«Я знаю, как печальны звезды…»

«Я знаю, как печальны звезды…»

Я знаю, как печальны звезды

В тоске бессонной по ночам

И как многопудовый воздух

Тяжёл для слабого плеча.

Я знаю, что в тоске слабея,

Мне тёмных сил не одолеть.

Что жить во много раз труднее,

Чем добровольно умереть.

И в счастье — призрачном и зыбком,

Когда в тумане голова,

Я знаю цену всем улыбкам

И обещающим словам.

Я знаю, что не греют блёстки

Чужого яркого огня;

Что холодок, сухой и жесткий

Всегда преследует меня…

Но мир таинственно светлеет,

И жизнь становится легка,

Когда, скользя, обхватит шею

Худая детская рука.

9 — II — 1932

Из сборника «Окна на север» (Париж, 1939)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Я не знаю конца

Из книги Моя жизнь автора Пиаф Эдит

Я не знаю конца С того дня, когда я сказала «да», до той минуты, Когда православный священник возложил на наши головы свадебные венцы, меня не покидала мучительная тревога.Я буквально пришла в паническое состояние, когда Тео сказал: «Я должен попросить у отца разрешения на


«Помчат нас вперед от звезды до звезды…»

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

«Помчат нас вперед от звезды до звезды…» Поэтыпесенники всегда были люди богатые, ущербные и обидчивые. Они знали, что настоящие стихотворцы, такие как Пастернак, Ахматова или Заболоцкий, к ним относятся без всякого уважения, считая их тексты не имеющими ничего общего с


«Я знаю, какие трудности стоят передо мной, но знаю и то, какое… задание доверено мне и моим товарищам»

Из книги По следам легенды автора Корнешов Лев Константинович

«Я знаю, какие трудности стоят передо мной, но знаю и то, какое… задание доверено мне и моим товарищам» Свою группу Олекса формировал, готовил тщательно, обращая особое внимание на отработку действий в боевой обстановке, в тылу у фашистов. Там хоть и родные места, но засели


Я не знаю

Из книги В свете старого софита автора Романушко Мария Сергеевна

Я не знаю Я не знаю, для кого я пишу свои книги.Да и может ли об этом знать цветок, цветущий посреди безлюдного острова?…А вдруг – никто его и не сорвёт? Даже и не увидит… И не ощутит его аромата.А вдруг – никто их и не прочтёт, мои книги? А кто-то прочтёт – да не поймёт. Не


«Помчат нас вперед от звезды до звезды...»

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

«Помчат нас вперед от звезды до звезды...» Не знаю, как сейчас, а тогда поэты-песенники были люди богатые, ущербные и обидчивые. Они знали, что настоящие стихотворцы, такие как Пастернак, Ахматова или Заболоцкий, к ним относятся без всякого уважения, считая их тексты не


«Помчат нас вперед от звезды до звезды…»

Из книги Жизнь и необычайные приключения писателя Войновича (рассказанные им самим) автора Войнович Владимир Николаевич

«Помчат нас вперед от звезды до звезды…» Не знаю, как сейчас, а тогда поэты-песенники были люди богатые, ущербные и обидчивые. Они знали, что настоящие стихотворцы, такие как Пастернак, Ахматова или Заболоцкий, к ним относятся без всякого уважения, считая их тексты не


«Я знаю, что это — ты…»

Из книги Марина Влади, обаятельная «колдунья» автора Сушко Юрий Михайлович

«Я знаю, что это — ты…» Поэт — а слово долго не стареет — Сказал: «Россия, Лета, Лорелея…» Россия — это ты, и Лета, где мечты. Но Лорелея — нет! Ты — это ты! В. Высоцкий Дома она пристально, с неосознанной и невнятной ревностью сравнивала портреты Лики Мизиновой со своими


С. А. Долгополова «Как взрослые печальны…»

Из книги Дедушка, Grand-pere, Grandfather… Воспоминания внуков и внучек о дедушках, знаменитых и не очень, с винтажными фотографиями XIX – XX веков автора Лаврентьева Елена Владимировна

С. А. Долгополова «Как взрослые печальны…» «От долгой с вами заочной жизни я от вас отвык. Поэтому в гости вас приглашаю дышать свежим воздухом и жить в саду. Но сердца моего с вами делить не буду», — так написал своим детям 84-летний дед Моисей за три года до смерти. Из


"Знаю, знаю — в доме каменном…"

Из книги Ольга. Запретный дневник автора Берггольц Ольга Федоровна

"Знаю, знаю — в доме каменном…" Знаю, знаю — в доме каменном Судят, рядят, говорят О душе моей о пламенной,         Заточить ее хотят. За страдание за правое, За неписаных друзей Мне окно присудят ржавое, Часового у


"Не знаю, не знаю, живу — и не знаю…"

Из книги Легкое бремя автора Киссин Самуил Викторович

"Не знаю, не знаю, живу — и не знаю…" Не знаю, не знаю, живу — и не знаю, когда же успею, когда запою в средине лазурную, черную с края, заветную, лучшую песню мою. Такую желанную всеми, такую еще неизвестную спела бы я, чтоб люди на землю упали, тоскуя, а встали с земли —


«И не печальны и не сча стливы…»[29]

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

«И не печальны и не счастливы…»[29] И не печальны и не счастливы Идут стопой тяжелой дни. Зачем так рано все погасли вы, Мои вечерние огни? И в темной комнате заброшенной, Прижав горячий лоб к стеклу, Смотрю в лицо я тьме непрошеной, Напрасно вглядываюсь в мглу. Неясных


«Помчат нас вперед от звезды до звезды…»

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

«Помчат нас вперед от звезды до звезды…» Поэты-песенники всегда были люди богатые, ущербные и обидчивые. Они знали, что настоящие стихотворцы, такие как Пастернак, Ахматова или Заболоцкий, к ним относятся без всякого уважения, считая их тексты не имеющими ничего общего с


«А я не знаю, где она…»

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

«А я не знаю, где она…» А я не знаю, где она, Та золотая середина, Которая для всех едина И потому всегда верна. Мне только крайности нужны! Не закричу, не буду плакать, Когда я буду в пропасть падать Из поднебесной вышины. Я эти крайности свяжу Своим, как ливень, зыбким


17. «Это он, – его я голос знаю…»

Из книги Три женщины, три судьбы автора Чайковская Ирина Исааковна

17. «Это он, – его я голос знаю…» Это он, – его я голос знаю, — Это он, Лициний милый мой. В полумгле его я различаю Стройный стан с кудрявой головой. Это он… Луна горит на небе, Освещая древний Фебы храм. Помолюсь несущей стрелы Фебе, Помолюсь ведущим в бой богам. О, когда б


17. «Это он, – его я голос знаю…»

Из книги автора

17. «Это он, – его я голос знаю…» Это он, – его я голос знаю, — Это он, Лициний милый мой. В полумгле его я различаю Стройный стан с кудрявой головой. Это он… Луна горит на небе, Освещая древний Фебы храм. Помолюсь несущей стрелы Фебе, Помолюсь ведущим в бой богам. О, когда б


3.6. А я и не знаю, где ты и с кем

Из книги автора

3.6. А я и не знаю, где ты и с кем В книге Янгфельдта практически впервые в маяковсковедении уделено подобающее место человеку, связь с которым стала для Лили Брик одним из побудительных мотивов к разрыву с Маяковским. Это имя уже упоминалось — Александр Краснощеков, в