«Облокотясь на подоконник…»

«Облокотясь на подоконник…»

Облокотясь на подоконник,

Сквозь сине-дымчатый туман

Смотрю, как идолопоклонник,

На вьющийся аэроплан.

И вслед стальной бесстрашной птице

Покорно тянется рука.

И хочется в слезах молиться

Ей, канувшей за облака.

А в безвоздушном океане,

В такой же предвечерний час

В большие трубы марсиане

Спокойно наблюдают нас.

И видят светлые планеты

И недоступные миры

Случайной, выдуманной кем-то,

Нечеловеческой игры.

И вот, седым векам на смену

Из голубых далёких стран

Веселый Линдберг с Чемберленом

Перелетели океан.

И уж, быть может, страшно близок

Блаженный и прекрасный час,

Когда раздастся дерзкий вызов

Кому-то, бросившему нас;

Когда могучей силой чисел

Под громким лозунгом: «Вперед»,

Желанья дерзкие превысив,

Земля ускорит свой полет;

И, как тяжелый, темный слиток,

Чертя условную черту,

Сорвётся со своей орбиты

В бесформенную пустоту[12].

10 — VI — 1927

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Ханс-Ульрих Трайхель МОЯ ГРАНИЦА — ПОДОКОННИК © Перевод М. Зоркая

Из книги Минуя границы. Писатели из Восточной и Западной Германии вспоминают автора Грасс Гюнтер

Ханс-Ульрих Трайхель МОЯ ГРАНИЦА — ПОДОКОННИК © Перевод М. Зоркая 1А у меня границей был подоконник, где стояла свеча для Восточной зоны. Свечи были красные, опоясанная надписями вроде: «Свет для той стороны» или «На три части — никогда!»[11] Я часто сидел у окна со свечой,