояли Третьяк (три игры) и Сидельников (одна игра). Наш герой пропустил 8 шайб (больше всего шайб — четыре — влетело в его ворота в игре против